Мои университеты

Fritz Morgen Fritz
Morgen

Колебать ли треножник

14 февраля 2011 00:01
Беззащитное эго писателя может толкать его на глупые выходки. Но кто мы такие, чтобы осуждать его?
Кто агрессивнее всех в Живом Журнале?

Конечно же, писатели. Хороший писатель — крайне ранимое существо, писателя может обидеть каждый. Обидеть невзначай, не желая задеть: просто отпустив циничную шутку о какой-нибудь строчке из его труда.

Если писатель воспримет эту шутку как плевок в лицо — а очень часто именно так писатели шуточки о своих трудах и воспринимают — ответ последует незамедлительно. Хлесткий, язвительный, злой, сильно сдобренный отборной матерщиной. Глагол в тренированной руке писателя — оружие серьезное.

Вот, например, февральский случай. Подробно про него можно прочесть вот здесь, а я кратко изложу самую суть.

Леонид Бершидский имел наглость скривить губы в улыбке над «микроскопическими трусиками», которые носила героиня нового романа Николая Ускова. Казалось бы — какая мелочь. Пусть не читает, если не нравится… Ан нет.

Усков незамедлительно плеснул в свой блог стакан концентрированной ненависти (ссылка). Если убрать из двух абзацев, сгенерированных Усковым, незначимые слова, останется вот что:

«Бершидский мудило. Мудило. Уебаны несут хуйню. Мудило. Выпиздовали. Мудило. Мудилами. Хуевая. Хуевый сайт.

Мудило. "Микроскопические трусики". Задрот. Уебитесь. Задротам. Выпить яду».

Спрашивается — откуда же столько ненависти? Неужели нельзя было пожать плечами и забыть? Или даже посмеяться вместе с Бершидским?

Объясню. Когда у писателя выходит книга, он испытывает состояние чистой, незамутненной радости. В этом состоянии душа писателя выползает из привычного панциря наружу и беззащитно улыбается во внешний мир. Поэтому когда к писателю подходит его друг или хороший знакомый, от которого писатель не ожидает агрессии, и вытирает о душу писателя свои грязные сапоги… ну, вы меня поняли.

Я ни в коем случае не готов осуждать Ускова за невыдержанность. Скажу больше: печальные страницы моей памяти говорят мне, что на месте Ускова я бы реагировал бы на критику примерно так же. То есть, возможно, я и удержался бы от необдуманных постов, но кровавые мальчики в моих глазах заплясали бы наверняка.

Конечно, писательская ярость разнообразит нашу жизнь и обогощает наш язык новыми мемами. Например, крылатая фраза «а у него только кедики и хуй», произнесенная одним из авторов «Русского Пионера», вряд ли изгладится из нашей памяти даже через десятилетия.

Но… нужно ли барахтаться во всей этой грязи самому писателю?

В наших интернетах считается, что честный блогер должен непременно быть открытым. Считается, что превращать свой блог в «банно-прачечный комбинат» — место, в котором критиков банят, а их комментарии стирают — занятие, недостойное настоящего мужчины. Считается, что блогер должен встречать летящие в него комья грязи непременно с открытым забралом. Считается, что блог с премодерацией комментариев называться блогом не может.

Поэтому, например, многие блогеры снисходительно относятся к писателю Сергею Лукьяненко, который в 2008-м году после серьезного конфликта с читателями забросил открытый блог doctor-livsy и завел себе новый, тщательно огороженный от неприятных комментариев аккаунт.

Когда-то, грешным делом, упрекал Лукьяненко в закрытости и я. Сейчас, однако, я считаю, что Лукьяненко поступил совершенно правильно.

Нельзя упрекать пианиста за нежелание участвовать в пьяных потасовках. Пианист не может позволить себе рисковать пальцами — главным своим рабочим инструментом. Наоборот: только трус будет портить свои пальцы исключительно ради того, чтобы не упасть в глазах собутыльников.

Пойду еще дальше. Я считаю, что критика писателям не нужна. По крайней мере, блогокритика: критика в комментариях.

Как показывает опыт (ссылка), «докопаться» можно абсолютно до любого текста, было бы желание. При этом 95% «критики» будет находиться на уровне «а по-моему, ты говно», «мне не понравилось» или «смотрите как смешно, он написал трусики, ололо».

Известный исследователь феномена психологии писателя Михаил Литвак считает, что единственный правильный критик — это сам писатель. «Ты сам свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд. Ты им доволен ли, взыскательный художник?».

После полученных мной четырехсот тысяч комментариев на мои статьи в Живом Журнале, я вынужден с Михаилом Литваком согласиться. Или я позволяю толпе плевать на мой алтарь и в детской резвости колебать мой треножник исключительно за пределами моего блога. Или же я превращаюсь в нервное, забитое существо со всклоченными волосами, с визгом взвивающееся от каждого косого взгляда в мою сторону.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям