Классный журнал

Максим Галкин Максим
Галкин

Развернуло

14 марта 2016 11:40
Актер Максим Галкин анализирует будущее с точки зрения профессионального лингвиста, которым он и является, и приходит к тревожным для некоторых других колумнистов «Русского пионера» выводам.
Меня спросил Андрей Колесников, не мог бы я про будущее написать. Наверное, всем новоявленным мучителям пера в этом издании предложили будущее. Я соседей пока не читал, но чую, что будущим там не пахнет. А еще Андрей мне объяснил, что хорошо, когда в основе есть какая-нибудь история. История?! Про будущее! Ребята, история — это прошлое. Мало того что мы с вами сами прошлое, так до кучи потащим в воображаемое будущее из этого прошлого свое утлое суденышко жизненного опыта.
 
Я согласился написать про будущее, не имея никакого понятия о будущем. Пишу лишь потому, что меня распирает гордость от маленького открытия, которое я сделал и которым спешу поделиться с вами. Я вообще пишу, только когда меня распирает. Открыл я для себя не будущее, а феномен человека, который берется писать о будущем. Но все по порядку.
 
Впервые отношениями человека, языка и времени я заинтересовался, когда прочитал книгу современного лингвиста Нины Давидовны Арутюновой «Язык и мир человека». Я оттолкнусь от некоторых мыслей из этой книги. Время для человека, как и его жизнь, понятие необратимое и линейное. Это некоторая направленная прямая. Мы идем по жизненному пути из прошлого в будущее, каждую секунду находясь в новом моменте настоящего. Вы двигаетесь вперед в неизвестное будущее, у вас за спиной известное прошлое. Впереди у вас старость, а за спиной у вас молодость. Прошлое — это прибежище ваших воспоминаний, сожалений, радостей, а будущее — это ваши мечты, планы, опасения. Но так было не всегда. Нет, поток времени не менял направления, ветер времени, зарождаясь в будущем, всегда дул в прошлое, нанизывая каждую секунду нашего настоящего на шампур минувшего, превращая мгновения жизни в памятные даты. Только ветхозаветный человек, в отличие от нас, шел не против ветра времени, а по нему. Человек представлял себе, что он появляется из будущего, подгоняемый ветром времени, который дует ему в спину (что гораздо приятнее, чем в лицо), и идет в прошлое, повторяя путь своих праотцев. В таком случае старость в прошлом, а рождение и молодость — в будущем. Люди воображали себя как огромную очередь, в которой первый человек — Адам, а последний — родившийся в сию секунду. Человек идет в освещенное прошлое, а не в затемненное будущее. Он уверен в своем завтрашнем дне, потому что не открывает новую непознанную тропу, а повторяет путь мудрых предков. Такой человек кажется мне гораздо более счастливым.
 
Затем нас развернуло. Так Иоанн Креститель говорит об Иисусе Христе словами пророка Малахии (Мал. 3:1): «Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня».
 
Теперь мы смотрим с надеждой в будущее, строим прогнозы, ставим цели, ветер времени нещадно дует нам в лицо. Мы не узнали ничего нового о грядущем, да и надо ли, если человек изначально устроен для того, чтобы всматриваться в прошлое.
 
Не верите? А вы прочтите, что пишут мои коллеги, получившие задание написать про будущее. Бьюсь об заклад, они пишут про прошлое. Я не читал, но уверен. Уверен, ведь им страшно. Страшно, потому что неизвестность всегда пугает, а им поручили всматриваться в неизвестность. А как справиться с таким страхом? Догадываетесь? Конечно же, опереться на что-то знакомое, изведанное, то есть на свое прошлое.
 
Если они пишут не о прошлом, значит, они нашли спасение от этого страха будущего в том месте, где бы они хотели быть, то есть подсознательно пишут об убежище.
 
Если они пишут прямо о страхе, значит, бравируют.
 
И вот тут я понимаю, делаю свое маленькое открытие, что ничто так не характеризует автора, как его свободный рассказ на тему «Будущее».
 
Мне привиделось, что человек в страхе не разглядеть себя в будущем невольно фиксирует на письме плюсы своего существования в прошлом и настоящем, словно доказывает ветру времени свое право остаться на жизненном пути. Кто-то подчеркивает свою значимость, кто-то умение прощать, кто-то свою энциклопедичность.
 
И, безусловно, все авторы «Русского пионера» не откажут себе в слабости побыть оракулом и оставят в конце провидческое мини-послание будущим поколениям — а вдруг сбудется? Это как если крупно написать на заборе слово из трех букв, а потом, когда под забором кого-то изнасилуют, воскликнуть, воздев указующий перст к небу: «А я ведь предупреждал!»
 
Что ж, дорогие пионеры, не будем себя тешить иллюзиями: хоть и развернуло нас лицом к грядущему, видим мы только отгрохотавшее. Поэтому этот выпуск честнее было бы назвать «Русский пенсионер. Прошлое».
 
Кстати, все мной написанное справедливо и для написанного мной.

Колонка Максима Галкина опубликована в журнале "Русский пионер" №62. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    14.03.2016 15:09 Владимир Цивин
    Перекресток Языка и Природы

    Часов однообразный бой,
    Томительная ночи повесть!
    Язык для всех равно чужой
    И внятный каждому, как совесть!
    Ф.И. Тютчев

    Достигает раз природного слуха,
    не зря ведь лишь целомудрие духа,-
    родится человек без возврата,
    только, на исходе трудного дня,-
    за не безысходностью заката,
    холод духа, вдруг в груди находя.

    А коль Духа, в вечность зовом, звуки муки, силой Слова,-
    постигаем не без труда, как глаза наши, руки и уши,
    интеллект пускай лишь среда, с миром связывающая души,-
    да выгодно ль, как год на день нам,
    душе не предоставив вечность, на удовольствия и деньги,-
    менять порядочность и честность?

    Пусть слова, как и числа, лишь носители смысла,
    и лишь отзвук, лишь зык, моря звуков Язык,-
    как материя вся, и тверда, и зыбка,
    проявляясь, то волнами, то дискретами,-
    так и мы ведь, всё больше, лишь часть Языка,
    оставаясь при этом, все же предметами.

    Как грани тайные огней, что духу родственны души,
    играя светами теней, заманят шляться в их глуши,-
    так, что прибой средь сонных дюн, чтобы будили мысли ум,
    дан нам Язык, что вечно юн, словесных музыкою струн,-
    пусть определить нередко нелегко, что для нации полезнее,
    прирастает нация Языком, а Язык прирастает Поэзией.

    Мнутся пускай минуты, словно бьются крылом,
    об тоску неуюта, что окутала дом,-
    но со Словом кому-то, снова весело в нем,
    в океане бытия, пусть всего лишь лещ,
    зарывающаяся в ил времени вещь,-
    но, когда Язык ей Богом дан, льнет к ногам ее океан сам!

    Огромный мир, юлой крутясь, и лишь Слово всего,
    осознаем ли, суетясь, что Язык смысл всего,-
    о растениях Бог, потому ведь печется и помнит,
    человек, потому пестуется Им, как никто,-
    что кроме растений, кислорода ни что не восполнит,
    а кроме людей, Языка не восполнит ни что.

    Да какова бы ни была в веках судьба творца,
    ведь от него остаться могут в недрах языка,-
    всего лишь Имени таинственные знаки,
    как шелуха, что остается от сырца,-
    творенья же, века горящие во мраке,
    увы, забудут скоро своего творца.

    Но разве развалины, древности знаки,
    не в нас разве, звездные те зодиаки,-
    коль так и будут сменяться торжественно,
    поколенье за поколеньем, пока,-
    вдруг ни появится Нечто Божественное,
    из накопленного гумуса Языка?

    Точно берег, где сходятся материк и воды,
    человек - перекресток Языка и Природы,-
    как людские глаза, и бездна звездного круга,
    в нем Язык и Природа, вглядываются друг в друга,-
    зависеть от Природы, зависеть от Языка,
    участь человека и народа, ведь на века!
62 «Русский пионер» №62
(Март ‘2016 — Март 2016)
Тема: Грядущее
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям