Блог ведет Ринат Барабуллин

Ринат Барабуллин Ринат
Барабуллин

Все спят на Японском острове

25 февраля в 06:14
Все спят на Японском острове Хасюсушикусю
  
  
Ночь. Все спят на Японском острове Хасюсушикусю. Не спит лишь Конья - жена самурая Бонья. Она трясёт мужа за плечо и ласково говорит прямо в его ошалелые (но закрытые!) глаза: "О, великий самурай Бонья! О, мой благородный муж! Мне что-то не спится. А тебе, вижу, всё равно. Словно и не цветёт сакура у реки. Ты мог бы тоже не спать и ласкать мой слух рассказами о своих подвигах. Мог бы принести мне пива Асахи или просто воды в фирменном стакане для пива Асахи. Ты мог бы принести мне тёплого молока в фирменной кружке для пива Саппоро или просто воды. Но ты спишь. Твоё кимоно спит. От горя сакура сбрасывает свои цветы в бурные воды реки. Их уносит в долину, где бедные трудолюбивые крестьяне пытаются вырастить рис. Но лепестки сакуры забивают ирригационные каналы. Голод придёт на остров Хасюсушикусю."
   
Мудрая Конья - жена самурая Бонья - привстаёт на ложе и вновь обращается к мужу: "Иди, смелый самурай Боня! Звони по Скайпу мудрейшему Сэнсэю Ёнья, что никогда не спит в далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн - столице нашего острова Хасюсушикусю. Звони ему в журнал Поезда, где мудрейший работает над улучшением пропускной способности железных дорог. Предложи мудрейшему сенсаю Ёнья свой новый план по спасению рисовых полей от упавших цветков сакуры."
  
Но не слышит слова жены спящий Бонья.  Ему снятся железные дороги и поезда в далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн. Сакура за окном роняет свои цветки. Ночь. Все спят на Японском острове Хасюсушикусю. Не спит лишь Конья - жена самурая Бонья. 

Столица острова Хасюсушикусю  город Синкансэн находится совсем на другом острове. Так получилось. И плыть туда в хорошую погоду шесть часов, а в плохую - два дня. Можно дождаться зимы и пойти в столицу пешком по льду. Но никто никогда так не поступал. 

В далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн в редакции журнала Поезда сидит и не спит мудрейший Сэнсэй Ёнья. Он думает, как же улучшить работу железных дорог. Ёнья рассматривает фотографии поездов, как бы взвешивает в руке крепёжные клинья, которыми рельсы соединяют со шпалами. Хорошая мысль приходит в голову мудреца: "Давай-ка я напишу спорную статью в свой журнал Поезда, а подпишусь псевдонимом Клинья."  Он пьёт Японский зелёный чай из Японской пиалы, закусывает тонкими (но такими вкусными) рисовыми хлебцами-крекерами Сэмбэй с Японского острова Хасюсушикусю. 

Вдруг печальное прозрение неожиданно волнует мудрейшего Сэнсэя Ёнью. Мудрец неожиданно понимает, что он доел все рисовыми хлебцы-крекеры Сэмбэй, ни одного не осталось в металлической коробке из под печенья Хозяюшка. Сердце подсказывает мудрейшему Сэнсэю, что в этом году будут перебои с хлебобулочными изделиями из риса, доставляемыми с Японского острова Хасюсушикусю. В коробке сиротливо лежит ярлык "Упаковщица No 15", оставшийся ещё от печенья Хозяюшка.  Он так напоминет собой цветок сакуры. А плыть с острова Хасюсушикусю сюда в хорошую погоду шесть часов, а в плохую - два дня. Можно дождаться зимы и пойти в столицу пешком по льду. Но никто никогда так не поступал.   

Глубоко, но чутко спит великий самурай Бонья в своём доме на Японском острове Хасюсушикусю. Он крепко сжимает свой меч катану, никто и ничто не может потревожить сон героя. Его жена красавица Конья не спит. Она раздвигает лёгкие двери-стены дома, сделанные из бамбука и покрытые прочной бумагой. При яркой луне она смотрит на сакуру у реку, что роняет свои цветы прямо в бурную воду. Дорогое шёлковое кимоно ладно облегает прекрасное тело Коньи. Её плечи слегка, почти незаметно вздрагивают от плача. На спине видна вышивка -  рельсы, шпалы, клинья железных дорог в далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн, и надпись над всем этим: "Упаковщица No 15".  
  
Конья выходит из дверей доме, поворачивает направо, идёт в сторону водопада. Просыпается Бонья, выходит из дверей доме, поворачивает налево, идёт в сторону сакуры у реки. Он двенадцать часов без малейшего перерыва упражняется, оттачивает технику владения мечом катана. Бонья в прыжке рубит катаной падающие с сакуры цветки. Он так ловко это делает, что издалека кажется, что белый дым или туман стелется у реки. Или мы в Ватикане, где только что кардиналы выбрали нового Папу Римского. Изрубив в пыль падающие цветы сакуры, великий самурай спасает рисовые поля на Японском острове Хасюсушикусю. Теперь уже ничто не засоряет ирригационные каналы. Скоро будет новый урожай риса на Японском острове Хасюсушикусю. Будут испечены рисовые крекеры. Их так ждёт в далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн в редакции журнала Поезда мудрейший Сэнсэй Ёнья.
  
Самурай возвращается домой, но не находит там свою жену. Он мудр, он понимает, что искать Конью надо у водопада - самого красивого на Японском острове Хасюсушикусю.  У столба падающей воды Боня натыкается на аккуратно сложенное кимоно жены. Видна вышивка - разведённые мосты в далёком, залитом дождями, задутом ветрами городе Синкансэн,  и надпись над всем этим: "Упаковщица No 15". Где же Конья? Куда она делась без одежды. Водопад ревёт и не даёт ответа на немой вопрос самурая. 
  
В своём кабинете в помещение редакции журнала Поезда не спит, а работает мудрейший Сэнсэй Ёнья. Он сидит спиной к двери и не видит, как кто-то входит в комнату. Ёнья лишь слышит лёгкие, но чёткие шаги мокрых ног. В тусклом медном боку Русского самовара, стоящего чуть впереди мудреца, видно, что вошедший человек обнажён. Этот кто-то закрывает глаза мудрецу своими ладонями. Холодные мокрые пальцы слегка, нежно пахнут рисовыми хлебцами-крекерами Сэмбэй с Японского острова Хасюсушикусю. "Это Конья!" - радостно догадывается мудрейший Сэнсэй Ёнья. 

Он так медленно поворачивается, словно плывёт в хорошую или даже плохую погоду с острова Хасюсушикусю в столицу, в город Синкансэн. Лица его не видно. Конья чуть отступает назад, она тоже радуется, предвкушая встречу с Ёньей. Но это Бонья! Великий самурай сидит на месте мудрейшего сенсая. Он с укором смотрит на обнажённую Конью.  

"Как? Как ты оказался здесь раньше меня?" - с типичной интонацией недовольной жены спрашивает Конья.   
  
Великий самурай Бонья невозмутимо отвечает: "Да, я позже тебя отправился в путь. Ведь я двенадцать часов без малейшего перерыва упражнялся, оттачивал технику владения мечом катана, в прыжке рубил катаной падающие с сакуры цветки.  Я плыл с острова Хасюсушикусю в столицу, в город Синкансэн, в хорошую погоду. Ты же путешествовала в ненастье, сквозь дождь и ветер. И плыть сюда в хорошую погоду шесть часов, а в плохую - два дня. Я также убедил мудрейшего Ёнью, что уже наступила зима и можно идти из столицы на остров  Хасюсушикусю пешком по льду. Он и бросился к тебе навстречу." 

В руке самурая что-то негромко звякнуло, в тусклом медном боку Русского самовара чуть заметно вспыхнуло и тут же потухло отражение лезвия меча катана.
  
о побеге сакуры
 
он прижал свою руку к её ноге
думая о побеге сакуры
и о побеге из замка к реке
чтоб затушить окурок   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Ринат Барабуллин автор через двадцать три года





    - мне доложили, что вы отказываетесь быть здесь, с нами, со всеми. даже пытались убежать.
    - нет, это неправда! я не отказываюсь и убежать не пытался. я в туалет захотел.
    - а охранник говорит, что вы пытались убежать. туалет же специально закрыт, чтобы вас выявить. таких.
    - так я и не понял, что он закрыт. искал другой вход в туалет.
    - не врите! вход и выход один! но они оба закрыты. уже двадцать три года.
    - а как же?
    - терпеть надо. сначала трудно, потом все втягиваются. заводят семью, пьют горькую, повышают производительность труда. но всё без ходьбы в туалет.
    - а если по медицинским показаниям?
    - для таких ещё через двадцать три года откроем.
  • Ринат Барабуллин автор Великий самурай Бонья невозмутимо отвечает: "Да, я позже тебя отправился в путь. Ведь я двенадцать часов без малейшего перерыва упражнялся, оттачивал технику владения мечом катана, в прыжке рубил катаной падающие с сакуры цветки. Я плыл с острова Хасюсушикусю в столицу, в город Синкансэн, в хорошую погоду. Ты же путешествовала в ненастье, сквозь дождь и ветер. И плыть сюда в хорошую погоду шесть часов, а в плохую - два дня. Я также убедил мудрейшего Ёнью, что уже наступила зима и можно идти из столицы на остров Хасюсушикусю пешком по льду. Он и бросился к тебе навстречу."

    В руке самурая что-то негромко звякнуло, в тусклом медном боку Рус