Классный журнал

Эллиотт Эрвитт Эллиотт
Эрвитт

Охота за кадром

26 декабря 2013 13:30
Классик мировой фотографии Эллиотт Эрвитт в своей колонке сознается, за какими такими впечатлениями он в свои 85 отправился на Туманный Альбион, в «Великое шотландское приключение».

Не люблю описывать свои фотографии. Объяснять изображение — все равно что объяснять шутку: как только ты это сделал, шутка умирает. Но не рассказать о своем «Великом шотландском приключении», совместном проекте с The Macallan Masters of Photography, просто не могу. Слишком уж многое осталось на сей раз за кадром.
Я провел в Шотландии около сорока дней вместо запланированных десяти: у меня не было каких-то четких установок, жестких ограничений, рамок. Я просто наблюдал, чтобы как можно качественнее выполнить главную задачу проекта: почувствовать и понять эту страну, народ, природу. Ведь самое главное в работе фотографа — это наблюдение. В каждом моем кадре запечатлены эмоции, чувство или переживание. Сколько нужно секунд, минут или даже часов, чтобы поймать это? Здесь нет правил и готовых формул: даже когда я уже вижу сюжет, мне трудно предугадать, сколько времени я проведу, глядя в объектив, перед тем, как появится моя реакция на происходящее в виде фотографии. Иногда все происходит очень быстро, а порой, даже потратив уйму времени, не получаешь хорошего кадра и приходится искать новых героев. Охота за идеальным кадром — неуловимая игра, она может закончиться где угодно и чем угодно.
В Шотландии эта игра однажды закончилась для меня шаловливой дегустацией односолодового виски. Я показывал сделанный мной фотоснимок, а сотрудники вискикурни пытались подобрать мне для дегустации сорт, наиболее, с их точки зрения, соответствующий настроению фотоработы. Это было забавно: мои новые друзья подошли к затее крайне профессионально, задавали самые разные вопросы… Был ли это ветреный день? Был ли воздух соленым?
Например, для кадра «Шотландцы танцуют хайланд. Игры горцев в Аберлауэре, область Морей» мастера подобрали мне напиток, в основе которого — канонический теплый маслянистый вкус. На снимке мы видим, как танцоры хайланда соревнуются на старинных играх горцев: так молодежь приобщается к своей истории и культуре. В общем, я совсем не удивился, узнав, что соответствующий этому снимку виски был 1997 года. С особенным, неповторимым послевкусием зеленого яблока и ярмарочных конфет.
Вообще, проект The Macallan Masters of Photography позволил мне узнать очень много нового о мире виски. Занятно, что искусство создания виски и фотографии имеет гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Привязка ко времени и возможность создать что-то выдающееся из самого обычного — вот она, соль двух процессов. Вы выбираете кадр, а затем ждете того мгновения, когда в нем появится волшебство. На вискикурне мастера тоже сначала придумывают, какой вкус нужно получить, выбирают идеально подходящую бочку для его создания, а затем ждут. Время решает все.
Счастлив я и тем, что «Великое шотландское приключение» свело меня с интересными местными жителями. Я с любопытством вслушивался в их акцент, не похожий ни на какие другие. Хотя, по правде сказать, иногда было трудно понять, что они говорят. Конечно, не мог я пройти и мимо пейзажей: на фоне гор и островов Шотландии я пытался запечатлеть красоту самых простых жизненных моментов. Природа Шотландии стала для меня эдакой огромной фотостудией.
Необычайно обрадовало меня, что за время участия в проекте The Macallan Masters of Photography я встретился и со своими любимыми героями — собаками. Сколько себя помню, у меня всегда была собака. Последняя умерла, к сожалению, несколько месяцев назад, и я до сих пор переживаю. После того как мой траур закончится, я заведу новую. Собаки для меня — это все равно что люди, только у них побольше волос, то есть шерсти.
Мои работы часто бывают чувствительными, но это чувствительность без плача, без надрыва. Когда я снимаю инвалида, идущего по тротуару, я говорю этим снимком не о том, как ужасна его жизнь, что в ней много боли и преодолений, а я говорю, что жизнь возможна при любых обстоятельствах. При этом я не готов назвать себя гуманистом, я просто профессиональный фотограф. Я не знаю, можно ли увидеть душу фотографа в его снимках, но всегда виден его почерк, стиль. Научиться техническим моментам фотографии достаточно просто. Но как только мы переходим к визуальному ряду, начинается творчество.
Видеть кадр — это подарок судьбы. Меня часто спрашивают, о чем спорили Никита Хрущев и Ричард Никсон на известном снимке 1959 года. Никсон дотрагивается указательным пальцем до лацкана пиджака генсека СССР. На самом деле это был не настоящий спор, потому что настоящие споры между главными лицами государств происходят не публично, а за закрытыми дверями. Но даже в этом, казалось бы, простом жесте можно прочитать желание Никсона показать, что он смелый, необычный, способный отстаивать интересы своей страны и устоять перед лицом СССР. На тот момент Никсон должен был баллотироваться в президенты, не исключаю, что он играл на публику. Политики могут делать все, что угодно, но только от вас зависит, что показать в итоге. Этот кадр был сделан в СССР в то время, когда западным журналистам было очень тяжело работать, но от этого все становилось еще более интересным. В общем, можно считать, что «Великое российское приключение» у меня тоже уже было.

Статья Эллиотта Эрвитта "Охота за кадром" опубликована в журнале "Русский пионер" №42.
Новый номер уже в продаже.
Все точки распространения в разделе "журнальный киоск".




Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • "..
    смелый, необычный и способный с пальцем протокольным
    по тому ж учебнику питался,
    по которому потом кустисто-малохольный
    научил жену{!} спиной шлепки ловить на самолётных трапах и при этом на запчасти не распался..
    .."
42 «Русский пионер» №42
(Декабрь ‘2013 — Январь 2013)
Тема: МУЗЫКА
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям