Проза пионера

ИЗ ЖИЗНИ КИТАЙЦЕВ

Борис Старостин Борис Старостин
22 марта в 21:41
 
ИЗ ЖИЗНИ КИТАЙЦЕВ Моя остановка всегда была полна людей. Они были такие разные: толстые, худые, пожилые,молодые , пьяные и трезвые, одетые по погоде или нет. Люди разного блеска в глазах, разных взглядов на жизнь, с разными мечтами... Хотя людей на остановке было много, но говорили из них единицы, остальные стояли молча и смотрели кто куда, главное не смотреть на окружающих. В наше время, сколько бы ты не работал, как бы ты не жил, но личный транспорт был только у Партийных. Остальные ждали общественного транспорта - он весь был по одной цене и только и доступен настоящему гражданину Поднебесной, самой щедрой и духовной, океану мудрости - нашей Стране. Скрип тормозов. Толпа заносит меня вглубь душного вагона. Я привык к тому, что примерно 20 минут приходится стоять на одной ноге. Рядом со мной две бабушки - лет семьдесят и под девяносто, видимо, мама и дочь, они тоже стоят на одной ноге - в поликлинику, наверное едут. В Поднебесной очень важно вовремя, очень рано вставать, так Великий Вождь заботится о здоровье нас и наших бабушек. В классе тишина, как и во всей школе(ненавижу тишину!).Я сидел рядом с другом детства, Ромой. Он был низкого роста, с яркими зелеными глазами, густыми бровями и длинными ресницами. От него вечно пахло чесноком - в нашей Великой и Могучей Поднебесной Стране, чеснок был доступным и полезным продуктом , который мы принимали вместо дурацких противоестественных уколов. Наши семьи дружили. Наши мамы, когда-то ,в течении пятнадцати лет, сидели вместе за столом во время обеда. Моя мама учила играть меня на фортепиано, но потом власти изъяли у нас инструмент, но мама продолжила учить меня, нарисовав полную фортепианную клавиатуру на длинном куске обоев. С тех пор тот лист бумаги был моим основным развлечением дома. Когда учитель отвернулся Мишка толкнул меня и сказал : - Мы нашли еще двух парней. Один играет на альте, другой на трубе.- Прошептал он. - Еще люди. Ты уверен что им можно доверять? Нас и так слишком много, вдруг кто то заметит нас. - Не, нормальные ребята, они знают на что идут. Один сам нас нашел, а второго я нашел. Играть умеют. - Если что, ты будешь виноват! Ладно, сегодня собираемся как обычно? - Да, после школы. Тебе влетит, мы сегодня планировали играть допоздна. - Нет, мои родители будут дома поздно, главное помыть посуду и никто ничего не заметит. - Тишина на последних партах! - Прогремел голос учителя. Я учился в шестом трудовом классе, и через год у меня выпускной. У меня уже есть направление на работу, на какой-то завод в другой город, есть место у станка, даже знаю, что я буду делать - я буду делать рукоятки для винтовок. Ромка же учился намного лучше , в свои пятнадцать он имел направление на завод оптических прицелов, я завидовал ему. Учились мы с шести часов утра, до семи часов дня. До нашего "убежища" было около двух часов ходьбы. Ходили мы по одному, что бы не привлекать внимания. "Убежище" находится в старой части города, там, где был раньше бунт против Честной и Справедливой Власти. Там где зародился мерзкий непатриотизм, и там где пожар уничтожил почти все а Вежливые Солдаты Вождя отрезали головы всем негодяям. Но это было давно, я тогда был еще очень маленьким. "Убежищем" было здание бывшего музея литературы. Здание на половину обрушилось, но вторая часть вполне подходила для наших нужд. Мы собирались на втором этаже в просторной комнате для просмотра документальных фильмов. Когда мы нашли эту комнату там стояло только одно пианино. Этого нам было мало и общими усилиями мы нашли в здании еще несколько скрипок, пару альтов и остальные инструменты. Вроде в одном крыле этого вражьего здания была музыкальная школа,здесь мы нашли огромную картотеку музыкальных произведений классиков, но и этого нам было достаточно. *** Я пришел в наше "убежище" один из первых. В общей сложности нас было около дюжины человек, многие были детьми странных родителей, мы все были и самоучки. Партийный закон запретил искусство, но отчего-то хотелось нам заниматься музыкой. В течении получаса все были в сборе, даже двое новеньких пришли. Все взяли инструменты. Первым тишину нарушил Рома: - Познакомьтесь, Это Игорь и Валя, они теперь будут с нами. Игорь играет на альте, а Валя играет на трубе. Давайте примем их в наш коллектив, надеюсь конфликтов не будет. - Нас и так слишком много, зачем еще двоих привел! - воскликнул кто- то из ребят. - Они тоже хотят заниматься! Потому они и здесь! Если кому-то что-то не нравится - все знают тропу до ближайшей остановки ! Неловкое молчание повисло в зале. - Так, на прошлой неделе я всем раздал ноты. Надеюсь все подготовились! Музыка медленно наполняла комнату, все были сосредоточенны. Рома дирижировал. С каждой минутой музыка становилась все громче и громче, и вот она уже оглушала нас, мелодия ломала тишину вокруг нас и заполняла все вокруг. Она заполняла нас, и вызывала эмоции, новые и непознанные до этого момента. Но вдруг мелодия оборвалась, но я машинально играл дальше, и только через минуту заметил, что играю только я. Одна девочка плакала, она играла на альте. Она плакала сидя на полу. Ее пытались успокоить, но у них не получалось... Я тоже хотел плакать... Но не мог...
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента