Классный журнал

Ева Польна Ева
Польна

Гостья в будущее

26 марта 2016 11:15
Певица Ева Польна уверена, что участвует в занимательной «игре по станциям». Подробности — в ее колонке. Смысл — в ее жизни.
Я верю, что у каждого человека есть предназначение. Он все равно его выполнит, так или иначе доделает то, зачем послан сюда, в свое физическое тело. Но также я верю, что мы всегда можем повлиять, подкорректировать свое будущее. Планы наверху иногда меняются в отношении человека, ему дается шанс попробовать свернуть в другую, лучшую сторону.
 
В детстве я очень любила фантастику и хотела быть космонавтом. Поскольку основным жанром была научная фантастика, а фэнтези существовало далеко от нас, будущее у меня ассоциировалось с чем-то технократическим. Такая своеобразная романтика. Тогда я думала: еще лет 30, и все, мы будем пожилыми, а мир перевернется в другую сторону. По моим детским подсчетам, теперь мы должны были бы вовсю бороздить просторы космоса, перелетать с планеты на планету, за сумочками летать на Марс, а на Венеру в СПА, судя по названию.
 
Будущее и сейчас для меня — это что-то далекое, из ряда футуристических романов, а вот грядущее — в непосредственной близости. Грядущее… Вот это «щщщщ» усиливающее. Это из разряда Судьбы, Рока. Вот оно грядет и как нагрянет, и все, и делай что хочешь с этим.
 
Я не загадываю, а живу абсолютно сегодняшним днем. Наверное, это очень житейская, бытовая история. У меня есть семья, у меня есть дети, родители. С точки зрения такой биологической самки, надо же думать, в какой норке будут жить твои дети, что ты в клюве им принесешь. Сейчас, конечно, я уже не мечтаю полететь в космос, никаких иллюзий у меня не осталось насчет этого «вида спорта». Особенно после того, как я в 2003 году побывала на Байконуре. Вот так, чтобы тебя куда-то выплюнуло, а вдруг потом обратно не вплюнет? И все, и будешь там летать. И внуки твои не придут на могилку, бабушке цветочки в баночку не поставят. Посмотрев в позапрошлом году фильм «Гравитация», я еще раз убедилась, что не надо. Когда Сандра Буллок курсировала где-то в бездне и даже на орбите не было шансов у нее остаться, я подумала: ну зачем? Пусть звезды останутся романтикой.
 
Я точно знаю, как выбрала свой путь, это не произошло случайно. Иногда мне кажется, что мы участвуем в какой-то очень занимательной «игре по станциям». Есть станции, которые нужно пройти. Из каждого пункта назначения есть разные выходы. И вот какой ты выберешь — от этого будет зависеть дальнейшая жизнь. Я пела с детства, как и многие, ходила в хоровые студии, голосила там такие правильные песни пионерско-боевые. Уже тогда поняла, что это огромное удовольствие, когда ты можешь красиво извлекать звуки, и я хочу это делать профессионально. Но до профессиональной сцены было еще далеко. Мне пришлось открывать и закрывать многие двери, но я шла вперед к своей цели.
 
Так в свое время появились «Гости из будущего». Название, кстати, взялось совершенно спонтанно, идиотическая история. Мы несли материал продюсерам или на радио, и все нам говорили: «Слушайте, как вы называетесь? У вас название есть?» Мы такие: «Нет…» — «Вы че, офигели? Нам ставить в эфир, что мы скажем-то про вас? Так, день подумайте и завтра принесете». А тогда были в моде иностранные, яркие названия. С английским было все в порядке, с фантазией тоже. Мы с Юрцом сидели, дня два думали. Потом надоело, он решил: все, достало, будут «Гости из будущего». У меня совершенно другие мысли, типа «Флэш», «Сплэш», я говорю: ты с ума сошел? Ты представляешь афишу, на которой эта многобуквенная русская конструкция: «Гости из будущегогогогого»? Представляешь? Надо так ярко, коротенечко, оп, все! Нет, нормально, говорит, оставляем так. И мы оставили. А как лодку назовете, так она все-таки и поплывет. Вот будущее и понесло нас за собой.
 
Мы даже не знали, куда мы вписываемся, не рассчитывали, что выйдем из дома, например, 1 декабря 1999 года и вернемся с гастролей, например, 3 сентября 2001-го. Не думали, что будем настолько популярны. Мы просто делали музыку, интересную нам. Мы хотели нести культуру в массы, музыку, которая была очень популярна в Европе и которой в шансонно-эстрадно-попсовом разнообразии адском совершенно не было у нас. Мы с такой, не побоюсь этого слова, миссионерской историей шли, подавали пример и нашим ровесникам, и тем, кто должен был выйти на музыкальную сцену после нас. У нас появились последователи и подражатели, кто-то до сих пор ориентируется на те аранжировки, которые были сделаны 10–15 лет назад. Есть и наша немалая заслуга в том, что русская поп-музыка изменилась в лучшую сторону. И это круто!
 
Но, как бы то ни было, «Гости…» в прошлом, уже семь лет я выступаю сольно. Мне как-то в фейсбуке написала поклонница, моложе, чем я, которая, видимо, слушала лет в десять мои песни: «Ева, как хорошо, если бы вы вернулись в тот музыкальный стиль, с которого начинали!» Это про какой там?.. 2000 год. Я вижу, что человек в принципе не понимает, что быть в сорок лет такой же, как в двадцать пять, — это абсурд. Это олигофрения, есть такое заболевание. Это беда, трагедия на уровне физиологии организма. Человек должен идти вперед. Иначе это инфантилизм или лень, ограниченность — как угодно можно называть. Развитие — это прекрасно. Мне интересно, какой я буду через 10 лет, мне вообще очень интересно, что за персонаж Ева Леонидовна. Мне нравится жить, быть собой, становиться лучше, добрее, мудрее. Строить свою собственную шкалу положительных черт.
 
В годы моего студенчества один педагог как-то на лекции сказал: вы знаете, самое лучшее, что у вас есть, — это вы сейчас. Дальше будет только хуже. Мне так обидно стало, думаю: почему он так говорит? Я была против этого. Теперь, спустя годы, я не считаю, что стала хуже. Это мой путь, моя тропа, мой опыт. Какие-то черты я сохранила в себе, они до сих пор остаются, что-то приобретается. Взрослея, ты разбираешься в жизни лучше, уже не бьешься в стекло, а понимаешь, что рядом всегда есть дверь. Смотришь под ноги, чтобы очередные грабли не двинули тебе в лоб.
 
В прошлом менять ничего не стала бы. Считаю, что нужно пройти все. Как это пелось в песне: «Я все приму, что мне судьбой дано». Если бы не произошли все эти события, я была бы совершенно в другом месте, совершено другой женщиной, может быть, действительно, летала бы в космос или пасла овец в Перу. Все что угодно. Жалеть о прошлом нет смысла. Конечно, если человеку нечем занять себя, если у него очень много свободного времени и он не знает, куда себя деть, то можно и о прошлом тоже подумать, себя пожалеть, о судьбах родины и судьбах Вселенной поразмышлять, об Атлантиде начать тосковать.
 
Кстати сказать, я бы в далекое прошлое хотела попасть. Но в какое-нибудь красивое, романтическое. Не как в кино — решил побывать в прошлом и оказался на тележке, едущей в кос­тер инквизиции. Классно, нормально так попал. Или чтобы переехал грузовик с матросами в Петрограде. О-о-о, нет. Вот если бы разрешили какую-то элегически красивую часть подсмот­реть — праздничную церемонию при дворе французских королей в эпоху расцвета… А еще лучше — принять в ней участие. Или прийти, например, на премьеру в театр, где Чехов ставил свою пьесу. Я романтический человек. Мне все время хочется красоты. Я настаиваю на ней.
 
Иногда мне будущее представляется утопическим, как в фэнтези. Люди достигнут просветления, будут почти бестелесными, все будут танцевать, играть на лирах, читать мысли на расстоянии, парить над полями и лугами. Я очень верю, что если технологический коллапс случится, то все равно добро, светлая сторона победит.
 
Последние несколько лет мир очень быстро меняется, он стал маленьким, и это чувствуется физически. Как будто из баскетбольного мяча вдруг стал мячиком для гольфа, такое ощущение. Маленьким, плотным. Мы все зависимы друг от друга. Это трагичное ощущение. Ты понимаешь, что раньше у тебя была иллюзия, что можешь поменять страну, уехать куда-то, сбежать туда, «где не ступала нога человека». Это были какие-то расстояния, так казалось. Раньше наша часть планеты была своеобразной резервацией, такой санаторий-профилакторий. Было ощущение защищенности. А теперь, куда бы ты ни сбежал, ты участник общемировых событий. Ты не сможешь быть обособленным. Можно, конечно, найти необитаемый остров, но если не предполагаешь быть отшельником, ты всегда соучастник. Так или иначе. Тебя накроет не один катаклизм, так другой, не общественно-политический, так экономический или природный. Чувствуешь себя очень беззащитным.
 
Какой-то своей частью человек всегда ощущает себя ребенком перед этим миром. И вот этот ребенок хочет куда-то притулиться, услышать: малыш, здесь хорошо! Иди сюда! Все будет ок! Наша песочница прикрыта грибком, иди к нам! Но однажды ты понимаешь, что кроме тебя самого этот грибок никто не сделает и, по сути дела, нужно просто найти место, которое меньше всего продувается ветром и бьется градом. Помимо того что ты игрушка природы, ты еще игрушка неких общественно-политических сил, которые так или иначе хотят существовать по-своему. А ты можешь только наблюдать за этим и, подперев лицо рукой, говорить: ах, вот теперь как! Ну ладно, будем решать, что с этим делать...
 
Я бесстрашно смотрю вперед. Отважно. Настраиваюсь, что всегда будет выход, обстоятельства сложатся так, что можно будет найти оптимальный вариант для себя. Я так это чувствую. Я однозначно верю, что есть интуиция, есть силы, которые гораздо мощнее, чем мы — души, находящиеся в своем теле. Предпочитаю слушать и слышать те знаки, которые посылает жизнь лично мне, и не слушать то, что говорят другие. Если тебе не стоит что-то делать, судьба всегда даст знак. Главное — это услышать. Надо расслабиться, подумать, выпить чашечку кофе, посидеть в тишине. Все. Я верю в свет, верю в день, солнце, снег, что есть добро и есть зло. Это мир, он разный. Но будущее — оно все-таки должно быть позитивным, несмотря ни на что. Я хочу парить и играть на лире.
 
В настоящем мне всего хватает. Хочется, чтобы и дальше хватило сил, энергии, здоровья. Конечно, я осторожничаю, потому что от моих решений зависит жизнь людей, которые беззащитны. Я глава своей семьи, у меня маленькие дети, на мне ответственность. Я не могу позволить себе неправильных шагов, все они должны быть верными.
 
Я знаю, что мне еще предстоит сделать многое. Есть периоды в жизни, когда подходишь к некоему итогу, переходишь на другой виток. Я смотрю и думаю: чем закончится та история, которая происходит у меня сейчас в жизни? Все, что хотела на сцене, вроде бы сделано. Я правда не знаю, что можно еще придумать, если только нюансы добавить. Выйти со слонами, например. Спеть в бассейне «Чайка». Все будут говорить: «Ева! Ну вообще нормальная тетка? Жжет!» Я достаточно много сделала в профессии. Но есть вещи, которые ты в силу структуры своего бизнеса не можешь сделать. Ты можешь подготовить очень красивое, технически интересное шоу, наполненное, яркое, и показать его в самых разных городах нашей страны. Но вывезти полноценно это шоу за пределы крупных городов ты не можешь. Не во все города есть дороги, не во всех городах есть подходящие сцены. Но все это касаться зрителя не должно. А значит, будет другое. Ева Леонидовна будет везти 24 шляпы с перьями, 24 платья, выходить на дощатый пол ДК и пытаться для этих полутора тысяч людей сделать шоу. Чтобы они сходили, посмотрели и поняли, что сегодня, да, у них был праздничный вечер. Что тетя Ева вышла, спела и подарила им праздник.
 
Надо быть здесь и сейчас. Я счастлива в настоящем. Все!
 
Как появляются новые люди
Кто где решает: будет — не будет
Все начинается как волшебство
Три-пять-семь-девять
Уже торжество
И завертелось конфеты букеты
Вопрос не по делу по делу ответы
Съемки на память фото в альбомы
Носятся с «золотцем» бедные гномы
Или обратная вовсе картина
Кем-то соструган «нью буратино»
Он не согрет посторонним участьем
В белом кулечке бедное счастье
Так или иначе все эти трюки
Кем-то проделаны с нами от скуки
Зачем эти ноги к чему эти руки
И видеть картины и чувствовать звуки
И поколение за поколением мучилось
Страшным жестоким сомнением
Дрались дубинкой кидались ракетой
Книжки писали читали буклеты
Все не могли однозначно решить
Быть человеками или не быть
Знали б они как все просто на деле
Больше бы этой бедой не болели
Все оттого что на этой планете
Мы с вами гости а вовсе не дети
Просто придется однажды проснуться
Выйти из дома и не вернуться
На горку поутру взойти босиком
Туманом облитой как молоком
Крепко зажмурив глаза захотеть
Руки раскинуть и вверх улететь 

 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Сергей Демидов
    26.03.2016 11:28 Сергей Демидов
    об Атлантиде начать тосковать...
    Иногда стоит и по тосковать об Атлантиде...
    По тосковать и в прошлое окунуться с головкой...
  • Владимир Цивин
    26.03.2016 15:50 Владимир Цивин
    Что девочки и мальчики

    Оба мы в страну обманную
    Забрели и горько каемся,
    Но зачем улыбкой странною
    И застывшей улыбаемся?
    А.А. Ахматова

    Той светлой, словно праздничной весной,
    туманными томимые мечтами,-
    мы сами, тайны тонкой пеленой,
    окутывали то, что было с нами,-
    и жизни ткань казалась нам иной,
    с такими невозможными цветами.

    Деревья когда не выше травы, понять как травам их вышины,-
    да раз уж и в зимнем холоде, как и в летнем зное,
    движение же здесь каждое, ведь чего-то стоит,-
    длится когда куда-то к Богу дух, даль затуманивая дыханьем,
    рано иль поздно, осознает вдруг,-
    замкнутость законов мирозданья.

    В один лишь берег влюблен, бывает бег пленительных волн,
    да, кто знает, чем красна, истин тайная цена,-
    точно рябины жаркая кисть, что желтому времени вручена,
    чувство горячее часто горчит, пока с холодом ни обручено,-
    да только холод, колобродя, по привычке давнишней,
    уж слишком далеко заходит, удаляя все лишнее.

    Как красоте здесь на кресте, упасть ли до мольбы,
    так, позабыв о высоте, не сбиться бы с судьбы,-
    чтобы в подлость не впасть, и в подлог не поверить,
    нам бы радость и страсть, мерой бессмертия мерить,-
    ведь чтоб сердце забродило, сутью мира без прикрас,
    где бы боль ни бродила, доберется и до нас.

    Прячется пусть радость надолго, где-то когда,
    и когда в душе да за окном, вдруг холода,-
    всё же ради благ не надо, страдать никогда,
    вместе с желтеющими листьями, поняв: не бесконечна даль,-
    чтоб душа возвысилась до истины,
    что изначальна, как печаль.

    Раз жизнь, под тик секунд возни, езда за невыразимым,
    где, словно за окном, дней огни, бегут лишь мнимо мимо,-
    когда немеет небо от восторга,
    вслед за ударом града, вдруг радугу даря,-
    ведь заводить ли, нам с природой торга,
    за то, что и любит, губя, и губит, любя?

    Коль мы лишь листья, лишь листья, лишь листья всего,
    как и те, что у нас под ногами носит,-
    лишь шелестим и трепещем от ветра того,
    что нас всё равно, когда-нибудь сбросит,-
    как ни пытается спасти везучесть,
    свою мы постигаем участь мучась.

    Что проку в прощенье простом? но что больше?
    что проще прощанья с теплом? но что горше?
    смотреть бы нам лишь, на мир этот чище и проще бы,
    как роскошь и тишь, увядать начинающей рощицы,-
    сразимся пусть с миром не раз, врожденною музыкой в нас,
    но сонмы развеем химер, осознанной музыкой сфер.

    То ли мысль лебезит, покорясь,
    то ли лето летит, листвой в грязь,
    только сердце грустит, отрезвясь,-
    что ужин в ресторанчике, для важных очень персон?
    что желтые одуванчики, пред желтизною крон?
    что девочки и мальчики, мы перед взрослостью времен!
62 «Русский пионер» №62
(Март ‘2016 — Март 2016)
Тема: Грядущее
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям