Классный журнал

Ольга Ускова Ольга
Ускова

Мастер Бо и Гарри-Блоха

20 ноября 2022 12:00
Основательница компании Cognitive Technologies Ольга Ускова написала эту колонку гораздо раньше, чем была объявлена тема номера. Она писала ее не один год. Так что это без преувеличения самая выстраданная колонка номера. Хотя бы поэтому она идет первой. Да и вообще.




«Эх, жизнь наша — тренога!»

 

Когда я была маленькой, у меня был целый мир: мама, папа, братик, кот и пес. Для счастья больше и не надо. Ничего не надо. А еще у меня была любимая книжка почти забытого теперь автора Людвика Керна «Фердинанд Великолепный». Это очаровательный дневник песика, который каждый день надевал костюм хозяина и уходил в город за приключениями.

 

Поэтому, когда я немного выросла и мне исполнилось 55 лет, а у нас в семье появился щенок ховаварта под громким именем Мастер Бо, то я решила, что буду за ним подглядывать и записывать его дневник — он же сам не может, у него лапки. Недавно, со смертью его приятеля Гарри-Блохи (маленький поселковый двортерьер), мы с ним закончили эти записи. Здесь публикую избранные главки из «Дневника Мастера Бо».


 

23 июня

Я уже большой. Мне 13 недель и 11 кг 400 г. Решил вести дневник. А то столько всего происходит. Не успеваю осмыслить. Вот так жизнь пролетит, и ничего не останется. Попробовал одолжить смартфон для этого дела у Мамы. Получил ГАЗЕТКОЙ. Несправедливость, но я на женщин зуб не держу. Я — кобель, и это звучит гордо. Маме прощаю. Подуюсь 3 минуты и прощаю. Но дневник где-то писать же надо, поэтому я вытащил у Папы красный блокнотик. Он почему-то потом весь вечер бегал по дому и орал:

— Где мой загранпаспорт? Никто не видел мой загранпаспорт?

 

Я на всякий случай положил красную обложечку от блокнота к нему в тапок: мне и остальных страничек хватит, а Папе — утешение. И ушел спать. А то они шумят, а у меня режим. Расту я, знаете ли.


 

25 июня

Решил завтра сделать День Здоровья Родителей.

 

Буду сдерживаться, а то Старик-то мой что-то начал сдавать…

 

Соседский кошак, Маугли, говорит, что раньше он не такой был. Не такой…

 

Орел он был. Энергичный, звонкий, а теперь…

 

Вот вчера, когда я с ним пробежку тренировал с его ботинком вокруг дома, он всего пять кругов и выдержал, а потом сел такой грустный на крылечко, а у самого глаз так дергается слегка. Продуло лицевой нерв, что ли…

 

Я ботинком ему перед носом машу, а он — ноль внимания, даже за газеткой не пошел.

Хорошо, Мама крепкая еще женщина, выпорола меня для порядка, а иначе под каким видом я ботинок бы вернул. Нет, совсем плох Старик.

 

А потом Садовник пришел, и они с Папой начали для меня тренировочную площадку готовить.

 

Мы с Маугли в кустах ирги так ржали, что я даже немножко уписался, но Маугли говорит, это по молодости. С возрастом пройдет. А ржали — потому что в качестве тренировки они готовят мне хождение по бревну и лазанье через бочку, и за вот эту развлекуху еще и сыр полагается.

 

Маугли показывал мне, как закатывать глаза, спотыкаться и пыхтеть, чтобы думали, что мне трудно, и сыру побольше давали. Я обещал делиться, а он объяснил мне, что это называется ОТКАТ и он нужен для РЕЛЕЙШЕНШИП. Этого слова пока не знаю, да и кот толком не знает, только загадочно раздувается и глаза закатывает. Но я ночью погрызу еще Достоевского — может, там есть объяснение…

 

Ну или вы помогите разобраться щенку в этих терминах.

 

Мне, кстати, 14 недель стукнуло. Жду поздравлений.


 

28 июня

Пишу на бегу. Я не знал! Горько, но я не знал, что такое НЕ-РА-ВЕН-СТВО.

 

Рано утром все дрыхли, а я жевал Достоевского и много думал: «Тварь я дрожащая или право имею?»

 

Наконец решился.

 

У них — тысячи миллионов таких тапок. А я взял один, понимаете, один! Старенький! Только проверить классика хотел.

 

И что вы думаете?

 

ГАЗЕТКОЙ!

 

ОПЯТЬ!

 

А обещали на журнал перейти.

 

Что такое журнал — не знаю, на всякий случай ушел в ирисы. Пишу вам отсюда. Возможно, некоторое время публикаций не будет.

 

Возможно, как с Голуновым…

Подкинут Достоевского и — журналом…

Рассчитываю на вас…

Ваш Бо…


 

3 августа

О, ВЕЛИКИЙ МОСОЛ!

 

Да-а-а, вчера случился тот самый день. Вчера был мой первый раз, мужики поймут. Вчера я грыз свою первую МОЗГОВУЮ КОСТОЧКУ.

 

Мама приехала из города вся такая загадочная, а я чувствовал, предвкушал, знал, что будет чудо. Когда Мама и Папа появляются, всегда бывают чудеса. Я так радовался заранее, что даже чуть-чуть описался, но все люди культурные, воспитанные, сделали вид, что не заметили. Только деревенщина, котище Маугли начал хихикать на заборе. Ну что с него взять — три класса поселкового образования, темнота.

 

Мама присела на корточки и сказала:

— Бо, у меня что-то есть…

 

А потом достала ее, ту, которой нет прекраснее на свете, — Мозговую Кость.

 

О-О-О-О-О-О! Это — наслаждение! Нет ничего прекраснее! Я лизал, грыз, кусал. Я парил в небесах. Я постанывал и повизгивал. Вокруг этого возникло два диалога: сугубо женский и совершенно мужской.

 

Женский — на веранде. Бабушка Таня говорила Маме:

— Ольга, а не рано ли ему мосол давать? У него же диета строгая, там не написано про косточку. Они вообще только искусственные корма рекомендуют…

 

— Татьяна Владимировна, я посоветовалась с Вовой. (Это ветеринар, он мне в попу колол, больно-о-о, но Папа сказал: «Надо», и я терпел. Орал, конечно, вырывался, но терпел.) Он рекомендовал. А это искусственное дерьмо мне активно не нравится. Представляете, из чего они эти жилы делают? Ну должны же быть радости в жизни!

 

— У вас с Антоном все радости через край, а потом или голова болит, или живот, или милиция наведывается…

 

Ничего у меня не болело, но я не знал, кто такой Милиция и зачем он наведывается, вдруг за косточкой, поэтому убежал доедать кость к реке. А там собралось мужское общество: кот Маугли, двортерьер Гарри-Блоха и я.

 

Маугли, завистливо наблюдая с перил причала, заявил:

— Подумаешь, кость привезли, у меня вот утром секс был. Это в сто раз лучше.

 

Гарри ждал уважительно в сторонке, когда поделюсь, и полным ртом слюны прошамкал:

— Че ты понимаешь, мышеед! Секс у него лучше косточки! Фуфло это. Секс у меня был мильон раз этой весной, ничего особенного. Маета одна. Косточка в тысячу раз круче.

 

У меня отломился край. Я пододвинул его Гарри. Тот с благодарностью принял подарок.

 

— А что такое секс? У Достоевского там туманно как-то. Без подробностей…

 

— Не те ты книжки жрешь, малыш! — захихикал Маугли. — Сожри что-нибудь с яркой обложкой…

 

— Не слушай его, — оторвался от кости Блоха. — По весне сам разберешься, если шары не отчекрыжат. Но мосол по-любому круче.

 

Я задумался о многом. Мне теперь надо понять и про секс, и про шары, и про милицию. А пока втулку от кости пришлось зарыть в саду — слишком много народу ее сегодня обсуждало, мою КОСТОЧКУ…

 


18 августа

Очень, очень устал, товарищи. Очень, очень. Весь день с Папой науку двигали. Занимались Эрэндёй (папин термин, не знаю пока, что такое, но утомительная штука!). Почти не гулял. Ел урывками. Это вам не лягушек гонять в азалиях. Рассказываю по порядку.

 

Папа приехал с работы с коробкой:

— Дорогая, я купил НОВЫЙ робот-пылесос (РП в дальнейшем)!

 

Мама выглянула из спальни:

— Третий… (Мрачно.)

 

— Новейший. С другими сенсорами. Хочу посмотреть. И на даче же нет… (Радостно, энергично.)

 

Бабушка с кухни:

— Que pour attaquer! (Я вообще не понял, но восхищается, наверно, типа: «Вау! ВАУ!».)

 

Папа, обращаясь ко мне:

— Бабы… Но мы с тобой, сынок, займемся наукой, Эренди. Пошли.

 

— Вау! Вау!

 

Дальше он вытащил из коробки круглую штуку и занялся ею, а я занялся коробкой. Закончили мы приблизительно в одно время. Папа собрал куски коробки и включил РП. Он заурчал на меня и поехал… Ну, во-первых, я не описался! А наоборот, я напал! И если бы не Папа, я бы победил. Папа объяснил мне, что Эренди так не делается. И мы начали шляться за этим РП и всячески издеваться над ним. Светили ему в глазик фонариком, подставляли разные предметы, разливали воду. Я предложил ему кусок старой косточки, но он глупый или НЕЖИВОЙ. Не пахнет нормально, понимаете? Я начал лаять, объяснять все Папе, но тут высунулась Бабушка и сказала, чтобы заканчивали этот цирк. Мы тогда взяли РП и ушли заниматься наукой в гостевой домик.

 

Но самое главное, что Мама теперь совершенно счастлива. Я сам слышал, как она в саду с кем-то по телефону говорила:

— …Как я? Да счастлива, конечно. Представляешь, взрослый мужик. Владелец заводов, газет, пароходов. Целый день шляется с щенком за новым роботом-пылесосом и попинывает его. Ну это ли не семейное счастье?


 

14 сентября

МА-А-А-АСКВИЧ.

 

Ну и че. Я теперь МА-А-АСКВИЧ. Так мне Гарри-Блоха сказал и куснул за лапу. А кошак Маугли, он ничего, он нормально, только отвернулся так по-мужски, посмотрел вдаль и морду к небу задрал, чтобы слеза не вытекла. Но это он все-таки из-за изменения режима кормления всплакнул, я подозреваю. Его Бабушка Таня вторым обедом и ужином от пуза у нас кормила каждый день все лето, а теперь — все! Бабуля на моря улетела, нервишки подлечить (можно подумать, я ей их расстроил, нормально же жили!). Родаки дружно заявили, что все, кончился золотой период детства и начинается бриллиантовый. Ну, то есть я с ними в город переезжаю и даже Мама меня на РАБОТУ с собой будет брать, потому что там у нее лес рядом. Будем охотиться, видимо, вместе на ДЕНЬГИ. Кто такие, еще не знаю, но надеюсь, что что-нибудь очень вкусное.

 

Маугли мне давал напутствия целый час на причале, я не все запомнил — старик стал к концу лета болтлив и сентиментален, но вот некоторые:

1) в городе клювом не щелкай, а то мех у тебя красивый, на каракуль похож. Живо со двора сведут и шапку сделают;

 

2) машины там главные. Люди — на вторых ролях, а собак и вовсе за г… держат. Так что ты лучше тачки все уважительно пропускай;

 

3) корма очень много, и он повсюду на улицах валяется. Но — фастфуд. (Не знаю, что такое, у Достоевского не было.) После него может пузо болеть и шерсть вываливаться. Так что жри только то, что дома дают;

 

4) подраться нормально не получится. Все собаки под присмотром и под конвоем ходят. Так, чисто облаять только;

 

5) потрахаться тоже только по договоренности. (Но это мне еще рано. Это он следующим летом разъяснит…)

 

Послушал я кошака и вот думаю: а на фига мне в этот город? Но! Маме ж надо помогать на охоте. Она же девочка, слабенькая все-таки. А я — кобель, и это звучит гордо!

 

Последний день старой жизни со старыми друзьями

Бо не стал его рассказывать, поэтому я сама.

 

…Когда мой пес Бо был еще подростком, у него был закадыка — местный кобелек по имени Гарри-Блоха. Гарри — потому что в его облике было много британского, навеянного романами про Мэри Поппинс. Помните: «…Он был наполовину эрделем, наполовину легавой, причем обе половины были худшие». Так вот, Гаррик — наполовину фокстерьер, наполовину горгулья, причем обе половинки худшие.

 

А Блоха — песик, потому что он маленький, чуть больше кота.

 

Бо перерос друга уже в три месяца, и дальше по модулю друзья все больше и больше расходились, но Гаррик где-то до 10 месяцев еще рулил, как более опытный, старший и е…нутый товарищ, с которым не скучно.

 

Где-то с год назад Блоха вдруг исчез с нашего семейного горизонта. Я решила, что в связи с громадными размерами Бо и активным половым возмужанием парня дружбе кобельков пришел конец, и отправила Гарри-Блоху в страну своих воспоминаний. Но вот сегодня…

 

Я приехала с партнером поработать с документами к себе за город — уж больно хорошо сейчас на причале на водохранилище: тишина, осенние запахи, одиночество и шлепанье мелких волн. Мы устроились на берегу. Бо ошивался вокруг. Вдруг — лай и явление Гарри-Блохи народу. Да. Над причалом возникла крошечная горбоносая физиономия, которую облизывал, согнувшись в три погибели, Бо, а потом явилось и все остальное тельце. Но что-то было не так. Из-за того, что песик и без того очень странной внешности, я не сразу поняла, в чем дело. Максим определил, выдохнув одно слово:

— Ой. Малыш-тренога!

 

У Блохи теперь было только три лапы. Бо все равно был рад. Он не умеет считать. Он понюхал обрубок бедрышка приятеля, лизнул того в нос и скатился вниз к воде, приглашая друга намочить морду. Гарри съехал вниз за ним на курчавой задничке. И они начали бродить по кромке.

 

Кроме внешности изменились и повадки песика. Прежде очень ласкучий, сегодня вечером малыш совсем не подходил к нам.

 

Через час мы подмерзли и засобирались в дом. И тут обнаружилась проблема. Склон довольно крутой. Блоха не мог подняться на трех лапах вверх, а на руки не давался. Огрызался, скулил, отбегал. Я оставила Макса с собаками и полезла вверх за дедом, хозяином Блохи. Но тут раздался присвист Максима…

 

Я обернулась. По склону медленно перемещалась странная пара: огромный, холеный, угольно-черный ховаварт двигал носом под ж…ку крошечного пепельно-серого кабыздоха, останавливаясь и поджидая, когда тот валился на бочок. Через две минуты собаки оказались наверху. Обнюхались, и Гаррик поковылял домой.

 

Макс проводил его взглядом, а потом неожиданно пробурчал в пространство:

— А у нас в элитном кондоминиуме на Новой Риге уже полтора года канаются насчет пандуса для парня с ДЦП. Все никак денег не найдут…

 

P.S.

 Я зашла позже к соседям, узнала про Блоху. Его год назад нашли с раздробленной лапкой в канаве. То ли под машину попал, то ли человек постарался. Псинку выходили. Но людей теперь боится…

 

Я и сама некоторых сторонюсь…  


Колонка Ольги Усковой опубликована в  журнале  "Русский пионер" №111Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
111 «Русский пионер» №111
(Ноябрь ‘2022 — Ноябрь 2022)
Тема: Зоопарк
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое