Работа

Трагедия эпохи перестройки

Наталия Щелупанова Наталия Щелупанова
4 июня в 10:09
 

Это история тупика. Выход из сложившейся ситуации не найти уже никогда. По крайней мере, так считают и герои публикации, и автор материала. И не потому, что времени разбираться в причинах и перипетиях конфликта, прощать и мириться уже нет. Просто вера в любовь и добро давно умерла. Пятнадцать лет ссор, отчуждения и ненависти годы разделили когда-то дружную семью на два воинствующих лагеря.

А ведь когда -то они любили друг друга. Он - молодой перспективный офицер, она - медицинский работник. Им суждено было уехать на службу в Германию в советские времена. Они растили в любви сына и дочь. Была хорошая семья. Была...

Просто жили-были

Активно шагала по нашей стране перестройка: ломалась прежняя система во всех сферах жизни. И в армии творилась неразбериха, в жизни почти каждого происходили изменения, зачастую не в положительную сторону. Василий Иванов вместе в супругой и детьми покинули Западную Группу войск и переехали служить в Ейск в самый канун горбачевских реформ. Получили служебную квартиру. Жена устроилась работать в один из ейских специнтернатов, и вроде бы жизнь наладилась. На дворе начинались лихие девяностые... Эти годы помнят даже те, кому было от роду 4-5 лет. Такое не забывается: нехватка денег, мошенничество с квартирами, криминал, бандиты-молодчики, мессионеры-сектанты. Знакомо? Тогда нашу страну оккупировали всевозможные западные, восточные религиозные организации. В этот религиозный разгул россияне ударились со всей душой. Сколько разрушилось семей, сколько сломанных судеб - не сосчитает ни один статистик. Нечто подобное произошло и в семье Ивановых. Жена Василия Николаевича, Людмила стала посещать собрание одной из подобных организаций, обосновавшихся в Ейске. Нельзя сказать, стала ли новая вера причиной последующих событий, но в поведении женщины стали происходить странности.

Легкое отчуждение от мужа и детей сменилось неприязнью и скандалами. Супруга стала требовать от мужа приватизировать служебную квартиру: «Давай оформим ее в собственность. Все так делают, будем уверены, что она на всю жизнь наша», - уверяла она Василия Иванова. Однажды отставной майор услышал странную фразу от собственного сына: «Мать сказала, что отправит меня и дочь в психушку, а квартиру продаст. И с тобой обещала разделаться!». В тот момент мужчина не поверил своим ушам. Его сын был инвалидом детства перенес детский церебральный паралич, но никаких отклонений в психике у него не наблюдалось. Дочь, которая окончила краснодарское музыкальное училище имени Римского-Корсакого, много лет проработала в музыкальной школе, преподавала по трем специальностям и тоже никаких признаков сумасшествия не проявляла. Тем не менее мать все же решила объявить дочь Алису недееспособной. Некоторое время назад она получила черепно-мозговую травму. Медики обследовали женщину и признали психически нездоровой. Суд назначил мать опекуном «больной» дочери. Отец Алисы уверен и сейчас, что молодая женщина вполне могла бы обойтись и без госпитализации в «желтый дом».

Бороться с собственной женой, ее упреками и скандалами Василий Николаевич уже не мог: «В канун рождества в 1997 году супруга написала заявление в милицию о том, что я пьяный, дебоширю в квартире. Но когда милиционеры доставили меня в вытрезвитель, медики констатировали - абсолютно трезвый и отпустили», - рассказывает отставник. Не слышали погрома и соседи. Собственно о Василии Иванове окружающие отзываются с уважением: «Жаль пенсионера. Такая супруга досталась, что не горюй». Задерживать его не стали. Впрочем и домой он уже не вернулся. Его просто не пустили в собственную квартиру...

Квартирный вопрос

Все документы Василия Николаевича, паспорт, военный билет, бумаги на квартиру все осталось в распоряжении его супруги. Воспользовавшись этим, женщина обратилась в суд и ... без труда выписала супруга с жилплощади. Затем последовал заочный развод. После женщина стала добиваться, чтобы договор социального найма заключили с ней.

Приют Василий Иванов нашел, как принято говорить, у добрых людей. Работы он никогда не боялся стал заниматься домашним подворьем, развел живность, посадил огородик. Руки не опустил, не впал в депрессию. Твердо решил добиваться справедливости для себя и дочери. Без паспорта, как известно, человека не существует. Соответственно и никаких прав он не имеет, выплат не получает. Восстановить документ удалось довольно быстро. Сразу же обратился в краевой суд с жалобой на решение ейского. Судебные тяжбы по «вписыванию обратно» в квартиру длились не один год. Наконец решение суда о незаконном лишении прописки оказалось в руках В. Иванова. Но как оказалось, это не конец мытарствам только начало битвы за квадратные метры. Параллельно отставной майор добивался опеки над недееспособной дочерью, которая пребывала в лечебнице для душевнобольных. Удалось и это. Только забрать родную кровинку из психушки пока не представляется возможным.

Имея на руках решение суда, вместе с судебными приставами Иванов отправился на штурм квартиры. На стук дверь никто не открыл: «Сын в квартире, он никуда не выходит», - уверен отец. Пришлось ломать замки. Когда вошли в жилье ужаснулись. Фотоаппарат запечатлел то, что несколько лет назад называлось жилым помещением. Череда снимков выглядит, как фоторепортаж то ли с помойки, то ли с мест заточения. Не удивляйтесь. На одной из фотографий видна цепь, привинченная к полу: на ней мать держала дочь до того, как определила в больницу. От мебели остались одни детали, по обломкам трудно определить, что это было в недавнем прошлом диван или стол. О каких-то атрибутах уюта, шторах, коврах, паласах, люстрах даже не осталось и намека. Грязные тряпки, остатки заплесневевшей пищи, многомесячно немытая посуда.... Среди этой картины сын, которого не выпускают из дома, что-то бормотал отцу и приставам.

«Жить я в этой квартире остаться не могу. И не потому, что опять выгонят. Опасаюсь за свою жизнь. Мне неоднократно угрожала супруга расправой», - уверен Василий Николаевич. Так и ушел ни с чем... Теперь он бьется за то, чтобы вернуть родную дочь домой. «Мне бы внуков сейчас растить да воспитывать. Да только не будет их никогда...», - прячет скупые мужские слезы отставной военный.

Долг платежом красен?

Квартира Иванова действительно содержится в ненадлежащем виде. Соседи снизу жалуются, что их нераз затапливали. На замечания квартиросъемщица не реагирует, да и большинство побаиваются с ними связываться. Одни из соседей были вынуждены продать свое жилье и переехать в другое место. «Страшно выйти на балкон, не раз сверху лили кипяток», - жалуются одни, другие при упоминании имени нынешних жильцов откровенно крутят пальцем у виска. Но все, с кем удалось поговорить, жалеют хозяина квартиры. Сейчас за скверное содержание жилплощади предусмотрены различные санкции, вплоть до выселения. Есть и еще одно нарушение. После того, как супруга выставила мужа за дверь, она перестала оплачивать коммунальные платежи. За использованное тепло и воду сумма долга (вместе с пеней) достигла без малого 60 тысяч рублей! Суд решил, что долг обязан выплатить ответственный квартиросъемщик, то есть Василий Иванов. Объяснять служителям Фемиды, что он там не живет много лет, смысла нет. Закон есть закон. Сейчас из его пенсии высчитывают немалую сумму. Плюс к этому еще и алименты на содержание недееспособной дочери и сына-инвалида. На жизнь остается чуть больше 30 % пенсии. Но и это еще не все долги по квартире. Уже около 15 тысяч рублей накопилось за техническое обслуживание. В управляющей компании пояснили, что провели душеспасительную беседу с женщиной, и она откликнулась заплатила треть от суммы, остальное, видимо, придется возмещать пенсионеру.

Вместо послесловия

Таких или похожих историй в наше время множество. Была любовь, да сплыла, говорят в народе. Институт семьи потихоньку умирает. В своей агонии он калечит души и судьбы детей. Как трудно понять нам, жителям земли, что жизнь рождается отнюдь не из ненависти, а от любви...

Наталия ЩЕЛУПАНОВА.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента