Классный журнал

Лена Фейгин Лена
Фейгин

Вовлечение Мадлен

16 декабря 2021 12:00
Колонки нашего постоянного автора и психолога Лены Фейгин похожи на рождественские истории. Или главы романа Диккенса. Травмированные в детстве герои борются за свое счастье, не понимая, почему ничего не получается. Даже деньги не помогают. И тогда в их жизни появляется Лена и как фея, хотя и безо всякого волшебства, а только большой работой, устраивает счастливый финал.




Деньги не купят счастья тому, кто сам не знает, чего хочет. Деньги не укажут цель тому, кто выбирает свой путь с закрытыми глазами. Деньги не купят ум дураку, почет — подлецу, уважение профану. Если вы попытаетесь с помощью денег окружить себя теми, кто выше и умнее вас, дабы обрести престиж, то в конце концов падете жертвой тех, кто ниже.

Айн Рэнд

 

 

Виталик

 

Рождественскую сказку про Абонезе Скруджа Виталик любил с детства, он не испытывал сострадания к людям, которые старались что-то от Скруджа получить, но очень сопереживал главному герою и его переживаниям. Виталик был мальчиком скрытным, без особых заслуг в школе и практически без друзей. Его родители разошлись, когда он был еще малышом, и он рос с мамой, которую не хотел расстраивать и напрягать своими переживаниями. Отца он никогда не видел, да и если бы видел, то, наверное, ничего бы ему не сказал, так как для того, чтобы что-то сказать, нужно что-то почувствовать, а Виталик ничего по отношению к отцу не чувствовал. Нет, не так. Когда он был маленьким, он сначала интересовался, где его папа, потом испытывал досаду, что у одноклассников папы есть, а у него нет. Когда он подрос, он долго винил себя в том, что папа от них с мамой ушел, и думал, что это, наверное, он был каким-то не таким и папа ушел из-за него. В конце концов в подростковом возрасте он его ненавидел за то, что отец их бросил. А вот когда закончилась школа и Виталик стал жить самостоятельной жизнью, то он и вовсе перестал думать про отца, и все его чувства как будто заморозились и были убраны на дальнюю полку сознания, для того чтобы никогда больше он их не испытывал.

К миру Виталик был настроен воинственно, он ожидал от мира агрессии и неприятностей, с которыми был готов справляться. К слову, справляться он должен был в одиночку, потому что доверия к людям он не испытывал. Ему все время казалось, что друзья рано или поздно предпочтут альтернативную компанию его обществу, и поэтому строил отношения деловые, а не дружественные. Так было безопасней.

 

Девушек Виталик игнорировал. Не то чтобы совсем, но в отношения не вступал: было невыносимо страшно, что его могут бросить. Дни превращались в месяцы, а месяцы в года. После института Виталик стал совершенно одержим идеей о том, что ему необходимо заработать очень большую сумму денег, для того чтобы он мог позволить себе в этой жизни все. Он чувствовал и думал, что деньги станут ответом на все его вопросы. Ну и что, что девушка меня не любит, она будет рядом, пока я смогу обеспечивать ей комфорт. Или друзья: кого волнует искренность их чувств, если я буду платить за отпуск или ресторан? Те, кого я выберу, будут со мной ходить. Ему казалось, что в этом мире можно купить абсолютно всех и вся. Московский мир подтверждал эту концепцию, он видел достаточно девушек, которые следовали за своими «спонсорами», и достаточно тусовок, в которых мотивация людей была сомнительной и со стороны выглядела как некое выгодоприобретение.

 

Правда, на рубеже 35-летия одержимость Виталика деньгами нарастала, и временами ему казалось, что деньги и есть сама цель его жизни, а все остальное — ненужное приложение.

 

Как раз на своем 35-летии, на которое были приглашены разные важные люди нашего общества, он и познакомился с Мадленой.

 

 

Мадлена

 

Мадлена с детства чувствовала, что у нее есть какое-то особенное предназначение. Мама и папа подкрепляли это ее ощущение тем, что постоянно говорили, какая она красотка и умница. Мир Мадлены был наполнен любовью и заботой, а ее любимая игрушка-единорог всегда была в руках, когда она засыпала. Частный детский садик повторял ту позитивную среду, в которой она жила, и все воспитатели и Мадленины одногруппники ее любили. Мадлена купалась в лучах любви и заботы. Школа стала более сложным временем, тут надо было бороться, заслуживать признание своих одноклассников. Мадлена впервые столкнулась с тем, что она может не нравиться, что кто-то может не считать ее исключительной. Вместе с этим пришли навык и умение встраиваться в коллектив, который не всегда был настроен, мягко говоря, дружественно. Впрочем, учитывая возможности родителей Мадлены, одноклассники так или иначе хотели находиться рядом, пусть даже и для того, чтобы пользоваться благами, которыми она щедро делилась с окружающими.

 

Папа, как это случается, транслировал следующую позицию: «Девочка должна быть красивой и удачно выйти замуж, а остальное я обеспечу или лучше пусть обеспечит муж». Эту свою позицию он высказывал вслух, и Мадлена, как результат, редко задавалась вопросами о будущем и о карьере. Мадлена была очень красивой девочкой и выросла в невероятно красивую девушку, которая смотрела на мир широко раскрытыми глазами в ожидании своего принца, который должен был непременно ее спасти.

 

 

Виталик и Мадлена

 

Когда они увидели друг друга, то им обоим было понятно, что это не просто так. Было ощущение искры, которая загорелась при первом пожатии руки. У Виталика был бизнес-проект с отцом Мадлены, и тот пришел на юбилей с женой и дочерью.

 

Виталик завороженно смотрел на Мадлену с ее большими голубыми глазами с небольшими крапинками и длинными каштановыми волосами. В свои 25 лет она разговаривала на трех языках, свободно ориентировалась в знаниях искусства и интересовалась совершенно неожиданными темами экологии и осознанного потребления. Виталик чувствовал, что он должен владеть Мадленой, она непременно должна быть его. И он перешел к ухаживаниям в том формате, в котором знал, как это делать, то есть начал забрасывать ее подарками. Мадлена в свою очередь, с одной стороны, была приятно удивлена, а с другой — было страшно, так как Виталий Сергеевич был партнером отца по одному проекту.

 

Виталик обсудил свои намерения с отцом Мадлены и, получив зеленый свет, пригласил Мадлену на свидание. Она была очаровательна. Они стали встречаться, Мадлене всегда было что рассказать, она все время что-то читала и о чем-то мечтала, и Виталик с большим удовольствием реализовывал ее мечты как мог. Он оставался молчалив и редко рассказывал про дела и работу. Впрочем, Мадлену это совершенно не огорчало. Еще через год они поженились, пышная свадьба и два платья от кутюр — все было.

 

А еще через два года они пришли ко мне в офис за помощью с большим желанием сохранить отношения, но без понимания как. Виталик искренне хотел сохранить свой брак — наверное, впервые за всю свою жизнь он что-то чувствовал. Ему сложно давались слова, которые выражали бы его эмоции, и он редко говорил о любви, но было видно, что он ее чувствовал. Он отчаянно пытался понять, что же пошло не так, ведь он все обеспечивал и оплачивал, демонстрируя таким образом заботу и любовь. А Мадлена доходила до состояния истерики, чем вызывала агрессию с его стороны. Она отчаянно пыталась стать частью его жизни, той жизни, в которую он ее не пускал, жизни, которая была наполнена эмоциями и поддержкой, которые не исчислялись денежными знаками. Два слова стали ключевыми в нашей работе: ВОСТРЕБОВАННОСТЬ и ВОВЛЕЧЕННОСТЬ. Каждому из нас — партнеру, мужу, жене, детям, родителям — важно знать, что он нужен или нужна, и это отвечает на потребность быть востребованным, а знание, как именно он нужен или нужна, отвечает на потребность вовлеченности. Детям необходимо понимать, что они нужны своим родителям и какую роль они выполняют как члены семьи. Родителям, особенно возрастным, важно знать, что они все еще нужны и как именно они могут быть вовлечены в жизнь своих детей. Супругам важно ощущать и знать нужность и потребность друг в друге и тоже понимать роль, которую каждый играет в жизни другого. Для Виталия, который привык к тому, что мир враждебен и что с трудностями нужно справляться в одиночку, было странно делиться какими-то своими переживаниями, и мы работали над тем, чтобы он почувствовал, как приятно может быть от того, что он делится с любимым человеком. Часть работы проходила индивидуально, а часть в паре. Виталию необходимо было осознать и снова почувствовать переживания детства, связанные с отцом. Мы работали с его правилами и когнитивными искажениями, которые сформировались как результат его жизненного опыта. В совместной работе он получал слова поддержки от Мадлены, и ему становилось легче от того, что он не должен был нести этот эмоциональный груз в одиночку. Для Мадлены его попытки делиться стали дверью в его жизнь, она начала ощущать себя вовлеченной и по-настоящему частью его жизни, а не наблюдателем за стеклом, который смотрел на его жизнь со стороны. Терапия — это процесс, и если есть намерение у участников этого процесса отношения построить или починить, разобраться, а не отмолчаться и отдалиться, то их несомненно ждет успех. В свою очередь с Мадленой мы работали над ее самоидентификацией и над ее личными задачами, которые она хотела бы реализовать. Как результат, Мадлена и Виталий стали по-настоящему близкими друг для друга.  


Колонка Лены Фейгин опубликована  в журнале "Русский пионер" №106Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Александрович Колонки постоянного автора Лены Ф. похожи на заказную рекламу.
    Являются рекламой.
    Надеюсь ФНС именно так и будет их классифицировать и начислять налог.
106 «Русский пионер» №106
(Декабрь ‘2021 — Январь 2021)
Тема: Деньги
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям