Классный журнал

Лиана Давидян Лиана
Давидян

Мама переживает

19 апреля 2019 07:49
Хорошо, когда есть зов и идешь на него, преодолевая препоны и ночные очереди. Но иногда на один зов накладывается другой — с противоположной стороны, как это случилось однажды в судьбе автора колонки, директора AVRORACLINIC Лианы Давидян. Тут главное — сделать верный выбор. Чтобы потом не пожалеть.


Морозным, серым, тягучим вечером в студенческом общежитии МГУ прошел взбудораживающий слух о том, что завтра с утра в трансагентстве на Ленинском будут продавать туристические путевки в Югославию.
 
Рожденные в СССР знают, каким подарком судьбы могла стать поездка за границу. Профсоюз, партком, связи, блат — вся эта тяжелая артиллерия должна была сойтись в одном месте и в одно время, чтобы человеку выделили вожделенную путевку в соцстрану. Оттуда кроме востребованного импортного дефицита везли впечатления. Социализм с коммунизмом в этих странах были довольно молодыми, одежда более ярких цветов, там можно было купить красивое постельное белье без очереди и даже привезти домой стеклянные бутылки с коричевой шипучей жидкостью. Побывавший там хотя бы раз надолго становился самой популярной фигурой на работе и во дворе. К нему приставали с расспросами, на него косо смотрели, а он скупо отвечал и мечтательно глядел вдаль.
Не могу сказать, что я остро мечтала поехать за рубеж. Когда ты юн, у тебя много разных мечтаний, но ты уже умеешь оценивать степень их несбыточности. Шанс в девятнадцать лет поехать самостоятельно за границу равнялся нулю, если у тебя родители не дипломаты. Мои же относились к славной плеяде советской интеллигенции: инженер и врач. Поэтому если я и думала о путешествиях, то, например, в Ташкент, откуда родом была моя однокурсница Оля, аппетитно и красиво рассказывавшая об этом, упоминавшемся еще во втором веке до нашей эры, городе. Югославия с ее присказкой про курицу и птицу была где-то так далеко, что в общем-то и не волновала ничуть.
 
Поверить в правдивость слуха было практически невозможно. Но отчаянная юность иногда подстрекает к подвигам. Именно поэтому мы с моей подругой Машей — дружим, кстати, до сих пор — встали ни свет ни заря и приехали к семи утра на Ленинский. Таких, как мы, поверивших в сказку героев, оказалась длиннющая очередь. Какой нам достался номер, я точно не помню, где-то после двух сотен, потому что жаждущие путешествий занимали очередь с ночи и разве что не жгли костры в пятнадцатиградусный мороз. Но это было не важно, так как нас согревало ликование от того, что слух оказался правдой.
Через два часа после начала работы кассы стало ясно, что до обеда очередь до нас не дойдет. Поэтому сначала Маша съездила на какую-то пару на факультет, потом я поехала на Ленгоры тоже на какое-то занятие по расписанию, на обратном пути заехав в ДАС и прихватив бутерброды и термос с чаем. Изрядно подмерзшая Маша сообщила мне, что Югославия закончилась и сейчас продают ГДР. А еще, возможно, будет Польша. Согреваемые волнениями и гаданием, какая же достанется нам страна и достанется ли вообще, мы стоически выдержали ожидание. До закрытия касс оставалось всего полчаса, когда нас наконец впустили за стеклянные двери. И тут выяснилось, что ни ГДР, ни Польши, ни Венгрии уже нет. А есть только десять путевок в Болгарию на двадцать находящихся в предбаннике человек. Пока народ переключал в голове картинки с Берлина на Софию и пытался справиться с разочарованием, я подсуетилась, и через пять минут мы оказались обладателями бумажки, на которой было название страны, стоимость и дата поездки, совпадающая с каникулами.
 
Это было счастье! Настоящее, ликующее, гордое! Несколько дней я пребывала в состоянии эйфории. Сложно выделить, что было сильнее: предвкушение поездки, «слом» стереотипа о ее невозможности или осознание того, что ты сам оказался «кузнецом своего счастья».
 
В этом приподнятом настроении совершенно легко прошла экзаменационная сессия, решились организационные вопросы по поездке, была внесена плата, написаны какие-то заявления, в трансагентстве на Таганке прошла встреча туристической группы, с нас собрали деньги на обмен валюты… и тут моя мама, до этого радовавшаяся за меня, вдруг поняла, что я не приеду домой на каникулы.
 
Надо сказать, что для меня до сих пор загадка, как моя мама отпустила меня учиться в Москву при ее совершенно сумасшедшей любви к детям и склонности к гиперопеке. Возможно, благо для ее ребенка оказалось сильнее. Но не видеть его до лета, до следующих студенческих каникул, было выше ее сил. Поэтому она стала меня методично обрабатывать. Конечно, это была чистейшая манипуляция. И я ей стойко сопротивлялась. Мне самой хотелось домой. Я соскучилась. Но и путешест-вие меня манило, да и Машу бросать не хотелось в компании незнакомых людей. Я как могла успокаивала маму, но она была безутешна. Потом меня стал уговаривать брат, а потом позвонил папа и сказал: «Мама очень переживает. Приезжай!»
 
И я последовала этому зову. Я не могла ему противиться.
 
А через много лет ко мне пришло понимание, что это был самый правильный поступок в моей юной жизни.  

Колонка Лианы Давидян опубликована в журнале "Русский пионер" №90Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Александр Минасян Первый раз в жизни за границей был в Болгарии в 1974 г. по профсоюзной путёвке. Уровень жизни был заметно выше, чем в СССР. Не сказать, что уж большое изобилие, но то, за чем гонялись в те времена: пресловутый "кримплен", французская парфюмерия, американские сигареты - всего этого добра было сколько угодно. А вот что болгары пытались купить у наших туристов - золотые изделия, женщин просто осаждали с просьбой продать цепочку или колечко. Но все боялись. потому что на границе переписали всё, что на ком было и строго-настрого предупредили. что если чего-то недосчитаются... И ещё была невероятно тщательная таможенная проверка на границе, когда возвращались, заглядывали во все щели, некоторых раздевали в купе прямо до трусов. Знающие люди говорили, что из Болгарии всегда обыскивают тщательней, чем из любой другой страны - ищут крестики и иконки, этого они боялись, как чёрт ладана...
  • Алла Авдеева
    24.04.2019 06:59 Алла Авдеева
    При социализме многое было проще. Тодор Живков для процветания НРБолгарии сделал всё возможное и невозможное. Если бы во времена СССР русские люди бы жили так, как болгары, то никто бы никакой перестройки не захотел. В НРБ много строилось жилья, в том числе в сельской местности, государство помогало молодым семьям. Мясные и молочные продукты были наивысшего качества. Памятники архитектуры бережно охранялись. Деревья сохранялись! В центре столицы- столетние дубы. София – мой любимый город.
90 «Русский пионер» №90
(Апрель ‘2019 — Апрель 2019)
Тема: зов
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое