Работа

Момент невозникновени-я

Зотов Сергей Зотов Сергей
3 июня в 16:41
 

 

Момент невозникновени-я

Забывается самое важное.

 

  Я стоит в комнате, широкая и луноподобная фигура без тени, захват звездной пыли обволакивает ноги, по плечам струится снег, только один звук отвлекает от небесного возникновения - стук в дверь. Открывается. Тень. Тень входит в Я, они танцуют вместе лишенный существовенческой скуки танец смыслообреченности, крадут шампанское со стола и сливаются в сосуд, который Я подносит к губам, губы хватают собой стеклянный прозапасоставленныйфужер, тихо шепчут: это мелодия, игравшая вчера по радио, пока ехали рогатые маршрутные такси; взлетали: красно-черно-желто-оранжевые трамваи, лестницы в небо, башни из тяжелых металлов, рои насекомых; порхали: бабочки-капустницы, перелетные птицы, гуси-лебеди из бабушкиной книжки, летучие мыши; ползали: гусеницы по листочкам мимозы, змеи, черви по маме. Все шумит и вибрирует. Старый друг пожимает руку, рука изменила свои морщинки и сеточку судеб, прежде похожую на поломанный ловец снов - теперь линия брака не одна, бракованный телефон, рождественский звонок матери, мертвая мать на кресле в гостиной, черные решетки, зеленый газон, бычки, шум машин, соседи у подъезда. Нарастающий гул в ушах, желтые пробочки и черная повязка вылетают из головы, все кружится: комната дачная, комната у родителей в старом доме, комната Я в этой квартире - кровать встает на северо-восток, стул перед ней, у ног, на нем висит рубашка - сквозь небольшую щелочку видно небо, летит одинокий голубь, кусок облака, куски палочек и колбочек из глаз летят за облаком, заметно его обгоняя и уходя за горизонт век. Я нужно вставать. Я собирается с силами и закрывает глаза.

  Я открыл глаза. Славное утро. Мне нужно на похороны. Нет, опять спутал день. Куда мне сегодня идти? Болит живот справа. Хочется облегчить желудок. Постепенно усиливается сухость во рту. Правая рука горит. Запястье побаливает. Ночью оно было неудобно выгнуто. Ноготь на мизинце ноги неприятно врезался в кожу. Слегка чешется затылок. Волосы спутались. Мне не хочется есть. Одна ступня без носка. Одеяло скручено в ногах. В ушах звон. Приятное тепло по всему телу. Поднимаю руку. Левую. Вторую. Потягиваясь, встаю. Пожалуй, сготовлю яичницу. Прохлада от линолеума, когда ступаю на пол. Выпрямил плечи. Провожу рукой по голове, причесывая волосы. Три вещи в голове. План сегодняшнего дня. Глажу рукой плечи и шею. Сначала нужно сходить в магазин. По дороге в кухню спотыкаюсь. Я куплю там орехов и сухофруктов для моей новой задумки. Радио на кухне тихо играет. Старые песни. Слышал их десять лет назад. Потом нужно навестить друга. Помочь ему. Скрип двери холодильника. Холодный воздух. Он в плохом настроении. Достаю яйца и сыр. Третий пункт сегодняшнего дня. Я должен дописать начатый вчера кусок. Выливаю яйца на скороводку. Скворчание. Слышно как соседи сливают бачок. Кусок моей недописанной поэмы.

  Собираюсь на улицу: Пятки (белый налет, кремового цвета, похожий на молочные штрихи на картинах Фешина, резкими мазками обрамляет покрасневшую морщинистую кожу, в одном месте кожа отслоилась ровным кружочком). "О" (буква на магазинной вывеске напоминала длинную гласную, повисшую на сосудах моего мозга, синяя, она расплывалась в горящее газовое кольцо, через которое прыгают тигры - дрессировщик кидает им кусок говядины). Соседка (стоит в очереди и пялится в мой бумажник, представляю себе ее отрубленную голову на колышке возле своей крепости со множеством бойниц, башен с стоящими на них лучниками и котлами с горячей смолой, флюгером на крыше замка). Стройка (торчащая арматура ощетинила ее римской черепахой, нагромождение плит наталкивает на мысли о скорой масленице, цемент застыл на асфальте около бордюра, неприятный запах поселился в левой ноздре и информирует о горелости, сварке, влажности). Пот (рука кассира передает мне сдачу, вечером его пот мне бы не достался, вечернее поверье исключает эту возможность, передача сдачи исключительно посредством твердой плоской деревянной поверхности). Пьянь (синяки на их глазах синели, зеленяки зеленели, а ссадины ссадинели, несчастное существование около магазинной двери под магазинной буквой "О" сказалось на их магазинном цвете лица, волос и одежды, капли их надежды были спрятаны в упаковках боярышника из соседней аптеки). Ампула (раздавлена ботинком в подъезде, лифт медленно сваливается вниз, упавшие некогда вниз тела с хрустом сминаются под его тяжестью, красные диоды отсчитывают этажи, лох, досуг, такси, в щели между створками на секунду показывается искаженное чиханием лицо соседа снизу, миллисекундное отсутствие гравитации). Прыжок (снег разлетается на капли по стенкам тамбура, кончики пальцев напряглись и немного потеплели, колени непроизвольно согнулись, мышцы груди плавно переместились вверх-вниз, шапка едва заметно сползла).

  Новоприобретенные орехи неочищенными кладутся на столешницу, порхающие по кухне пылинки оседают на орехопакетиках, разнообразие взрывается в ротовой полости неоднородным фейерверком и орошает все пять рецепторов: кислости, горькости, сладости, солености, жирности. Я проводит рукой по шершавой поверхности грецких орехов, мозгоподобных коричневотвердых ломаемых щелкунчиком тел, выплевывает свою нерешительность в раковину, та вторит плевку, выпуская из своих недр поток воды и смывает назревавшую неуверенность, две жидкости смешиваются как недружные масло, уксус и вопль побежденных, звонок. Звонок. Ухо улавливает дружественный звук, преломляет ноты сперва в знакомую с детства песенку, затем в крик ребенка на улице, после - в дружественный звонок, провод ползающим по мимозе червем вытягивается, выпрыгивает из бежевого песка дюны-столика в прихожей, ухо настороже, нижняя губа кусается зубами, верхняя остается на месте, язык проскальзывает между ними, орошая сомнением тонкую светло-красно-туманную кожу: светло-красную кожу и туманную кожицу; горло чуть напрягаясь хрипит "аа-ааа" как мотоцикл заведённый, приготовленный и собирающийся на старт. "Лло" вываливается резко, решительно, расторопно, орехи скатываются в газету, на вторую страницу, на первой полосе - слышимый с другого конца провода плохонастроенный, прогорклый и волглый вполголосапривет. Это не друг. Это сестра. Зачем так рано? Я перепутало. Уже все собрались. Похороны матери - сегодня.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента