Работа пионера

Хроники весенней энтропии

Константин Кондитеров Константин Кондитеров
4.33
( 3 голоса )
15 мая в 09:08
 
Белка
 
Высоких помыслов исполнен был кобель,
к пушистой подбегая белке.
А белка забралась на ель.
Как белки мелки!
 
Не видно их почти среди ветвей.
А вдруг он жизнь всю мечтал о ней,
ворочался в бессоннице ночами,
звенел в дверях железными ключами?
Пуст коридор и комнаты пусты.
Где моя белка? Белка, где же ты?
 
На кухне грузный шкаф и строй тарелок.
А за окном так много разных белок.
Там есть рептилии и птички и коровки.
Породистые есть и полукровки.
Мычат они, щебечут и шипят,
и все прекрасны с головы до пят,
как ледяной родник во время зноя
или смартфон в период мезозоя.
 
А вот живут же кролики и рыбы!
Так жить могли и мы бы,
когда бы нас не окружали ели.
Нет, в самом деле, ели надоели!
Только захочешь подружиться с белкой,
становится она внезапно мелкой.
И смотрит свысока, издалека
на твою личность, как на дурака.
 
А ты стоишь, прям как простолюдин.
Но у тебя приёмчик есть один,
отточенный на жизненном пути,
отполированный. И белке не уйти.
 
 
47. Лабиринт
 
Мой инвентарный номер – три.
Живу в шкафу прямоугольном.
Здесь пауки, богатыри,
Роман Абрамыч, дядя Коля
разложены по номерам.
В шкафу соседнем с верхней полки
горланят птицы по утрам,
а с нижней ночью воют волки.
Архив, живём в котором мы,
непознаваем бесконечен.
В нём залы света, залы тьмы,
залы молчанья, залы речи
по лабиринту галерей
расположились хаотично.
Здесь окон нет, здесь нет дверей,
что для тюрьмы симптоматично.
Здесь иногда из-за угла 
вдруг вынырнет протуберанец,
адмиралтейская игла,
скульптурный царственный засранец
на постаменте промелькнёт,
химера вылезет из ниши.
Здесь лабиринт упрямо гнёт
прямые линии. Здесь дышит
в шкафах дубовых инвентарь,
врастая в древесину полок.
Здесь ищет выхода бунтарь –
романтик. Век его недолог.
Он выход в выдохе найдёт.
Забудет он родную полку,
как мимолётный эпизод.
А нам мешают в самоволку
исчезнуть наши номера
в реестре, клейма и привычки.
В любой из полок есть дыра.
Сквозь дыры ходят электрички.
В дубовых стенах щели есть.
Деньжата взяв с собой и ксиву,
в соседний шкаф можно пролезть.
В шкафу соседнем так красиво!
           ___
 
Скажи, пожалуйста, нам, Лёха,
стал почему ты ходуном?
Что ищешь ты в шкафу далёком?
Что бросил ты в шкафу родном?
Куда несут тебя ходули?
Зачем похерил ты дела?
Какие в черепе гаргульи
твоём раскинули крыла?
Ты был парнишка настоящий.
Тебя любили пять девиц.
Зачем ты наш покинул ящик?
Ну ладно, был бы ты Штирлиц
и защищал шкаф наш от козней
потустороннего врага!
Ну, был бы ты, к примеру, Познер
паблик релейшенза слуга!
Ну, был бы ты певцом балета
или науки торгашом
или прославленным атлетом!
Зачем из шкафа ты ушёл,
скажи, пожалуйста, нам, Лёха?
Ответь народу, Алексей,
ужель тебе жилось так плохо
в коробке №8 сей?
           ___
 
Говорят, есть шкафы, где никто не пылится,
где привольно и долго живёт инвентарь.
Там на полках сияют счастливые лица,
мудрецы соблюдают каноны, как встарь.
Говорят, что в шкафу №1040
перевозят таксисты бесплатно людей,
всем дают развесёлые фермеры творог,
и вакцины там есть от заразных идей.
Говорят, что в шкафу триллион дробь четыре
ходят голые люди, не зная про срам.
Там гнездятся в ветвях перелётные гири,
ниспадая на головы сонным ослам.
Есть шкафы, про которые нам неизвестно
ничего. Но мы очень хотели бы знать;
может быть, там светло и тепло и не тесно,
и на тамошних полках одна только знать.
 
Я сквозь тайную щель тихо выберусь завтра,
и уйду навсегда в лабиринт галерей.
Устремится за мной следом тень Минотавра
всё бесшумней, всё ближе ко мне, всё быстрей.
 
 
Матрёна
 
Сказал осведомлённый
философ Потебня:
"Давай выпьем, Матрёна,
за то, что всё — фигня".
 
Гонялись в небе дроны
за самкой соловья.
Ответила Матрёна
философу: "А я?"
 
 
Сюзанна
 
Жил Гаврила в оре, гаме,
спорах, ссорах, битие.
Начал делать оригами.
Стало лучше бытие.
Потом снова ссоры, споры,
резня после пития.
Он прочистил в бане поры.
Вырос индекс бытия.
 
Надо эту диатрибу
развернуть и обобщить.
Но пришла Сюзанна в платье,
вдохновенья порвав нить,
ранга, облика и сана
мудреца меня лишив.
Но напомнила Сюзанна,
что я, вроде, ещё жив.
 
С органов стяхнув катарис,
членами вновь шевелю.
И за это благодарность 
я Сюзанне объявлю.
Заключу без промедленья
с нею вечный конкордат.
Выдам ей постановленье
с занесением в мандат.
 
А Гаврила пусть отныне
сочиняет сам себя.
Я ж к Сюзанне, словно к дыне,
взоры обращу, любя.
Всем сейчас не до Гаврилы.
На повестке дня — весна.
Пробуждаются гориллы.
Клетка вирусу тесна.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента