Работа пионера

Супчик Теодора (из лучшего)

Svetlana Popova Svetlana Popova
21 ноября в 10:24
 
Как-то раз осенью пообещался заехать в гости друг наш Теодор, человек-легенда. Сказать, что мы с мужем переволновались, это ничего не сказать. Представьте, что может чувствовать верный ленинец, если к нему вдруг собрался запросто заглянуть памятник вождю мирового пролетариата? Куда усадить? Чем угостить? Какие беседы беседовать?

Муж все больше по интеллектуальной части волновался, а я, как водится, по кулинарной. Тем более что долгой жизни нашего гостя хватит на десяток толстых авантюрных романов, штук пять героических фильмов, с полдюжины романтических комедий и несчетное число рассказов и прочей малой формы. И чем его можно удивить?

А тут еще в анамнезе бэкграунд с еврейским государством. Правда, было это в его биографии страшно давно, но вдруг промажем с какими-нибудь кулинарными тонкостями? А спросить как-то неловко…


Снились мне всю ночь рыжие скалы, пески и колючки.
А утром стало кристально ясно – нужна тыква.

Штука эта загадочная и удивительная. Сама по себе без особого вкуса, но в хорошей компании звучит, как тысяча оркестров. С такой благодатной основой – рисуй, что хочешь.


Вот и решено: сделаю тыквенный супчик. Пусть будет рыжий и жаркий, шелковистый и нежный с пронзительно-пряным послевкусием. А для основательности – куриные фрикадельки туда, чтоб политически ни вашим, ни нашим (курица ведь зверь вполне компромиссный).

***
В тяжелый чугунный сотейник кинула кусочек сливочного масла, порезанную сладкую луковицу – и на самый медленный огонь, чтобы стала прозрачной. Следом - кубики моркови и тыквы, и под крышку -тушиться. Воды не добавляла, своего сока хватит.


В блендер - сырую куриную грудку с давленым чесноком, мелко порезанным луком, свежим тимьяном, петрушкой, солью и перцем. Хватило на дюжину фрикаделек размером с маленький грецкий орех.

Разогрела пару стаканов овощного бульона, по одной бросила туда фрикадельки. Когда всплыли, дала покипеть пару минут, вынула шумовкой в чашку и отправила в теплое место - отдыхать.

Некогда овощной бульон тем временем превратился в куриный. Добавила пару половников к тыкве, туда же – соль, перец, немножко чили и добрую щепотку шафрана.

Шафран у нас не привозной – свой. Весной с упорством маньяков вытаскивали из садовых крокусов красные тычинки, сушили на бумажке - и в баночку. Запах, конечно, не так томителен, как если из Хорасана, но по нашим широтам вполне сгодится.


Когда овощи стали терять форму, влила с полстакана сливок и прямо на огне старательно пробила супчик блендером до шелковистости.

В остатках бульона разогрела фрикадельки.
В тарелку с глубоким дном и широким краем, похожую больше на распиленный по горизонтали НЛО, плеснула рыжей тыквенной лавы, в центр – горку белых с зеленой искрой фрикаделек, вокруг – тройку тонких колечек ярко-красного чили и росчерк густых сливок.

***
Попробовал Теодор ложку супа и замолчал-задумался.

А потом вдруг начал рассказывать героическую историю Масады – так, как услышал ее шестьдесят пять лет назад, стоя среди древних камней с автоматом в руках. Вспоминал про ночные вылазки за линию фронта, про воинское братство и политическое предательство. Про то, как от жарких пустынь он уехал к изумрудным долинам и туманам. И как страна, против интересов которой он сражался на Востоке, стала ему на Западе второй родиной.


***
Прошел не один год с этой осени. Должно быть, и не вспомнит Теодор рыжий супчик, а у нас он с тех пор так и зовется его именем.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента




 
Новое