Работа пионера

Рецензия Владимировой Екатерины на роман Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза"

Екатерина Владимирова Екатерина Владимирова
5
( 1 голос )
10 апреля в 09:56
 
Замечательная книга-дебют о татарской деревне, раскулачивании и поселениях.
Первая глава невероятная, забирает в роман целиком и описывает один день Зулейхи. Вот она ворует пастилу из домашних запасов, втайне от грозного мужа и злой свекрови, сейчас скрипнет доска – ох, пожалуйста, только бы обошлось. Вот весь долгий мучительный день, полный труда, страха, горечи. Зулейха прячет пастилу под одеждой и потом приносит ее в жертву духу околицы, чтобы тот упросил духа кладбища позаботиться о лежащих там дочках…
Яхина бьет куда-то под дых, здесь и любовь, и макабр.
Потом, с коллективизацией и раскулачиванием, героиня попадает на поселение.
Оказывается, что она беременна, там и рожает. И вот дальше все происходит очень по-разному.
С одной стороны, в книге слегка шаблонные персонажи: обязательный врач-гинеколог с немецкой фамилией; пьющий художник; рафинированные интеллигенты Константин Арнольдович с супругой Изабеллой. И откуда они? Правильно, конечно, из Питера… Положительный персонаж и герой Игнатов – благородный чекист с холодным умом и горячим сердцем.
С другой стороны, совершенно ошеломляющая, блестящая история про роды и освобождение врача от яйца безумия, которое окружало его последние годы.
Я где-то читала, что Яхина очень точно попала в запрос общества: «расскажите нам о нашем прошлом, но что-нибудь не очень стыдное». Очень похоже на то, и именно отсюда – и благородный чекист, и общий вегетарианский фон книги. Отсюда же выходит, что раскулачивание оказывается лучше, чем жизнь с мужем и свекровью.
Да, книга про любовь и нежность в аду. Но вроде и не такая уж страшная. Особенно после всего, что мы уже прочитали о сталинском времени. Невозможно себе представить в «Зулейхе» подробности «Крутого маршрута» или «Колымских рассказов».
Вообще, если смотреть на роман издалека, можно много говорить о его недостатках. Но если «приблизить» текст, то становится видно, что он практически безупречен. Живой настоящий конь обнюхивает твою же собственную руку, снег залетает в форточку, все детали – точно по мишеням, про сына – в самое сердце. И не оторваться, и срастаешься с книгой.
Гузель Яхина рассказывала, что редактор пенял ей: восемьдесят раз она написала в своей книге слово «железный». «Кажется, обо мне это что-то говорит», – задумчиво произнесла Яхина, хрупкая, как и ее героиня, списанная с бабушки, оттого, вероятно, такая точная, верная, живая.
В общем, хороший роман, получил премии «Большая книга» и «Ясная Поляна». Почитайте!
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента