Классный журнал

26 марта 2012 16:13
Вы узнаете, как главному редактору журнала «Audi magazine» Александру Федорову, прочитавшему за свою жизнь тонны текстов про изделия, пригодные по сути только для того, чтобы в отведенное им время стать металлоломом, удалось не превратиться в коробку передач чужих мыслей и слов. Вы почувствуете запахи заповедника под Лас-Вегасом и глотнете пыли из-под колес одичавшего Audi R8

 

Казалось, этот полет будет длиться вечно. Прошло уже пят­­­надцать часов. Мы стартовали ве­­чером в Москве, долетели до Франкфурта, потом до Атланты и вот уже почти час ждали в са­­­­­мо­­­­­­лете вылета в Лас-Вегас. Стюардесса опять объявляла, что «по техническим причинам вы­­лет рейса задерживается, при­­­­­­­носим свои извинения», а око­­­­­ло пилотской кабины — нам из бизнес-класса хорошо бы­­­­­­­ло видно — периодически по­­­­­являлись темнокожие парни-техники с озабоченными лицами. В третий раз двигатели «Боинга», поработав минуту-другую, останавливались.

Принесли шампанское. Жизнь стала чуть веселее.

— Без ВСУ лететь нельзя, инструкции запрещают, — отхлеб­­нув из бокала, произнес мой со­­сед Толя из журнала «За рулем» и углубился в чтение бортового журнала.

— ВСУ — это Вооруженные силы Украины?— поинтересовался я.

— Это «вспомогательная силовая установка», — пояснил Толя, выпускник Московского авиационного института.

— То есть до Лас-Вегаса мы не долетим? — уточнил я.

— Ну почему не долетим? Дадут другой самолет — обязательно долетим.

Казалось, все было против нас. «И зачем немцы придумали представлять эту машину в США? — думал я про себя. — Как будто в Европе хороших мест мало»...

Вообще жизнь автомобильного журналиста непроста и ответственна. Мало того что презентации своих новых моделей автопроизводители устраивают буквально по всему миру, туда еще надо ездить (как правило, за счет этих автопроизводителей), жить в дорогих гостиницах (быт не должен мешать творчеству), питаться в лучших ресторанах (они расположены неподалеку от дорогих гостиниц). Потом об этих машинах надо еще написать, причем так, чтобы понравилось и читателю, и пресс-службам автоконцернов.

Я знал многих людей, которые так и не стали настоящими авто­­­журналистами. Одни не выдер­­живали тягот роскошного бы­­­­та, крепко подседали на виски 15-лет­­­­ней выдержки из гостиничных баров, в Москве переходили на водку и элементарно спивались. Другие в стремлении попасть и на следующую презентацию, которая должна была состояться уже не на Канарах, а в Исландии, находили в спокойном семейном седане качества бескомпромиссного спорткара, что упоенно излагали на бумаге, а после были уволены главным редактором. Третьи, решившие, что уже поймали Бога за бороду, критиковали автоконцерн с мил­­­­лиардными оборотами за «визуально дешевый пластик в от­­­делке центральной консоли» и ка­­­жущуюся им «слабую обрат­­ную связь на скоростях более 220 км/ч». Концерн молчал, но критик получал возможность в бу­­­­дущем проводить все тест-драй­­­вы исключительно в Москве вокруг салона официального дилера.

В Америку нас везла фирма Audi. В последнее время концерн AudiAG устроил целый фейерверк новых дорогих и мощных мо­­­делей, креп­­ко наступив на пят­­­ки тем, кто раньше ее в упор не видел — Mercedes и BMW. Но не хватало символа. Как у «Фольк­­свагена» — «жук», у «Мер­­­­­­се­­­де­­­­са» — «шестисотый», у «Порше» — 911-я модель. Та­­­кой, чтобы пяти­­­летний ребенок, нарисовав нетвердой рукой ка­­­ран­­дашом силуэт, изобразил снизу четыре колечка. И Audi придумала себе суперкар. Не просто кусок железа на четырех колесах, разгоняющийся до 301 км/ч, а красивую и роскошную игрушку, нарисованную рукой итальянца Вальтера де Сильва, того самого, который десять лет назад сделал «Автомобилем года» AlfaRomeo. Назвали машину AudiR8 — именем многократного победителя гонок Ле-Мана болида R8.

…Удивительное дело, но нам поменяли самолет. И мы почти не опоздали в Лас-Вегас, в этот город-елку, город-конфетти, неоновую штучку, где каждый день то концерт Элтона Джона, то бои быков, то шоу Дэвида Копперфильда.

Но первый серийный суперкар от Audi представляли не здесь, а почти в пустыне, за городом. Человек, который выдавал нам ключи, скороговоркой перечислив нехитрые правила тест-драйва, закончил так: «Если вы не хотите провести ближайшую ночь в месте, гораздо менее уютном, чем наша гостиница, настоятельно рекомендую соблюдать скоростной режим».

«Гораздо менее уютное место» — это локальная тюрьма. За два дня до нашего приезда двое журналистов из Европы там побывали. При лимите скорости 56 км/ч они «втопили» 280.

«Два белых парня мчались по этой дороге со скоростью 200 миль в час. Я ехала навстречу и вызвала на помощь полицейский вертолет. Это природный заповедник, который находится под охраной правительства США. И мы не позволим, чтобы всякие хулиганы из Европы портили нашу природу».

Рейнджерша в широкополой шляпе сидела в будке рядом со шлагбаумом и была очень похожа на завуча школы, где я учился. С той тоже было практически невозможно договориться.

Я соб­­рал в кулак все свои знания английского.

«Мэм, — я вспомнил вежливое обращение к дамам. — Мы приехали из страны, где много нефти, но еще мало хороших автомобилей. Это Россия, где есть Сибирь и лес, но нет таких хороших дорог и такой красивой природы. Обещаю вам, что мы будем уважать правила правительства США и будем помнить вашу доброту».

Мэм растаяла. Видимо, парни из Сибири еще ни разу не просили ее разрешения въехать на территорию парка.
Расположенный за спиной двигатель и полный привод quattro раздвигают границы дозволенного. Пустая дорога, великолепный асфальт. «Я превысил скорость на 5 миль? Ерунда, 5 миль — не в счет. 10 миль? Ничего, мэм простит».

Честно, я не хотел этого.

Я старался держать себя в руках.

Как Винни-Пух перед походом на день рождения ослика «чуть-чуть попробовал» мед, так я нажимал на газ AudiR8.

Это не я, это машина такая.

Когда в окошке перед глазами цифры докрутились до 270, когда желтая разметка дороги вытянулась в шампур, на который нанизывались летящие справа и слева, с трудом уже различимые пейзажи, я опомнился и надавил на тормоз.

Я понял, что хватит.

Стрелка спидометра держалась у положенной отметки 40 миль/ч. Я открыл окно и закурил. Холодный вечерний воздух пустыни гулял по салону, мотор сдержанно тянул нас вперед.

«Вот теперь можно и в тюрьму», — подумал я.

 

Статья Александра Федорова "Сорри, мэм" была опубликована в журнале "Русский пионер" №1.

Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
1 «Русский пионер» №1
(Февраль ‘2008 — Март 2008)
Тема: ПИОНЕР
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям