Честное пионерское

Чему поклонялись советские люди

16 февраля 2014 09:17
На Винзаводе в Цехе Красного открылась выставка одесского художника Анатолия Ганкевича "Советская мандала", организованная Frolov Gallery. Вдохновением для этого проекта послужили ковры и хрусталь, которые были в каждой советской семье. "Иранский", "Харьковский", "Таджикский" - только прикоснувшись к работам, понимаешь, что это холсты, выполненные в технике мозаики. Художник Анатолий Ганкевич рассказал "РП", как ему удалось рассмотреть в узорах ковра советскую мандалу и как в экспозиции появился хрустальный крест. Выставка будет работать до 23 февраля.
Идея пришла случайно, как всегда. Сначала мне хотелось просто увековечить мой личный ковер, под которым я вырос. В 60-70-ые годы каждая советская семья считала своим долгом приобрести этот символ достатка и благополучия. И когда мой отец наконец купил и повесил каждому над кроватью по ковру – семья, по словам моей мамы, зажила «волшебно». Все детство, засыпая и просыпаясь, я бродил глазами в этих мандалах.

Потом появилось название – «Советская мандала», и стало ясно, что за кадром остался хрусталь. В советских «горках» он всегда стоял на видном месте. Можно сказать, что счастливые годы моей юности я провел в уютной, «коврово-хрустальной» атмосфере. Именно эти две ценности советской жизни – хрусталь и ковры – использовались для создания советской мандалы. А что в центре этой мандалы? Не знаю и никто не знает – что-то сакральное.


 
Я воссоздал в форме мозаики и свой ковер, с которым я вырос, а также ковры моих знакомых и друзей. С хрусталем было сложнее: я пошел на одесскую «блошинку» и начал скупать. Была идея сделать большую люстру из советского хрусталя - чудовищной формы и светящуюся изнутри, как советский народ – брутальный, но светлый. Но в процессе я понял, что не хватит предметов и, уже отказавшись от этой идеи, собирая вазы одну в другую, чтобы перенести их в другое место, я случайно приставил их друг к другу в форме креста. Естественно, тут же появилась, я бы даже сказал, распахнулась глубина. Если до этого смысл был скорее мещанский, плоский, то после создания креста появился контекст.


 
Изначально планировалось сделать подпись в буклете выставки: «Советскому народу посвящается», но мы решили отказаться от этого. Конечно, ирония присутствует в этом проекте, но важно, что это ирония добрая. Постмодернизм в принципе без нее невозможен.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Классный журнал