Работа пионера

Вкус детства

Ната Денисенко Ната Денисенко
4
( 4 голоса )
19 октября в 22:04
 
Вкус детства
В сорока километрах от города Nесть неприметный, маленький поселок. Словно ломоть хлеба, разрезан он напополам железной дорогой. Возле железки стоит самая, что ни на есть, обыкновенная советская хрущевка. Слепили ее, видимо, впопыхах из необлицовочного, а оттого и неопрятного кирпича, что производил местный керамический завод. Красный перемешан с белым, полоса которого разделяет этажи. Ни дать ни взять -  слоеный торт. Строители, наверное, гордились своим архитектурным решением. Все-таки не совсем так, как у других, а домов этих по стране пруд пруди, за стенками которых похожие, а иногда совсем особенные судьбы.
Дом непримечательный, в общем-то, если бы не одно обстоятельство. Здесь жил мой дед. Не помню, да и не могу помнить в силу возраста, когда он поселился в этом доме. Кажется, он жил здесь всегда. В обеденный перерыв дед частенько читал газету, сидя за подоконником вместо стола и поглядывал в сторону тропинки между деревьями, по которой я вприпрыжку возвращалась домой из школы. Дед шутил: «Утром плетешься, плечи-то гнутся под тяжестью рюкзака, а днем летишь, и груз уж, как перо – не пригибает к земле».
Иногда, чтобы скоротать минуты ожидания, дедушка выстукивал какую-нибудь нехитрую мелодию по подоконнику. Помню, как восхищалась его рукой: широкой мужской ладонью, длинными пальцами. Такие могли бы быть у пианиста, но дед был шофером, всю жизнь крутил любимую ЗИЛовскую баранку, развозя продукты по деревням и селам, где отродясь не было магазинов. Работу он любил, равно как и его любили и уважали местные жители. «Нет еды вкуснее хлеба, - говорил мне он, а я не соглашалась с ним, потому что обожала я совсем другое блюдо.
Маленькой мне, вернувшейся из школы, был положен обед. Например, суп фасолевый, мамин, картошка-пюрешка и котлета, бутерброд с толстенным куском докторской колбасы, компот или чай с овсяным печеньем. Размочишь его в кипятке - успевай донести до рта, пока не плюхнулось обратно в чай. Но все это отходило на второй план, когда дед готовил свой фирменный омлет. Простой, незамысловатый рецепт. Три яйца, кружка молока из бидона (а за ним еще очередь надо отстоять), щепотка соли (обязательно крупного помола), чугунная скоровода и тесная кухонька, где не развернуться. Последние ингредиенты самые важные. На этой маленькой кухне дед умудрялся творить настоящее кулинарное чудо, которое потом уминалось прямо со сковородки с опаской обжечься о края, вприкуску со свежим, еще горячим батоном, от которого отрываешь (не отрезаешь!) огромный кусман. И надо было еще не умудриться накрошить вокруг, иначе заругают.
Много лет пытаюсь повторить дедов нехитрый рецепт. Не выходит тот самый омлет. То слишком водянистый, то бледно-желтый, похожий на кашу. Нет-нет, все не то. Не такой. А потом, когда деда не стало, и я вдруг из всегда улыбчивого ребенка резко стала грустным взрослым, то поняла, почему его омлет был таким вкусным. Он был приправлен любовью. А потом я поняла еще одну важную для себя истину: так, как он, меня больше никто и никогда не любил. Чувство-абсолют, которое ко мне дед пронес до самой смерти с тех самых пор, как я появилась на свет.
Любовь – самая лучшая приправа. Она способна даже из самого простецкого блюда сделать шедевр. Пользоваться ей проще простого, кулинарных академий заканчивать не надо, а эффект от ее применения огромен. И вполне себе универсальна, если применять по назначению.
Ничто так не памятно, как запахи еды из детства, приготовленной родными и близкими людьми. Не лобстеров ты вспомнишь, которых заказывал в самом крутом ресторане Майами, не итальянскую пасту в уютном кафе близ моря в Неаполе, а мамины тоненькие блинчики-оладушки по утрам со сгущенкой, бабушкины, всегда пышные пироги с вишней или даже легендарные детсадовские котлеты, где хлеба было намного больше, чем мяса, а вкуснее их до сих пор ничего нет.
Все оказалось слишком просто.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (7)

Блог-лента




 
Новое