Работа

Особенности национального сиротства

Наталия Щелупанова Наталия Щелупанова
4 июня в 10:06
 

Особенности национального сиротства

Многие знают и понимают, что в детском доме детям плохо, но еще хуже выпускнику детского дома, когда он остается вовсе без поддержки взрослых. Зачастую, выходя из детского дома, не сумев добиться положенного по закону жилья, дети повторяют судьбу своих неблагополучных родителей.

Пока, большинство выпускников детских домов - это бомжи с регистрацией: регистрация есть - жилья нет. Еще крупнее не повезло тем, у кого нет ни жилья, ни прописки, как следствие - ни работы, ни медицинской помощи, ни возможности реализовать свои права на социальные выплаты и компенсации.

Детдомовское детство

Ейский район, Крснодарский край.

Это был звонок отчаянья пожилой женщины из станицы Камышеваткой: «Приезжайте, если не поможете, так хотя бы напишите о проблеме. Сколько в нашем районе девчонок после детских домов вынуждены скитаться, спиваться...».

Камышеватская, когда-то центр Ейского района, большая станица. Захожу в сельский двор, меня встречает молодая женщина с ребенком. Анастасии Литвинчук двадцать два. Ей было двенадцать,когда ее мать лишили родительских прав на троих детей. Причина — алкоголизм со всеми вытекающими. Настя оказалась в Камышеватском детском доме, там она окончила одиннадцатилетку. Оттуда отправилась учиться в профучилище. Так случилось: первая любовь и подарок аиста. Дочке Вике уже 3 года.

Суд оставил детей без родительницы, закрепил за Настей, ее братом и сестрой право распоряжаться жильем по достижении совершеннолетия, тогда семья проживала в станице Копанской. Но впоследствии выяснилось, что их мать к этому жилью никакого отношения не имела, а следовательно, и дети его не имеют. По жилищному кодексу РФ дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей (Анастасия принадлежит именно к этой категории), после окончания учебного заведения имеют право на жилье по договору социального найма с органами местного самоуправления. Анастасия собрала все необходимые документы, хотя это вышло в копеечку: «За каждую справку пришлось платить 150-250 руб. Я была беременна, не работала. Последние гроши отдала...» Зарегистрировалась в квартирно-правовой службе как нуждающаяся в жилье, в очереди она была под №6. Очередная манипуляция власти и Настя сдвинулась на 25 место.

Приютили, полюбили

Анастасии повезло больше, чем многим ее однокашникам. Формально, у нее есть крыша над головой. Когда Настя ждала ребенка, она вынужденна была проживать то в общежитии училища, то у матери в Ейске (это было самое ужасное, постоянно шныряли мамашины сомнительные друзья, пили, дрались). Однажды Настя встретила знакомую женщину. Людмила Петровна работала в камышеватском детдоме. Узнав о мытарствах своей бывшей подопечной, она, не задумываясь, забрала ее к себе, да еще и прописала. Ведь без этой формальности ни одна мамочка не получит ни копейки декретных и детских денег. «Я и сама, и мой муж детдомовские. Знаем, что это такое - без крова и поддержки. Только раньше государство как-то помогало таким, как Настя: можно было поехать работать по комсомольской путевке и там получить жилье или хотя бы комнату в общежитии», - говорит Людмила Петровна. Старики пожалели Анастасию, вместе с дочкой она до сих пор живет в их доме. Маленькая Вика считает их бабушкой и дедушкой. Обделенная в детстве материнской любовью, Настя называет Людмилу Петровну мамой.

Шаги отчаянья

Может, поэтому у нее есть силы бороться за свои квадратные метры, а многие детдомовцы опускают руки. В прошлом году, весной, Анастасия Литвинчук пыталась пробиться на прием к главе Ейского района несколько раз. Ее записывали, но потом звонили и давали отбой: «Прием откладывается: глава в командировке..., в отпуске...», - говорили в общественной приемной. Тогда молодая мама отправилась в прокуратуру. 30 октября 2009 года Ейская межрайонная прокуратура обратилась с судебным иском к администрации и краевому Департаменту финансов. Деньги на приобретение жилья для сирот выделяются субъектом РФ и передаются в финорган муниципалитета для приобретения квадратных метров, иными словами муниципалитет выступает в роли посредника. Прокуратура требовала жилье Анастасии предоставить.

Последний раз сироты Ейского района получали жилье в конце 2006 года (7 квартир), в 2007 году одна квартира была приобретена для города. В 2009 году краевой бюджет направил 5024300 руб. в Ейский район, на которые муниципалитет приобрел 5 квартир. Их оформляет в собственность города и в этом году распределят между первоочередниками. В 2010 году в районный бюджет также направят более семи миллионов рублей для приобретения еще 7 квартир.

Сейчас на очереди - 31 человек, Анастасия - девятнадцатая. «Районный суд посчитал невозможным обязать муниципалитет обеспечить жильем Анастасию Литвинчук раньше первоочередников. Такая же ситуация и еще по пяти исковым заявлениям», - комментирует Наталья Сурма, помощник межрайонного прокурора. (Правда, районная прокуратура с доводами ейского суда не согласна и собирается обжаловать решение в вышестоящем).

Что ж, довод наших судей вполне справедливый. Все сироты, нуждающиеся в крыше над головой, равны в условиях. И с человеческой точки зрения нельзя отодвинуть одних нуждающихся и обеспечить других. Если посчитать, что ежегодно будут поступать бюджетные деньги для жилья сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, то Анастасия получит жилье примерно лет через 5-6. Срок вроде небольшой, только дождаться бы его.

А пока, как живется молодой матери? Дочь ходит в камышеватский детский сад . «Я работаю в основном не официально, все же есть профессия — мастер отделочных работ. Кому побелю, где подштукатурю. А так работы в станице нет. И в город далеко ездить, когда ребенка воспитывать?», - с грустью говорит Настя. Органы опеки предлагали ребенка определить в приют на время, мол, пока не решатся все проблемы. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Для большинства одиноких матерей именно ребенок стимул стремиться к чему-то лучшему, бороться, цепляться за жизнь. Растить ребенка вопреки всем жизненным обстоятельствам и перипетиям судьбы.

Через судьбу легла граница

Нестеровы ехали в Россию в девяносто первом из Латвии как беженцы: ни денег, ни вещей, ни документов. Здесь, на Кубани, в с. Воронцовке, жили их родители. Они-то и приютили семью с шестью детьми. То ли руки опустились от бытовой неустроенности, неизвестно, но отец и мать стали сильно пить, да так, что дед с бабкой выгнали из дома всю семью. «Мы жили почти в сарае. Однажды вместе со старшей сестрой мы попросту приехали в камышеватский приют и попросились жить», - вспоминает Елена Нестерова. Затем был детский дом. Жизнь детей осложнялась еще и отсутствием документов. Несколько раз всю семью хотели депортировать назад, в Латвию. Паспорт Елена и ее сестры получили только в 2007 да и то по решению суда. Спасибо свидетелям, которые подтвердили, что дети живут на территории России с девяносто первого. К этому времени у Лены уже подрастала дочка. Мать и отец давно лежали в могиле, младшие дети воспитывались в государственных учреждениях и получили статус сирот.

Выхода нет?

Молодая мать продолжает скитаться с квартиры на квартиру. «Мама, почему нас все время выгоняют из дома?», - недоумевает Ленын ребенок. Однажды Лена не вытерпела и пошла в районную администрацию на прием к главе. Именно после рассказа о своем житие-бытие ей помогли наконец получить прописку в городском общежитии. Елена смогла оформить детское пособие, получила небольшую материальную помощь. Как и героиня первой истории, она без постоянной работы. Ради ребенка берется за любую: где на рынке подменит продавца, кому огород выполет. «Как приходиться выживать? Спасибо сестра помогает, девочки, с которыми в детском доме жили...», - отвечает Елена. Глаза этой молодой женщины уже полны отчаянья. Несколько лет назад Елена решила встать в очередь на жилье как малоимущая семья. Собрала справки, потратив на это около 800 рублей, и отнесла документы в квартирно-правовую службу. Где весь пакет и потерялся благополучно. Разбираться было бессмысленно — сменился руководитель. Теперь Лене надо все собирать заново. Да вот незадача — нет денег (на справки, плюс проезд до Ейска — нужно около 2-3 тыс. руб.). «Хочется свой угол. Огород посадить, живность завести, все же легче», - говорит Елена.

Сколько детдомовских девчонок, чьи родители спились, повторяют их судьбу. «Если бы не мой ребенок — жить не имело бы смысла», - слова Лены Несторовой и Насти Литвинчук. Ради них девчонки готовы терпеть и карабкаться из унижений и нищеты. Чтобы хоть их дети прервали печальную эстафету сиротства и скитаний.


 

Наталия ЩЕЛУПАНОВА.


 

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента