Классный журнал

Александр Рохлин Александр
Рохлин

Макар-пророк

20 марта 2016 11:00
К гадалке не ходи. Обозреватель «РП» Александр Рохлин опровергает безысходную формулировку «нет пророков в своем отечестве». Да, немногословен, да, эгоцентричен — но какой бы он ни был, пророк обнаружен. В отечестве.
После встречи с известным московским прорицателем Макаром Аскольдовичем В. (имя его будет раскрыто позже) на меня снизошло вразумление.
 
То есть два вразумления.
 
Первое. У приличного человека отношения с Грядущим должны быть напряженными, но бесперспективными. И что важно, всеми силами следует поддерживать это положение: напряжения и бесперспективности. То есть если понял, что ничего не светит в будущем, прими это. Но не расслабляйся. Держи себя в тонусе.
 
Второе. Человечество в целом настолько измельчало и поглупело, что говорить о нем в разрезе Грядущего становится стыдно. А затем скучно. Этакая бесперспективная напряженность, пустые потуги…
 
Начну с конца. (Я не о конце света. Он всегда в уме и внутри скобок.)
 
Человечество измельчало настолько, что позволяет распоряжаться запретным знанием о своем Будущем совершенно маргинальным типам. Я про карманных волхвов и газетных гадалок и не вспоминаю. Они были во все времена, месили воздух вилами, и их место за скобками. Но совершенно исчезли с арены жизни пророки настоящие, которые жгли глаголами человеческие сердца, обличали пороки и несовершенства, не страшась быть растоптанными и истерзанными где-нибудь на центральных площадях городов или рядом с жертвенниками церквей. Собственно, такой финал должен был быть закономерным для истинного пророка. Собственно, такая развязка свидетельствовала о правде из уст. А правду топчут и терзают. Но где растерзанная правда?! Где затравленные чернью пророки?! Где голоса, вопиющие в пустыне?!
 
Ничего нет. Тишь и ряска по болотной жиже.
 
Кому отдана на откуп правда о нашем Грядущем?
 
Вопрос к администрации зоопарка.
 
Потому что властители дум у нас теперь граждане из мира фауны…
 
Немецкий осьминог Пауль… Новозеландская овечка Сонни Вул… Североамериканский орангутанг Эли… Бразильская черепаха Кабесан… Белорусский (камчатский) краб Петрович…
 
Сеть изобилует рассказами о чудесных предсказаниях зверюшек. Публика замирает от восторга. Дамы падают в обмороки. Джентльмены кашляют в кулаки.
 
И не видно конца и края этому позорищу!
 
Публикация в прессе братской республики:
«Администрация дворцового парка города Гомеля сообщает: дракон-прорицатель по кличке Зеленый Иго предсказывает будущее всем желающим…»
 
Далее сноска в расчете на образованную часть публики: дракон, видите ли, не совсем дракон, а родственник последнего. То есть это игуана зеленая, отсюда и прозвище. Но финал репортажа отражает системный, бодрящий и патриотический подход администрации к своей работе:
«Потомки осьминога Пауля пусть нервно покурят в сторонке. У нас есть пророки в своем отечестве, тоже зеленые! Тем более что в честь нашего героя уже сооружают абстрактные металлические скульптуры, авторы которых — любители фильмов про трансформеры, а дети приносят поделки из пластиковой тары: это, несомненно, борцы за экологию и раздельный сбор бытовых отходов».
Не знаю, как вы, а я чувствую горькую насмешку в пророчествах Иго и прочих «зеленых».
 
«Мое» Грядущее (не личное, а общевидовое человеческое) всегда представлялось мне значительным, страшным, несоизмеримым.
 
При чем же здесь черепаха Кабесан и овечка Сонни Вдул?
 
Все в суп! Только в суп! Можно кокосового молока и острого перца добавить. А еще свежего имбиря кружочками. А чеснока как раз и не надо…
 
Не означает ли подобное принижение роли пророков общего поражения человека как вида?
 
Мы не справились со своей миссией здесь, на земле. Не нашли Рая. Мы не разгадали кода Грядущего. И единственное, на что способны, — это ерничать, скулить и попискивать от страха перед. А еще делать вид, что не замечаем приближения и вообще плюем на Грядущее с высокой колокольни нашего вполне комфортного настоящего.
 
Здесь самое место перейти к первому вразумленную.
 
Упомянутый Макар Аскольдович, даром что прорицатель, крайне скуп на слова. Более того, я не удостоился, что называется, беседы. При встрече со мной он проронил всего одно слово. Но я все понял! Почувствовал на животном уровне близость и ужас от близости. Я о Грядущем.
 
Грядущее, приблизившись на расстояние вытянутой руки, приводило в трепет, и хотелось одного — немедленно бежать! Бежать не оглядываясь, не останавливаясь, прижимая уши к голове, а хвост к задней поверхности бедер. Бежать далеко и долго. Если и дух вон, то вместе с ужасом!
 
Подобное я переживал лишь однажды при обстоятельствах, имеющих прямое и непосредственное отношение к Грядущему. Поэтому считаю долгом вспомнить ту историю.
 
Лет восемнадцать назад редакция одной столичной газеты отправила меня в монастырь.
 
С миссией вполне мирной и прозрачной — написать очерк о трудниках. Я должен был прожить в монастыре неделю, трудиться наравне со всеми где скажут, наблюдать, запоминать, вступать в общение, но своих истинных намерений не раскрывать. Засланный казачок имел крайне смутные представления о вере в Бога и особенностях православия, он сам выбрал себе обитель для трудового репортажа и попал в яблочко. Или, другими словами, как кур в ощип. Находясь в упоительной близости к заливным лугам реки Клязьмы, монастырь тем не менее решительно и сознательно готовился к Апокалипсису. Последний ожидался буквально на днях. Когда я заявился в канцелярию монастыря с предложением о сотрудничестве, меня приняли, но забрали общегражданский паспорт со словами: «Он тебе больше не понадобится. Через две недели конец света».
 
Как я заметил, ни у кого внутри обители это заявление не вызывало сомнений. Грядущее вырисовывалось выпукло и с какой-то будничной неотвратимостью. Позже я узнал, чем объяснялись апокалипсические настроения братии. Во-первых, игумен монастыря, высокий чернобородый старик, взбегавший по строительным лесам с юношеской резвостью, находился в жестких контрах с Патриархией и власти над собой не признавал. А во-вторых, наши заклятые партнеры с дальнего Запада в это время бомбили Югославию. Этого было достаточно. Все жили напряженным ожиданием, спали мало, посматривали в небо, питались кашей, хлебом и чаем, но при этом деятельно восстанавливали собор. Мы таскали гранитные плиты для нового пола. Мое положение усугублялось еще и тем, что я подвергся сугубому вниманию со стороны… монахини Георгии. Не подумайте лишнего! Насельница с мужским именем случайно узнала, что я еще не крещен. Это обстоятельство привело ее в ужас, а для меня означало наступление личного апокалипсиса. Инокиня вознамерилась спасти мою душу. Поверьте, это было страшнее ожидаемых американских бомб. Она ловила меня где только возможно и говорила: «Через полчаса пойдем креститься! Батюшка уже все приготовил…» Да, говорил я и тут же удирал куда-нибудь на хоздвор, конюшню или лесопилку. Там я прятался в дровах и сугробах и пережидал опасность. Сквозь разрушенную монастырскую стену я видел прекрасное небо с облаками над тихой Клязьмой. Третья мировая предполагалась еще только через десять дней, далеко и не страшно, а ужас перед тем, что тебя поставят лицом к лицу с Богом, наденут крест и заставят произнести «Верую…», был в трех шагах и внутри. Словно надувной шарик с кипятком, готовый вот-вот порваться и ошпарить тебе внутренности… Встреча с Грядущим не сулила мне ничего хорошего.
 
Бог это увидел и помиловал. Инокиня Георгия меня так и не поймала. Крестился я только через год. А Третья мировая как-то незаметно отодвинулась в туманное будущее. Но воспоминание осталось и немедленно всплыло на поверхность сознания при встрече с Макаром Аскольдовичем…
Довольно отталкивающая внешность. Обилие черного цвета в одежде и какая-то железная отрешенность от мира сего. Безусловная эгоцентричность. Этим он напоминал мне гладкоствольную гаубицу… Сутулый, большеголовый, чернобровый, чернобородый. И взгляд — особенный, отсвечивающий холодным и, прямо скажем, нечеловеческим блеском, взгляд, который не останавливается на тебе, но скользит то ли сквозь, то ли прочь.
 
Все это не оставляло шансов на возникновение симпатии. Но в подобных вещах Макар Аскольдович совсем не нуждался.
Здесь самое место сказать, что известный московский прорицатель Макар Аскольдович В. в некотором смысле не человек. Он — птица. Berdman, в буквальном смысле. А если быть до конца точным, то corvus corax, то есть ворон. Род — вороны. Семейство — врановые. И т.д.
 
