Классный журнал

Мирослав Мельник Мирослав
Мельник

Подъедение итогов

08 мая 2012 02:02
В канун тяжелых новогодних застолий и возлияний совладелец компании VIP International Мирослав Мельник размышляет о том, как превратить организованное веселье в неподдельное и как с помощью еды добиться согласия, мира, дружбы, взаимопонимания, паритета и консенсуса. Хотя бы в фамильном кругу.

Разговор пойдет преимущественно о ресторанной жизни, но не о еде или не в первую очередь о ней.

Новый год принято считать семейным праздником, но не обязательно домашним. Наоборот, люди стремятся на время покинуть родной очаг и уехать куда-нибудь подальше. Эта тенденция зародилась в начале 90-х, когда наши государственные границы утратили функцию железного занавеса. Из тех времен мне особенно запомнилась встреча Нового года в Нью-Йорке, в Рокфеллер-центре. Всем гостям на входе вручались шляпы-котелки, дудочки и прочие аксессуары, ровно в 12 вся многонациональная публика принялась добросовестно дуть в нехитрые духовые инструменты, но музыка получилась такая, что окажись с нами в компании профессиональный маэстро уровня Владимира Спивакова, он бы в ужасе покинул помещение. Да и в целом, несмотря на отчаянные старания оскароносных затейников, массовое веселье как-то не задалось. Вскоре большинство посетителей, не освоив и половины меню, покинули дорогостоящее торжество и переместились в Тайм-сквер, который в геополитическом масштабе справедливо считается едва ли ни центральной ареной встречи Нового года. Этот статус бойкий нью-йоркский перекресток обрел благодаря знаменитому аттракциону — падению неонового яблока в полночь. На этот аттракцион мы опоздали, но застали многотысячную экзальтированную толпу в полном сборе. Это были в основном малоимущие граждане, которым попросту было некуда податься в новогоднюю ночь. Они горланили  что-то на своих родных языках и обливали окружающих пивом — ввиду отсутствия финансовых средств на   приобретение для этой цели шампанского. Мне показалось, что эти люди старались направить пенные струи на изыскано одетых граждан, одновременно выплескивая тем самым чувство классового протеста — за неимением возможности и желания идти на баррикады.

Еще один памятный Новый год: Барселона, пятизвездочный отель «Хуан Карлос». Устроители торжественного вечера тоже старались привнести в праздничную атмосферу элемент таинства: в меню значилось 12 виноградин, каждому гостю предписывалось глотать виноградины и загадывать желания по числу месяцев в Новом году. А мне желалось в тот вечер одно: чтобы побыстрее он закончился, потому что времяпрепровождение было довольно скучным. Я понял тогда главное: уровень истинности веселья зависит от тебя самого, от того, кого ты соберешь за своим столом. Верно говорил Сальвадор Дали  или кто-то другой из великих: «Вчера в компании мне было бы очень скучно, если бы там не было меня».

Но бывают счастливые исключения, когда организованное веселье становится неподдельным. К их числу я бы отнес встречу Нового года в московском Гостином дворе, когда в качестве режиссера выступал Марис Лиепа. Там было все: знаменитые гости, катавшиеся на коньках, традиционно-русские и экзотические блюда на столах, коллективные песнопения, вернее подпевание зарубежным поп-звездам, братание, объяснения в единомыслии и прочие проявления прекраснодушия. Однако в какой-то момент все равно обстановка показалась многим слишком камерной, и мы пополнили ряды соотечественников на Красной площади. Народу там собралось много, как в былые времена во время первомайских демонстраций. Основной контингент — студенты, гастарбайтеры, солдаты срочной службы, получившие увольнительную.  И тоже, как на Тайм-сквер в Нью-Йорке, имело место массовое обливание слабоалкогольными напитками, но уже шампанским — естественно, «Советским». Честно говоря, я был не в восторге от этого массового единения стихийного интернационала и осмотрительно покинул народное гулянье.

Для русского человека непременные атрибуты Нового года — это, конечно, снег, сугробы, морозец, не лишней будет и легкая метель. Не побоюсь показаться банальным, но идеальным местом для встречи с Дедом Морозом я считаю Куршавель. Здесь в новогоднюю ночь неизменно случаются какие-нибудь чудеса при непосредственном участии наших соотечественников. В самом конце 1998 года я приехал в Куршавель в компании с одним нашим экс-премьером, который несколькими месяцами раньше устроил небольшое светопреставление в отечественной экономике. Но русские люди незлопамятны, они подходили к виновнику катаклизма как к виновнику торжества, чокались с ним и фотографировались на память. Как показали дальнейшие события, экономическая жизнь в стране потихоньку наладилась, так что в самом деле в новогоднюю ночь нужно быть добросердечнее и верить в чудеса, будь то рост мировых цен на энергоносители или скорый приход на престол мудрого царя-батюшки. Спустя несколько лет Куршавель подтвердил свою славу места, где случаются сказочные сюжеты: сначала добрый молодец попадает по вине злых волшебников в крайне затруднительное, в буквальном смысле безвыходное положение, но потом справедливость торжествует и сам он и Снегурочка (или, точнее, Снегурочки) выходят из темницы и опять становятся свободными и счастливыми, пьют брют 1982 года. В отличие от многих других заграниц Куршавель хорош еще и тем, что здесь через «тарелку» можно видеть и слышать выступление нашего первого лица, поздравляющего электорат с Новым годом, а бой курантов нам дороже любых других сладкозвучных мелодий.

А в чем все-таки находят усладу гурманы на встрече с Новым годом?  У американцев и прочих англосаксов это жареная индейка, у чехов — непременный фаршированный карп, у нас на Родине — салат оливье, который, правда, содержит разные оттенки, вернее ингредиенты: у кого-то главным наполнителем служит докторская колбаса, у других — крабы или на худой конец крабовые палочки (аналог той же докторской). Но мне кажется, что в каждой семье должно быть какое-то свое фирменное, желательно мамино блюдо, рецепт которого передается из поколения в поколение, оно действительно как-то объединяет: пусть это будет куриный холодец, или пирожки с капустой, или вареники с грибами плюс вишневая настойка, берущая свое начало в бабушкином саду — эту настойку не заменит никакой «Дом Периньон».  Ведь желаемое нами в новом году счастье должно включать многое, но оно немыслимо без согласия, хотя бы в фамильном кругу. А тем, у кого оно пока не состоялось, я пожелаю его обретения, и тогда дружными, пополнившимися рядами мы пойдем осуществлять предначертанную родным правительством демографическую программу, начиная непосредственно в новогоднюю ночь, что также составляет одну из прелестей этого чудесного праздника.

 

Статья Мирослава Мельника «Подъедение итогов» была опубликована в журнале «Русский пионер» №6.

Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
6 «Русский пионер» №6
(Декабрь ‘2008 — Январь 2008)
Тема: СИЛИКОН
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям