Все статьи

  • 18 ноября в 17:17
    Все, что не убило писателя Сергея Петрова, сделало его сильней. Все, что он так ненавидел, внезапно помогло. Московская жара, дым с болот, копоть мегаполиса. Все эти напасти превратили простого милиционера Петрова в работника прокуратуры. А потом получился писатель. Как это работает — тайна, к которой автор всего лишь прикоснулся в этой колонке.
    0 1452
  • 28 сентября в 10:59
    Сергей Петров — следователь по первой профессии. А по последней — писатель. Поэтому не приходится сомневаться, что дело командарма Филиппа Миронова он доведет до конца, расследует в деталях. Как писатель и как следователь. Дело чести, чести мундира, писателя и следователя. Об этом его колонка.
    0 1771
  • 19 июля в 10:02
    Колонка Сергея Петрова в этом номере убедительно доказывает, что ее автор стал писателем: он разговаривает сам с собой. Точнее, пишет сам себе, из настоящего в прошлое. И уговаривает себя прошлого сделать наконец этот роковой шаг — в писательскую «малину». Хотя расплата и сладка, и страшна.
    1 1425
  • 25 апреля в 07:23
    Внезапно выясняется, что наш постоянный автор, писатель, а в прошлом следователь Сергей Петров обладает уникальным даром. Он умеет писать порнографические протоколы допросов. Точнее, умел. Вернее, писал. Скорее всего, популярность этих официальных документов у коллег и заставила Сергея поверить в себя. Пути творчества неисповедимы.
    1 4207
  • 23 марта в 09:47
    Теперь мы знаем, какие три буквы шептал во сне следователь, а теперь уже и писатель Сергей Петров. А также мы теперь знаем, что слово «шанс» он приравнивает к слову «знак» — наверное, потому, что в обоих четыре буквы. Или потому, что они идут рука об руку. А еще — что не каждым шансом надо воспользоваться. Изложены в колонке Петрова важные сведения о провинции Цзянсу — это как, шанс или знак?
    0 1630
  • 25 февраля в 09:03
    Писатель Сергей Петров знает, о чем говорит, в который раз. Повидал волю с обеих сторон тюремной стены. Это когда следователем был. А писателем когда стал, пошел еще дальше — написал книгу про Бакунина, да так написал, что стало ясно: абсолютная воля — это анархия. А все, что не анархия, — так, баловство, ножичек с лезвием нетвердого металла.
    0 1618
  • 16 января в 10:55
    От радиоведущего писателя в милицейской форме далеко не уйдешь. Сергей Петров смотрит в суть, в самый атом проблемы, в ее ядро. И что там, в ядре, видно? А то, что, во-первых, вся литература держится на негодяях, во-вторых, у негодяев есть главный и решительный дар. О нем и повествует Петров.
    1 2393
Сергей Петров Сергей Петров посмотреть профиль