Честное пионерское

Телефонный кодекс, Фарбер и бутерброды

20 сентября 2013 10:48
Прокуратура просит смягчить приговор сельскому учителю Илье Фарберу, судья отменяет решение по «вопиющему» делу. А в Пермском крае нашелся Робин Гуд, сокращающий сроки осужденным – по телефону. Спецкор «Русского пионера» Дмитрий Филимонов разбирается в отечественном судопроизводстве.
«Какой же я суровый!» – вскричал прокурор, который клеил Илье Фарберу семь лет, и побежал в суд  с требованием отменить собственное ходатайство. 
«Какой же я немилосердный!» - воскликнул судья, который приговорил Фарбера к семи годам, и сел переписывать собственный приговор. А все почему? А потому. Президент сказал по телевизору, что приговор Фарберу – вопиющий. 
Илью Фарбера, учителя рисования, выпустят из-под стражи. Зуб даю. 
В это же самое время в Пермском крае поймали злоумышленника, который звонил судьям и, представившись замом краевого прокурора, говорил его голосом: «Послушайте, любезный, а не скостить ли вам срок этому воришке Сидорову?». Говорят, в последнее время в Пермском крае резко сократился процент обвинительных приговоров. Что не могло остаться незамеченным. Злоумышленника поймали и, вероятно, будут судить. А потерпевшими, надо полагать, выступят судьи Пермского края.
Однажды я тоже судил людей. 
Звонят главному редактору из суда: так, мол, и так, ваш коллектив должен выдвинуть народного заседателя.
- Пожалейте! – взмолился главный редактор, - и так работать некому! Половина в отпусках, две беременные, четверо на больничном.
- Это ваш гражданский долг, - строго сказали из суда, - предоставьте нам серьезного, ответственного человека.
- Ладно, - говорит главный редактор, - есть у меня один. Серьезный. - И мою фамилию называет.
И вот через некоторое время вызывают меня в суд. В качестве народного заседателя. Сидим. Судим. Втроем. Судья, потом я, и еще одна тетенька с  шарикоподшипникового завода. Мастер. Дела уголовные, но скучные. Муж по пьяни жену порезал. Жена по пьяни мужа порезала. Дед бабку оглушил скалкой и головой в духовку сунул. Плиту включил, но вентиль не отвернул, поэтому все живы. Что присудить? Суд удаляется в совещательную комнату.
- Сажать надо, – решает судья.
- Может не надо, а? – говорит мастер шарикоподшипникового завода, достает из сумки бутерброды с домашними котлетками, угощает.
- Спасибо, - говорит судья, кусает бутерброд и звонит в юридическую консультацию. – Аллё, это из Советского райсуда, тут у нас такое дело, - и рассказывает про деда и бабку в духовке. – И сколько ему дать? – спрашивает судья. – А по какой статье?
На том конце провода размышляют, листают уголовный кодекс, консультируют.
- В общем, сажать надо, - заключает судья, положив телефонную трубку.
- Может, не надо, - говорю, - он уже месяц в СИЗО. Я вон сутки на гауптвахте просидел – на всю жизнь хватило.
- За что сидели? - спрашивает судья.
- За пьянку в роте.
- Два года! – говорит судья.
Тут я вздрогнул.
- Деду два года дадим, - пояснил судья.
- Ну ладно, - успокоился я, - как скажете.
- Фаф фафите, - сказала мастер шарикоподшипникового завода, жуя бутерброд.
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Классный журнал