Работа пионера

Латкес

marat baskin marat baskin
4,67
( 3 голоса )
4 октября в 18:13
 
                Большие  пышные, воздушные,  бабушкины латкес   радуют глаз и желудок. Секрет приготовления   латкес из муки, в нашей семье передавался по наследству.  Передавался рецепт и по мужской линии и по женской. Родственникам и просто знакомым. Так что теперь бабушкины латкес можно встретить  где угодно, ибо жизнь и время разбросала  нашу мишпоху чуть ли  не во все уголки земного шара. Я их всегда узнаю сразу, уже по внешнему виду: они  большие и пухлые, как подушка на гусином пуху, которую хранят невесте в приданое, и румяные, как сама невеста, впервые, увидевшая жениха! А про  вкус  их я не говорю! Его словами не передать! Как говорила бабушка:
-А гешмак ви а мойсэ мит гонык!  Вкусный, как хлеб с медам!
                Это было у бабушки высшая похвала.
 Я как-то  попал в гости к дедушкиной родне в Москве. Родня эта была далекой,  как говорил дедушка, седьмая вода на киселе.  И  полковник знаменитого МУРа, угостил меня бабушкиными латкес, которые он  называл по-русски, оладьями. Угощая, он, хитро  глядя на меня,  говорил:
                - Я их у твоей бабушки научился делать, когда у вас гостил. Ты еще в проекте тогда был. Так что не помнишь.
                А однажды в Харькове,  я зашел к бабушкиному  племяннику, который вообще, никогда в Краснополье не был. И он меня угостил такими же оладьями.
                - Такие оладьи, как делает мой Наум, у нас в Харькове никто не делает. Наши мехутоным   (сваты – идиш)приходят к нам, только что бы попробовать Наумовы оладьи, - говорила его жена, хваля изделие мужа.
Его научила их делать его мама.
                А  меня научила  их готовить бабушка. 
                - Ничего сложного в них нет, - говорила бабушка, показывая и рассказывая мне  свой волшебный рецепт, -  главное,  делать все с любовью к тем, кого угощать будешь! И тогда все получится. Кстати, это к любому блюду относится! В эвакуации наши соседи по дому, все всегда варили за закрытыми дверями, как бы мы на их добро не позарились. И что ты думаешь? Все у них всегда пригорало…
                Она брала большую миску и наливала в нее два стакана зувермилха - кислого молока. Сейчас  я вместо кислого молока беру два стакана кефира. Где теперь достанешь зувермилх, настоянный  в глиняном горлаче?
                Потом она сыпала в миску две столовых ложки сахара, где-то, половину  чайной ложки соли, чайную ложку соды, столовую ложку подсолнечного масла и разбивала туда же одно яйцо. Размешивала все большой серебряной ложкой,  с  вензелями царского завода, которая хранилась у нее от свекрови.  Ложка входила в набор, который бабушке подарили на свадьбу родители мужа. В военные  годы весь набор пропал, что потерялось, во время скитаний, что обменяла бабушка в эвакуации  на еду и осталась, как память эта единственная ложка, которую бабушка очень берегла. Но во время наших переселений и переездов она тоже потерялась. И осталась только  в памяти, которая запомнила и ее тусклый стальной блеск, и  кружевную вязь  на ручке, и вытертые временем две буквы, то ли латинские  Nс М, то ли  другие, и выдавленный в металле кокошник.
                Муку, то же два стакана, как зувермилх, она сыпала потихоньку в миску через сито. 
                -  Что бы мука дышала, радовалась, воздушной была, а то она в мешках да коробках прибилась, как ешива бохер у  нерадивого меламеда, кто по рукам бьет, а разум не дает! - объясняла она мне свои кулинарные хитрости.
                Высыпая муку, бабушка продолжала без остановки   размешивать  смесь, превращая ее в густое, тугое, как настоящая сметана  из  горлача, тесто.   Потом она наливала в сковороду много  подсолнечного масло и ложкой разливала латкес. Тесто было настолько тугое, что, наверное, слово разливать для него не подходит, и лучше сказать, что она его раскладывала.  Сковородку с латкес бабушка ставила на краю печи, подальше от огня и часто поворачивала их, что бы они ни подгорели и при этом пропеклись.
 Я жарю, конечно, не в печке, а   на плите.  Делаю очень маленький огонь. Накладываю  латкес   на сковороду и они, едва шлепнувшись  на горячую поверхность, начинают сразу расти и весело подпрыгивать на месте.  Я так же, как и бабушка, ворочаю их с бока на бок. Они моментально схватываются и скользят по дну сковороды, как шайбы по льду. Иные времена, иные сравнения! 
Я перебрасываю  их на тарелку, и горка их растет, радуя глаз и душу.
Вкусные они и со сметаной, и с маслом, и с вареньем. Кому что по нраву, кто к чему привык.Папа очень любил их  кушать с растопленным  сливочным маслом, в которое он добавлял ложку сметаны. Когда я был маленьким, для меня макание в блюдечко, в котором было  желтое море масла и белый островок сметаны, было целой игрой. Я макал оладьи сначала в сметану, а потом развозил  сметану  по маслу, устраивая в блюдце шторм. Кстати, и сейчас я люблю оладьи со сметаной и маслом.  Правда, уже не играю, а вспоминаю японское хокку:
Желтый солнечный луч
Танцует на белом снегу.
Холодно. Но красиво.
Жена всегда хвалит мои  оладьи, говоря, что это не латкес, а настоящий цимес.
Имея в виду, конечно, не цимес, а  то, что латкес  у меня очень вкусные! 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Наталья Якушина "они большие и пухлые, как подушка на гусином пуху, которую хранят невесте в приданое, и румяные, как сама невеста, впервые, увидевшая жениха" - хорошая фраза.:)
    Моя мама такие готовит, а у меня не получаются пышными оладьи. Но я нашла хорошее молоко, которое как надо киснет.:)
    Замечательный рассказ! Ещё про колбаски из лука хороший... И вообще все.
Блог-лента