Колонка читателя

Совсем скоро.

Марина Маленко Марина Маленко
2.2
( 5 голосов )
28 октября в 00:08
 
Таня с самого начала не верила в существование Деда Мороза. - Какой такой Дед? Откуда ему взяться? Да еще и одновременно попасть во все нашего города?! Глупости! – фыркала Таня, держа в руке стеклянную сосульку и потягиваясь на табуретке, чтобы повесить игрушку на самый верх ёлки, поближе к Звезде. - Повесь на нижнюю ветку. Разобьешь! – предупредила мама. Сосулька тотчас выпала из детских рук и с тонким звоном рассыпалась под ёлкой. Таня с восхищением смотрела с табуретки на красно-золотое крошево. - Мамочка, а давай соберем эти блестки и ты сделаешь мне «хрустальные туфельки» к бальному платью – прошептала она, сползая вниз. - Не выдумывай! – отрезала мама, отогнала Таньку веником от ёлки, чтобы не порезалась, собрала драгоценные осколки в совок и ушла в кухню, печь пироги. Таня потопталась возле ёлки, поправляя развешенных картонных рыб, шары с «дождиком» внутри, накинула зеленую пузырчатую мишуру и села возле окна. Солнце висело над домами как блин – круглое и как будто в масле. Дорога, тротуары, козырьки крыш – все было белое и пушистое от снега. А воздух был сине-голубой и плотный как бумага, и звенел. Его можно было резать ножом и подавать на стол вместо торта, обсыпав ледяной крошкой. - Мам, а Дед Мороз как попадает в дома? – крикнула Таня маме в кухню. - Через балкон! – крикнула мама в ответ. Балконная дверь была подоткнута ватой и старым покрывалом, а все щелочки на оконных рамах сверху были сперва замазаны тонкими серыми колбасками асбеста и еще заклеены полосками из старых простыней. Таня сама размачивала асбестовые пластинки в тазике с теплой водой, потом между ладошек скручивала колбаску – ну как будто ты колбаску для пельменей готовишь – и прижимала руками колбаску к холодной раме. А старые простыни они с мамой сперва разрывали на тоненькие полоски, а потом макали их в тарелочку с клейстером и приклеивали поверх колбасок. Получалось очень красиво и тепло. Клейстер варила мама. - Фу, какая параша! – кривилась Таня. - А ты знаешь, что эту «парашу» люди в войну ели, чтобы выжить. На вот, попробуй. – Мама дула на ложку и подносила Тане ко рту. - Как?! – округляла глаза Таня – Как ели? - Так и ели. Ну, пробуй. Это же вода и мука. – Улыбалась мама. - Как ели? Это же невкусно! – говорила Таня. - Невкусно – соглашалась мама. – Но другого ничего не было. Картошку ели гнилую, картофельные очистки варили. Особенно в Ленинграде, когда шла Блокада. И мама рассказывала про Блокаду, про девочку Таню Савичеву, которая осталась совсем одна. И Таня, настоящая Таня, пробовала на вкус клейстер и ей становилось страшно – престрашно: а вдруг снова Война! А рамы запечатывали все вместе! Мама мыла окна, а Таня с папой туже клеили колбаски и полоски. Мама и папа были совсем молодые и все время смеялись. Таня очень любила, когда они делали что-то все вместе. И она на всю жизнь запомнила, что когда они вместе, то за окном обязательно светит солнце, а доме тепло, и пироги. - Да как же Дед Мороз войдет через балкон – он же запечатан! – не унималась Таня. - Ну в форточку залетит! – крикнула мама. - Ну тогда я форточку сделаю пошире и буду наблюдать, из своей комнаты. Таня открыла форточку, пустив в квартиру холодный плотный воздух и встала возле батареи, на которой сохли «снежки». Потрогала пальцем тугие комочки из бумаги – не просохли? – и вбежала к маме в кухню. - Мамочка! А давай стекляшки от сосульки приклеим на снежки! Ты даже не представляешь, как это будет красиво – задохнулась от восторга Таня. - Угомонись! Ты обрежешь себе руки! Таня заглянула в помойное ведро. Там тускло посверкивали осколки. - Но снег должен блестеть! - Будет блестеть твой снег. – Пообещала мама. – На вот, намажь маслом сочень! - И протянула Тане гусиное крылышко. Таня макала крылышком в топленое масло и вазюкала им по тестяной лепешке. - Скажи, а где папа? Он ушел переодеваться в Деда Мороза? А все папы так делают? – Таня закончила вазюканье и сыпала теперь сверху корицу перемешенную с сахаром. - Просто той зимой, ну, которая уже была, и приходил Дед Мороз, я отогнула его бороду, и там был папа! – Таня пододвигала маме лепешки и она их ловко скручивала в тугие рулетики и выкладывала на противень и чуть изгибала. Получался красивый рогалик. Таня стояла рядом и своей маленькой ручкой трусила поверх рогаликов сахар, чтобы получилась красивая румяная корочка. - Ну, понимаешь, Дед Мороз – он же один. А детей много. Вот тогда папы приходят к нему на помощь. Но в следующий раз к тебе обязательно придет самый настоящий Дед Мороз. – Заверила Таню мама и отправила противень с рогаликами в духовку. - Ну-ну, хмыкнула Таня и заглянула в ванную. Там, в тазу с марганцовкой лежала марля. И в тазу в зеленкой тоже лежала марля. Она была какая-то грустная эта марля. Унылый кусок тряпки. Который медленно окрашивался в необходимый цвет. Таня сунула палец поочередно в оба таза и утопила марлю. - Мам! А ты точно успеешь сделать платье? – заволновалась Таня. – Может я пойду в синей юбке? - Вот новости! Ты пойдешь в красивом платье. Это праздник. – Мама подошла сзади к Тане и обняла ее за плечи. - Может не надо? Все равно приз не дадут. Дадут Катьке опять. Или Женьке. Они принцессами нарядятся. И у них будут «хрустальные туфельки». Мамочка, пожалуйста, сделай мне такие. Это же просто: намажь клеем чешки и приклей те стекляшечки от сосульки! – Таня горестно вздохнула и скосила глаза на марлю, которая медленно шла ко дну. - Иди к себе – устало сказала мама – почитай книгу и немного поспи. А потом ты проснешься, увидишь, что Дед Мороз принес тебе под ёлку подарок. - Только ты форточку не закрывай! Утром Таня высунула нос из-под одеяла и восхищенно ахнула: на плечиках на дверце шкафа висело Платье Принцессы. Оно было совершенно белого цвета. А подол был расшит огромными малиновыми розами в окружении зеленых листочков. А на груди были такие же розы, только помельче. Эти розы были до скрипа накрахмалены и были какими-то торжественными и важными. И еще одна роза была приготовлена для украшения головы – как корона. - Как красиво – прошептала Таня. Они спешили в школу, мама и Таня. Таня была укутана в мамину шаль. Под шапкой были – о чудо! – бигуди, которые должны были превратить Таню из обыкновенной девочки в Принцессу. Мама несла на плечиках Платье. В классе уже всех переодевали. Пять снежинок, две белки, три зайчика, Королева Ночи. Катька была наряжена «В куклу». Новый гэдээровский костюмчик «в клетку», прическа сэссон завита в тугие кудри и закреплена заколкой. На Женьку мама напяливала «хрустальные» чешки. Один из осколков отклеился вдруг и впился женькиной маме в палец. Таня стояла рядом и смотрела, как медленно и густо мамженина кровь капает на чешки, и пол, и что-то еще. Катька победно вздернула нос, сверкнула зелеными как крыжовник глазами и подошла к Тане близко-близко: - Ну, а у тебя какой костюм? - Костюм Розы –почему-то испугалась Таня и вцепилась в мамину руку с платьем на плечиках. - Хм, это из какой сказки? Не знаю я такого костюма! – и, цокая диковенными туфлями на каблуках, двинулась в спортивный зал к школьной Ёлке. - Мамочка, а из какой я сказки? – Таня поправляла свои тоненькие кудри рукой, а мама застегивала пуговицы на спине платья – Дед Мороз обязательно спросит меня, ну, если решит, что мой костюм самый лучший, из какой я сказки? - Скажи, что ты Роза из сказки «Соловей и Роза» - учила мама, натягивая на танины кудри «корону». - Так ведь никто не знает такой сказки! – ахнула Таня. - Вот и хорошо! – отрезала мама, и они с Таней тоже заспешили в спортивный зал. И вместе с ними по лестнице спешили шахматные королевы, медвежата, гусары и рыцари, принцессы, снежинки и белочки. Когда Таня, вошла в зал, ей казалось, что все смотрят только на нее. И было очень страшно, потому что «корона» то и дело сползала с волос, и Таня придерживала ее рукой, и искала глазами маму в толпе. А потом играли в какие-то дурацкие игры. А потом всем выдавали мешки с подарками. А потом Таня выросла. Она многое забыла из того, что было с ней. Она запомнила хорошо только самые важные вещи. Хорошо бывает только дома. Новый год – это запах картона, мандаринов и шоколадных конфет. Зимой должно быть холодно и много снега. Каштановые кудри и «хрустальные туфельки» не гарантируют тебе обещанный приз. А счастье – оно в мелочах. В том, как ты сыплешь сахар на плюшки, а рядом смеется мама.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента