Мои университеты

Игорь Мальцев Игорь
Мальцев

Тело на дело

03 июня 2011 00:01
Вместо того чтобы платить за то, чтобы быть ходячей рекламой, можно этим зарабатывать. Подробности здесь, у Мальцева

В московском зале на долгом и обильном турнире MMA (буквально: смешанные боевые искусства) и K1 я увидел спортсмена из Минска. «Забит Самедов — белорусский спортсмен азербайджанского происхождения родился в Грузии», сказано в источниках. Ну хорошо, пусть это будет Забит. Красивый такой малый размером со шкаф IKEA. Когда он скинул одежку на ринге, я увидел что на его мощной голой спине виднеется надпись Crown Plaza Minsk Belarus и логотип. Что-то вроде серьезной такой тату. С моего места было не видно, реальная это тату или все таки временная. Но идея белорусского кикбоксера была понятна — партизанская реклама на его теле слишком сложна, чтобы ее заблуррить на экранах телевизоров. И вещателям придется хавать этот факт, как пипл хавает Боню Титомира. Я пожалел, что у меня нет с собой бинокля, я там случайно оказался, и все что я помню из отцовских уроков бокса — как держать руку так, чтобы не сломать ее об какого-нибудь придурка. Но вот это чувство, возникающее при виде надписи Crown Plaza Minsk Belarus, стоит похода на MMA (что бы это ни означало). Во-первых, я четко осознал пропасть между искусством и маркетингом. Ведь тату — искусство ровно до той поры пока она, тату, абсолютно бессмысленна и беспросветно непрактична. Как и искусство других жанров. Это парень, Самедов, сделал то, что уничтожило саму цель тату: он не купил надпись на спине — он ее продал. Мы платим за свои татуировки ровно так же, как люди платят за то, чтобы повесить у себя на стенке «Черный квадрат» Малевича. В «Черном квадрате» не больше смысла, чем в надписи Pizza Fuck Yeah. Но мы платим и за то и за это. А тут человек продал кусок своего тела под рекламу. Что-то есть в этом стремное. Нет, я не против рекламы, у меня на правой руке наколота реклама Хельсингфорского судостроительного завода. Но, во-первых, это реклама 1903 года, во-вторых это чистый Jugendstil, в-третьих, я все таки работал на судостроительном заводе, в-четвертых, обожаю Хельсинки. Так что это уже не реклама.

Я нашел фотки Забита на его официальном сайте, и похоже все-таки, что это не тату у него, а краска. Это должна быть какая-то крутая краска, чтобы наносились легко и не смывалась под струями пота и под ударами противника. Чтобы минский Краун Плаза получил свое паблисити для достижения просперити. Меня легко разволновать — и то, что я увидел разволновало меня до такой степени, что мне дали на целый час раньше чашку молока с медом и без сказки уложили спать. Это тотальное противоречие формы и самой сути татуировки — оно поселило в душе моей какую-то библейскую печаль. Как будто кто-то накидал бычков в малахитовую вазу в Эрмитаже. И Эрмитаж уже вроде не то место, по которому стоит вздыхать, и малахит — камень слишком выпендрежный, а все равно — неприятно. Я хотел было после боя подойти к спортсмену, пощупать — натуральная тату, или нет. Но он проиграл и куда-то слился.
Но один раз идея, возникшая на аудитории, уже никуда не денется. Идея продавать свое тело под рекламу так или иначе будет проникать и шириться. Дело, конечно, в соотношении цена/качество. Мало ли кто и за что вам даст денег, рассчитывая, что у вас поперек всего живота будет нанесена реклама автосалона. И миллионы зрителей в Ютьюбе увидят его шиномонтаж. Ведь вопрос в том, сколько именно денег он даст. И всегда найдется желающий подставиться. Будут ходить по пляжу мимо вас люди-audi, девушки-chanel. Одно меня беспокоит — молодняк по неопытности и, исходя из собственных культурных преференций, дальше coca-cola может и не пойти вовсе. И так и будет мыкаться всю жизь со своей кока-колой на заднице по всем нудистким пляжам Кап д\'Адже и Нарофоминска. Хотя все равно мимо вас все время ходят люди-мерседесы, девушки-шанель и бесконечное море ХаЭндЭм (Ха, потому что Hennes по-шведски «Ее»). Люди и так брендированы по самые испанские огурцы, почему бы за это не получить немного денег, вместо того, чтобы эти деньги платить. Но это лишь степень свободы. Конечно, мы все рабы корпораций, но в рамках этого рабства у нас есть некий выбор, который отличает спортсмена из Минска от рыбака из Петропавловска. Вот я ничего не имею против Краун Плаза Хотел Минск Беларусь (кстати, я уже столько раз уже написал это название, что господа могу прислать мне немного картошки из Минска) — это обычный сетевой скучный отель, таких по Европе сотни. Пусть командированные плачут. А я вот думаю, а что бы я смог нанести на свою кожу в качестве платной рекламы? И чтобы не было мучительно стыдно?
Некоторое время подумав, я понял, что это могло бы быть что-нибудь легонькое — например, я вот хорошо отношусь к хельсинкскому ресторану финской кухни Seahorse. Это очень простое место — масляная краска на стенах, на одной стенке нарисованы довольно примитивно, в духе советского ДК 1960-х годов, несколько морских коньков. Это изображение, кстати, было скопировано Аки Каурисмяки в качестве сценических декораций к его пьесе, которую он ставил в Берлине. Тут выпивали Пабло Неруда (господи, кто это?) и Диззи Гиллеспи. Тут делают скандинавский микс картошки с ветчиной и сосисками, и если тут есть, а не пить — можно выползти отсюда на четвереньках. И тут нет музыки, весь гул и фон — это разговоры местных интеллектуалов. А что бы у них попросить? Нормальный бюджет они все равно не потянут. Может, договориться, чтобы просто кормили до самого переезда в дом престарелых? Две тарелки в день — все равно свиньям выбрасывать — не так уж и много.

А я бы гордо показывал место, где у меня вытатуирован морской конек.
Да и что это могло быть за место?
 

Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое