Классный журнал

22 июля 2019 15:58
Автор, основатель и президент группы компаний Cognitive Technologies Ольга Ускова, предупреждает, что рассказывает реальную историю. Но, как мы знаем, именно реальные истории подчас выглядят совершенно неправдоподобными и даже чудесными. Оказывается, до чуда — всего один шаг.


История реальная, но все фамилии и имена изменены, любые формальные совпадения носят случайный характер.
 
— Красивая пара! Какая красивая пара!
 
Это был вполне привычный рефрен, сопровождавший появление пары Владислава и Марины Абрамян на светских, официальных и прочих всяких мероприятиях. Он работает «за стенкой» (зубчатой) и, так сказать, перспективный резерв. Она тянет представительство всего семейного бизнеса и налоговое бремя, с этим связанное. Ему — чуть за 40. Ей — чуть до 40.
 
Наконец они решились на наследника. Все откладывали, откладывали первенца: дела, путешествия, все такое, — но вот решились. В Америке 40-летняя мать — молодуха, там и в 50 рожают, пожалуйста. Поэтому никаких вопросов это не вызвало. Есть Великий Врач со своим элитным роддомом, есть ЭКО, много чего есть в наш просвещенный век.
 
Марина беременность носила легко и весело. Фотографировалась в модных медиа с животом, врач не запрещал и бокальчик розового. Поэтому, когда на семимесячном сроке вдруг отошли воды, паники не было. Великий Врач же, все дела. А потом… потом начался один сплошной кошмар. Неправильно выставленная подача кислорода в кювезе, где лежала крошечная новорожденная девочка. Извиняющиеся лица врачей. Суетливые объяснения директора клиники. Невнятные прогнозы. И маленький, как пуговка, беспомощный человечек в колыбельке. Так и назвали — Пуговка. Нет, конечно, ее звали уже Марьяна Владиславовна Абрамян, но все-таки это была Пуговка, и все. Очень хорошенькая, с огромными черными глазищами и пушистыми кудряшками, она лежала в кроватке как чудесная куколка. Лежала, лежала, лежала… двигаться не могла. Действовала одна ручка и несколько пальчиков на другой. ДЦП. Горе Марина и Влади-слав переживали по-разному.
 
Марина бросилась с ребенком по врачам. Владислав ушел с головой в работу. Дальше все шло по стандартной траектории. Сначала обычные врачи — не помогли. Потом отечественные звезды профессии, дорого — не помогли. Потом зарубежные звезды профессии, очень дорого — не помогли. И дальше уже понеслось без разбора: карусель знахарей, иглоукалывателей, экстрасенсов и т.п. К трем годам малышка могла кое-как сидеть и немножко улучшилась подвижность ручек, но с ножками была беда.
 
У девочки было две няни: Настя, медсестра из Донецка, которую Владислав пригласил из патриотических соображений, и еще кто-то, без имени, потому что Настя была всегда, а этот кто-то постоянно менялся. У Насти под бомбежкой погиб 15-летний сын, и она перенесла на искалеченную Пуговку все свое женское искалеченное войной чувство. И малышка только в ее руках выдерживала очень болезненные физиотерапевтические процедуры. Когда Пуговка плакала, то и у Насти начинали капать слезы, а через какое-то время нянька обнаружила, что верно и обратное и малышка копирует настроение и выражение лица своего большого друга. И тогда Настя начала больше смеяться и улыбаться, увлекая и отвлекая девочку от болезненных ощущений.
 
А жизнь у родителей тем временем текла своим чередом. Товарищи по работе объяснили Владиславу, что эта ситуация далеко не конец света и, к сожалению, практически в каждой четвертой семье их круга есть похожие случаи. Виной этому технологии ЭКО, токсичная во всех смыслах окружающая среда или судьба, которая мстит почему-то счастливчикам, — неизвестно, но дело, к сожалению, уже вполне обычное и народ привык справляться с этим определенным способом. Существуют отличные европейские интернаты для таких детишек. Дорого, конечно, но чего не сделаешь для собственного ребенка. И семья сможет вернуться к нормальной жизни, сдав малыша на профессиональное попечение, и жизнь на этом не кончилась, и могут быть еще дети, и бла-бла-бла-бла-бла…
 
Сначала он отмахивался головой от этих разговоров как от мух, потом начал прислушиваться и наконец взял адрес интерната.
 
С Мариной был очень тяжелый разговор, слезы, крики. Но после очередной непоездки с подругами в Милан и в Париж на высокую неделю чего-то там такого Марина начала слушать, потом полезла на сайт интерната, а потом они вдвоем с Владиславом слетали туда одним днем на разведку.
 
Начало исполняться неизбежное. Пуговку стали готовить к отъезду в интернат. Насте ничего не сообщали, но они обе, маленькая и большая, чувствовали, как густеет воздух вокруг, и смыкались в единый любящий комочек. Наконец родители пришли к ним в комнату после физиозанятий. Пуговка сидела в своем креслице и отдыхала. Настя сидела рядом с ней на полу и читала ей любимого обеими Винни-Пуха, одну и ту же главу про день рождения в 14-й раз.
 
Владислав, щадя чувства готовой разреветься жены, сдавленно сообщил няньке новость об отправке Пуговки в Швейцарию через две недели. И что няньке выплатят трехмесячную зарплату и бла-бла-бла-бла-бла…
 
Что-то у Насти произошло в лице, что-то страшное. Малышка, следившая за лицом друга, всхлипнула, начала ерзать и… сделала ШАГ по направлению к любимой подруге…
 
P.S. И девочка, и Настя остались в семье. Правда, Владислав не остался. У Марины сейчас другой муж, другая жизнь. У Марьяны появился братик, который ее уже очень любит. И Пуговка ходит и учится плавно говорить, чтобы научить говорить братика, которому пока только шесть месяцев. Так что у девочки и у Насти есть еще время на следующий ШАГ.  


Колонка Ольги Усковой опубликована в журнале "Русский пионер" №91Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
91 «Русский пионер» №91
(Июнь ‘2019 — Август 2019)
Тема: шаг
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям