Честное пионерское

Зов хмонгов

30 июня 2022 13:42
Мы продолжаем открывать Землю даже тогда, когда она, кажется, не совсем расположена к тому, чтобы нам открыться. К тому же - вроде бы и так все открыто. Но это не аннулирует карт-бланша на совершение своего личного открытия – тем более, когда судьба заносит в места, которые не были у нас в туристических трендах. Например, в глубинку Юго-Восточной Азии, в предгорья и горы Северного Таиланда, где оказался двадцатилетний студент и фотограф Игнат Мартынов. Его фотоочерк про горный народ хмонгов, сделанный специально для «РП», позволил ему увидеть и разглядеть то, чего так не хватает подчас всем первооткрывателям: сходства с родными местами. Которые - придет время - тоже будут открыты заново.
 
 



В окружении молчаливо трудящихся на ноутбуках тайских студентов появляется высокий иностранец, на вид только что с пробежки. Он одет в спортивную форму, на плече небольшое полотенце. С эхом в коворкинге раздается телефонный звонок, разрывающий тишину. «Yes, we should do it as soon as possible!», - выдает фитнесмен первый словесный залп. Никто из трудящихся не реагирует. «We have a lot of work to do!», - второй залп в телефон. Чем больше внимания к себе он хочет привлечь, тем громче начинает атаковать. На Ниммане – в самом вестернизированном квартале Чиангмая - экспаты всё еще видят себя в роли эдаких наставников, цель которых привить молодому, еще не постигшему мощной синергии трусцовых пробежек и громких разговоров в коворгингах Таиланду главные прелести современной западной культуры. Но пускай они и дальше верят в свою миссию - по пятницам Будда созерцает.



На самом деле они далеко не первые чужеземцы, перебравшиеся в Сиам. И пока они лишь у подножья горы, куда за five hundred bath их может подбросить улыбчивый таец на красном сонгтео – маршрутном такси. Довезти до вершины, помочь им осознать своё истинное положение, и, всё с той же улыбкой, вернуть их обратно, на Нимман, к неброско молчаливым местным студентам в коворкинге.

У каждого свое восхождение. На вершине горы я спрыгнул с платформы сонгтео, попросил водителя подождать пару часов и направился в сторону рынка, прилегающего к деревне. Здесь начинается территория хмонгов, одного из горных народов Таиланда, выходцев из Китая.






Однажды, много лет назад, обстоятельства вынудили их покинуть свои дома и они расположились на высоких горах приютившего их Сиама. Пройдя по уставленной сувенирными палатками дороге и посетив за небольшую плату сад, где в традиционной, полученной напрокат народной одежде расхаживают туристы, я решил выйти за пределы туристической зоны и углубиться в деревню. Чем выше я поднимался по узкой дорожке, тем четче стало проглядывать что-то знакомое.


Вот просеменили цыплята за курицей, которую за поворотом, с явно недобрыми намерениями, уже поджидает деревенский хулиган, а пожилая поселянка, лузгающая семы, готовится схватить деревянный костыль, чтоб защитить мирную куру от разбойника…












Скрипит калитка, пацаны просят соседа прокатить их на скутере - они ухитряются оседлать его аж вчетвером… Я высоко в горах, далеко от дома, иду по чужой земле - но с каждым шагом я все четче улавливаю знакомый с детства запах сырой травы: это я иду домой после неудачного падения с велика, держа в руке горсть своих выбитых  молочных зубов. 
 


Но здесь даже небо другое! Там, где я рос совсем нет гор… Почему же я чувствую здесь что-то знакомое, близкое?  Пытаюсь поделиться своими впечатлениями  с водителем, когда мы спускаемся обратно. Я прилетел несколько месяцев назад. Впервые в Таиланде, впервые в Азии. Всё сильно отличается от тех мест, где я бывал раньше, тем более от мест, где я жил. Даже что-то знакомое поначалу казалось чужим.





Оказавшись на Ниммане, направляясь в сторону крупного торгового центра, встречаешь немало иностранцев, возможно и своих земляков - их нетрудно распознать, потому что, в отличии от тайцев, они вызывающе манкируют масками. Они здесь кажутся какими-то неестественными, напыщенными, пафосными.


А на вершине Дой Пуя, в небольшой деревне, населенной выходцами из Китая, я впервые за эти месяцы почувствовал что-то родное. И вместе с тем накатила тоска. А потом одиночество. Под ногами незнакомая мне земля, над головой незнакомое небо. Что чувствуют эти люди, обитатели вершин ? Чувствуют ли они то же, что и я?










Чужие на чужой земле, вынужденные жить в изгнании, высоко в горах. Много лет назад они пришли сюда - сохранилась ли у них с поколениями тоска по родному краю?



Выслушав мой рассказ водитель улыбнулся. Мне нечем было его удивить, он каждый день привозит сюда самоуверенных иностранцев – чтобы они познакомились со своими предшественниками.





Сегодня пятница, среди деревьев мелькнула золотая статуя Будды - скрестив руки на груди он созерцает, как мы удаляемся по крутому серпантину.
 
…  Фитнесмен завершил свой шумный показательный звонок, убрал телефон и, закинув на плечо полотенце, двинулся из коворкинга в сторону остановки сонгтео. Молчаливые тайские студенты в масках проводили его взглядом. Не сомневаюсь - под масками они улыбались.  
 


Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Классный журнал