А способностям его и законной славе и удивляться не стоит. Поскольку в отличие от самовыдвиженцев осьминогов и овец лесной ворон всегда пользовался расположением планет-миров-времен и прочая. По некоторым данным, именно предок Макара Аскольдовича был выпущен Ноем с ковчега в поисках суши. А не какой-то там бесхребетный голубь! Правда, — открываем скобки, — по другим данным, предок был проклят Ноем за то, что вместо поиска суши занимался выклевыванием глаз у утопленников. Закрываем скобки…
 
Фигура, безусловно, космическая, мистическая, мифологическая и далее по списку. Образ, безусловно, депрессивный, нагоняющий зеленую тоску и вселенскую печаль. Но уже ничего не попишешь. Уже все написали до нас.
 
Наш прорицатель местом прописки выбрал себе самый центр Москвы, три взмаха крыла от Садового кольца. Прямо напротив центральной мечети на Олимпийском проспекте.

В Уголке дедушки Дурова.
 
Для поддержания связи с общественностью рядом с ним всегда находится секретарь, поверенный в делах, переводчик и жрец в одном лице — Светлана Максимова, артист-дрессировщик Театра зверей имени Дурова.
 
Они познакомились почти двадцать лет назад. Светлана встретила Макара на Птичьем развале в Калитниках и сразу почувствовала: особенная птица. И шести тысяч лесных пиастров за него ей не было жалко. С тех пор они неразлучны. А талант к определению будущего раскрылся в Макаре Аскольдовиче довольно быстро. Публика с азартом валила на представления Макара Аскольдовича. Он, конечно, летал сквозь кольца, ходил по струнке, громко прорекал свое имя, ловил и бросал мячики в корзину, прохаживался по авансцене с видом удельного князя, но все ждали гаданий и пророчеств. На сцену выносили плоскую тарелку со свитками, на которые заносились предсказания, и ворон, вглядываясь в просителя, бескомпромиссно определял его судьбу. Важно заметить, что за свою пророческую практику Макар Аскольдович ни разу не слышал претензий в адрес своих предсказаний. Значит, все сбывалось…
 
Молва о вороне-гадателе быстро разнеслась по Первопрестольной. Макара Аскольдовича начали приглашать на телевидение в различные шоу и программы. Он дважды снимался в кино. В «Сибирском цирюльнике» и сериале про Вольфа Мессина.
 
Однако случались и срывы. Однажды он исчез, форменно пропал. То есть вылетел за пределы Уголка и был таков. Служащие сбились с ног в поисках птицы. Страшно себе представить, если бы ворон вознамерился приземлиться в чьей-нибудь квартире… Черное стальное оперение, антрацитовые глаза, размах крыльев больше метра и говорить умеет!.. Бррр! Известно, что самое жуткое в истории поэзии стихотворение про ворона, предрекшего человеку мрачное и беспросветное будущее, было написано как раз после такого «случайного» приземления на подоконник. Автор — Эдгар По. Детям и малахольным гражданам лучше не читать.
 
Но в нашем случае обошлось. Макар Аскольдович, проделав не более пятисот метров в московском небе, приземлился на задах кафе. Когда Светлана наконец отыскала беглеца, он мирно прохаживался по земле рядом с псом, охранявшим хоздвор. Макар Аскольдович не заставил себя долго упрашивать и вернулся в мир искусства.
 
Причины его поступка так и остались невыясненными.
Все произошло стремительно, как выстрел гаубицы. Я смот­рел на птицу, готовившуюся к вечернему представлению. Ворон отрабатывал цирковые номера, и взгляд его стальных глаз на мне не останавливался. Как вдруг словно молния сверкнула и так же быстро погасла в антрацитовых точках. И я не помню, как оказался на сцене. Да еще держа птицу на вытянутой руке.
 
— Близко к себе не подносите, — сказала Светлана. — Они этого не любят. Может клюнуть…
 
Я отстранился, насколько это возможно. Но почувствовал, что птица крепче вцепилась своими сухими лапами в мою руку. Кто кого держал, еще был вопрос. А на сцену тем временем вынесли поднос со свитками… И мне стало жутко, как Эдгару По, когда он заговорил с черным вороном с подоконника. Ни один мускул не дрогнул на лице Макара Аскольдовича. Наоборот, оно стало еще жестче. Я вспомнил это ощущение… Близость Судьбы! Неизвестной, но страшной. Неведомой, но неотвратимой. Ответ, которого не ждешь. Будущее, к которому не готов никогда.
 
Монастырь на Клязьме. Третья мировая. Монахиня Георгия. Встреча с Богом…
 
И бежать мне было некуда. 
 
Он раздумывал меньше мгновения. Я думаю, что он даже и не раздумывал. Он все сделал так, как делают только очень уверенные в себе сущности. Макар Аскольдович нетерпеливо и резко схватил один из свитков с подноса и положил в мою раскрытую ладонь. Письмо Судьбы было вручено остолбеневшему адресату. Я даже не помню, как протягивал эту ладонь.
 
— Макарр!! — крикнул провидец.
 
И кровь застыла в жилах жертвы.
 
Вы спросите, что было написано на свитке?
 
Nevermore!
 
I burned it in the fireplace without opening and reading.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Сергей Демидов
    20.03.2016 13:01 Сергей Демидов
    никогда больше не делай то, что делали до тебя...
    А если появилось желание делать то, что было до тебя, то познай начало того, что собираешься делать..
  • Владимир Цивин
    20.03.2016 15:02 Владимир Цивин
    Власть над временем

    Молчат гробницы, мумии и кости,-
    Лишь слову жизнь дана:
    Из древней тьмы, на мировом погосте,
    Звучат лишь Письмена.
    И.А. Бунин

    Коль лишь покой, лелея лень, мерит время: год как день,
    да в чаду удач, в огне невзгод, и день один идет за год,-
    быть может, незнающее, что мир, уныния,
    и время тут шар, с пространством дружащий,-
    где настоящее, лишь горизонта линия,
    но только, между прошлым и будущим?

    Да ведь способно, лишь разве что искусство,
    так здесь, на разум воздействовать и чувства,-
    коль время, легко повторяя всё снова,
    выветривает всякий привкус былого,-
    и только искусства, ласковое слово,
    вдруг едко въедается, в его основу.

    Интересует по-настоящему вечность,
    лишь только то же, что остается от вещи,-
    а деньги и власть не имеют лица,
    коль время бесследно без воли творца,-
    на поклон к холодной Лете, гонит всех здесь времени бич,-
    да не всем дано на свете, мимолетность вечности постичь.

    Тот еще, делец и ростовщик,
    что лишь в прибыли смысл находит,-
    существует вечность лишь, оборотом вещей в природе,
    раз принуждено всё, что во плоти,-
    по пучине времени плыть, и пока она ни поглотит,
    за всё плотью платить.

    Так время незримо, мир по крупице круша,
    хранит дум херувимы, их крушить не спеша,-
    так призрачным дымом, истлевших столетий дыша,
    их дух воскрешает незримо, притихшая на время душа,-
    ведь не зря, средь времени идущего, тут от врат рая,
    превращается в будущее, прошлое, умирая.

    А коль, телам пусть не важна, для душ Поэзия нужна,-
    сцепленья слов нащупать нить,
    и песнь всю вытащить на свет,-
    чтоб будущему сохранить, его уже в прошедшем след,-
    художнику грядущим жить, то ж что монаху дать обет,
    иначе не затормозить, в забвение бегущих лет.

    Участь лиры же певучей, сотворить в мире заново,-
    памятник ему могучий, в меру сил человечьих,
    из гранита и мрамора, гармонической речи,-
    задевая сердца вдруг чем-то,
    превращает, вступая на подиум,-
    миг в монументальность момента, Поэзии праздник и подвиг.

    Времени закон строг, да не всё ему поддается,
    потому Поэт бог, что Учением остается,-
    коль дано промчаться ласточкой, чрез частоколы времен,
    смотря в растворенные, створки сроков,-
    то смысл честолюбивых крыльев, ведь твоих Поэт, и в том,
    чтоб стать в отечестве своем, Пророком!

    Пускай вода и точит камень, да ведь преграда он ей,
    не все, что тут властно над нами, надолго коль нас сильней,-
    не черствели чтобы до срока, души чистые и простые,
    быть Мечтателем и Пророком, миссия Поэта в России,-
    бессильные в добре и зле, Поэты правят, тем не менее,
    власть истинная на земле, ведь власть над временем.
    1
62 «Русский пионер» №62
(Март ‘2016 — Март 2016)
Тема: Грядущее
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям