Работа пионера

Любимая история для папы

Елена Селезнева Елена Селезнева
2.5
( 2 голоса )
20 июля в 12:33
 
    В тот день, мы ехали в автобусе с «Ягодки». «Ягодкой» - в те времена называли дачные поселки, хотя и сейчас в некоторых частях нашей родины осталось такое название дач. Автобус был представителем, тех же времен, скрипучие сиденья, обтянутые дерматином, железные ручки на спинках кресел, множество бабуль с тюками и ведрами. И как вы понимаете, автобус был полностью загружен пассажирами.  Родитель мой, Михаил Борисович усадил меня на сиденье, а сам как истинный джентльмен, уступил место рядом со мной женщине с поклажей из ведер и тюка. Женщина была средних лет и с радостью присела со мной. Я же в то время росла совсем не закомплексованным ребенком, и поздоровавшись с тетей, стала рассматривать пейзаж за окном. В детстве я любила, да и сейчас люблю смотреть в окно двигающегося транспорта, мечтать и наслаждаться красотой пейзажа, проплывающего мимо. Болтая ногами и разглядывая картинки за окном, я периодически поглядывала на бутылки в моей корзинке, бутылки были из-под кефира и ряженки (кто-то помнит еще такие, времен СССР). Бутылки были плотно обернуты толстой бумагой, чтобы не было видно, что в них находиться.  Я взяла одну, и приоткрыла слегка бумагу сбоку, так чтобы только мне было видно, что там происходит. Любопытно рассматривая жизнь в бутылке, и разговаривая с ней, я заинтриговала тетеньку, сидевшую рядом. Она спросила - «Девочка, а что там у тебя в бутылке? С кем ты разговариваешь?»  Я резко развернув бумагу, протянула бутылку прямо к ее лицу и громко заявила – «Головастики!!!».  Тетенька отпрянула от бутылки и заулыбалась. (Головастиков мы с Михаилом Борисовичем наловили на пруду.) Тогда любопытство тетеньки начало с большей вероятностью увеличиваться, и она спросила – «А что у тебя в другой бутылке?» Я с молниеносной скоростью радостного ребенка и с мыслями о том, что кого-то как и меня тоже интересует подводная жизнь, быстро схватила бутылку, сорвала  бумагу и сунула тетеньке под нос. Увидев, что было в бутылке, тетенька с криком и воплями подскочила и бросилась в конец автобуса. Я же резюмировала «Большая Лягуха», моя хорошая большая лягуха». Надо сказать, что лягуха представляла собой распластанный и увеличенный за счет стекла бутылки, экспонат «Кунсткамеры». Сейчас наверно я и сама бы испугалась, но после всего этого, мой Михаил Борисович заулыбался только мне. Эта история очень нравится моему родителю Михаилу Борисовичу, и она еще не раз была и будет пересказана родне, как пример детской раскрепощённости, воли и желанию познать мир. 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента