Классный журнал

Дмитрий Филимонов Дмитрий
Филимонов

祖国 Уголок Отчизны в китайской степи

19 июля 2009 13:05
Корреспондент «Русского пионера» Дмитрий Филимонов отправляется в Китай и обнаруживает затерянный в степи уголок Отечества, который называется «Парк экзотических скульп­тур». Пытаясь выяснить, кто и зачем изваял эти статуи, корреспондент приходит к выводу: что китайцу экзотика, то русскому Родина.

Северный русский ветер безвизово шарит по китайской степи, скатывая в шары сухие пучки полыни. Воздевшая меч Родина-мать гудит отверстием в правой подмышке. Протяжно  гудит, надрывно, как может гудеть русское на чужбине. «Уйю!» Этот дикий русский ветер с Яблонового хребта. Шальной «яблон» швыряет шары перекати-поля вперемешку с облаком пыли под бетонный подол Родины. «Айя!» — гудит Родина-мать. Этот гуд у нас песней зовется? «Я, я!» — задорно вскрикивает Трубач-красноармеец, шатаясь на собственном пьедестале. Рабочий и Колхозница, Юрий Гагарин и Медный всадник, Лев Толстой и Зоя Космодемьянская, Пушкин и Материнство, Укрощающий коня и Перековывающий мечи на орала. Двадцать восемь статуй посреди китайской степи. Поскрипывают, покряхтывают, посвистывают, покачиваются в порывах злого «яблона». Кто изваял? Зачем? Почему тут?

Два китайца бродят по степи со стремянкой. От Петра Великого к Пушкину. От Гагарина к Обнаженной. От фонарного столба к фонарному столбу. Минуту назад их не было, они возникли из облака пыли. И очень похожи на людей. На электромонтеров. Младший держит лестницу, меряясь силой с «яблоном», старший вывертывает перегоревшие лампочки и швыряет вниз — чпок!

— Ни-хао! — кричите вы и машете руками.

— Ни-хао, —  гудят в ответ похожие на людей. То есть «здравствуй».

— Кто изваял? Зачем? Почему тут? — спрашиваете вы, обводя степь руками.

Похожие на электромонтеров молчат, заняты своим делом. Чпок!

А вдали по шоссе сквозь песчаную бурю просвистывают автобусы. Едут-едут по Китаю наши «челноки»! От границы — в Маньчжурию. Или Маньчжоули, если говорить по-китайски. Первый полустанок КВЖД. Деревянные избы и небоскребы. Город, возникший из облака пыли. Торговая точка посреди степи. Заточенная под нашего «челнока». Все вывески дублированы по-русски. «Суперматке». «Гостинича». «Котлета в степном вкусе». «Вавповы пыв пыж». И не спрашивайте, что это значит. Не будет ответа. Это Китай. Чпок!

Самый русскоговорливый маньчжурец — сторож международного вокзала. Просунув голову в приоткрытую дверь и оглядев вас с головы до ног, он объяснит, что единственный поезд Пекин—Москва останавливается раз в неделю, но билет все равно не купишь, потому что кроме него, сторожа, тут никого нет. Еще есть международный аэропорт Маньчжоули, где не приземляются самолеты. И русская матрешка в пять этажей, занесенная в китайскую книгу рекордов имени Гиннесса.

А зачем?

Чпок! 

«Челнок»-первоходок тычет пальцем в стекло автобуса, дивясь, сворачивает шею, чтоб получше разглядеть Родину-мать и Трубача-красноармейца, Рабочего и Колхозницу, Юрия Гагарина и Медного всадника, Льва Толстого и Зою Космодемьянскую, Пушкина и Материнство, Укрощающего коня и Перековывающего мечи на орала.

— Зачем? Почему здесь?

Бывалый «челнок» снисходительно пожимает плечами: 

— Китай!

Внутренняя Монголия. Русский Китай. Тут живут потомки русских инженеров — строителей КВЖД. Русский дедушка повстречал китайскую бабушку. И вот результат. «Русское национальное меньшинство — самый яркий цветок в многонациональной клумбе Китая, — сообщает агентство «Синьхуа». — Люди со всей страны приезжают сюда, чтобы подивиться национальным обычаям: местные жители красят яйца на Пасху и трогательно относятся к своим женщинам, всегда пропуская их вперед». И фото: счастливая китайская семья красит кисточками яйца.

Внутренняя Монголия. Русский Китай. Потомки Конфуция, Чингисхана и строителей КВЖД хватают вас за рукава: «Капитана! Купи-кроссовка-джинса-все-по-два-юаня-компьютер-супер-шуба-для-жена-мужской-достоинство-стоять-тарелка-спутник-даром»! Опытный «челнок» одним движеньем отряхнет потомков с рукавов и, не снижая темпа, продолжит путь по траектории волны — из лавки в лавку. Глаз — цепок, ноги быстры, мозг проворен. Шесть улиц вдоль, шесть поперек — все магазины можно обойти за день. Потом — кабак, стриптиз и водка со змеей.    

И вот уже пора домой. Кроссовки, шубы, джинсы впрессованы в автобус Маньчжурия—граница—Забайкальск. И первоходок льнет к стеклу, провожая похмельным взором Родину-мать и Трубача-красноармейца, Рабочего и Колхозницу, Юрия Гагарина и Медного всадника, Льва Толстого и Зою Космодемьянскую, Пушкина и Материнство, Укрощающего коня и Перековывающего мечи на орала. И он божится, что в следующую ходку будет время и он возьмет такси, чтобы сюда приехать и прильнуть.  

И, может быть, приедет. И прильнет. И прочитает надпись: «Парк экзотических скульптур. Построен департаментом туризма для укрепленья дружбы и контактов».

Спустившись на землю, старший электромонтер складывает лестницу, замечает вас и, указав перстом на главную скульптуру, молвит:

— Мама.

— Родина! — радостно кричите вы.

— Харасё, — улыбается китаец.

Есть контакт!

 

Статья Дмитрия Филимонова «祖国Уголок Отчизны в китайской степи» была опубликована в журнале «Русский пионер» №9.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
9 «Русский пионер» №9
(Июнь ‘2009 — Июль 2009)
Тема: РОДИНА
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям