Работа пионера

К вопросу об исторически проверенном способе укрощения гнева

Джон Алоиз Добсон Джон Алоиз Добсон
5
( 1 голос )
12 июля в 17:40
 
Как известно, Лев Толстой очень любил детей. По крайней мере, так считали Наталья Доброхотова и Владимир Пятницкий, которые в свое время придумали немыслимое количество упоительных историй, героями которых стали и Пушкин, время от времени переодевающийся Гоголем, и Достоевский (царствие ему небесное), и любитель Баден-Бадена Тургенев, и, конечно, Лев Николаевич - титан и глыба.

Однако, не вполне понятно, с чего бы этот, в сущности, вздорный старик (ведь и некоторые титаны со временем вздорными стариками становятся) любовью к миру окружающему проникся? Долгое время эта тайна мучила исследователей жизни и творчества большого писателя, и лишь недавно появилась какая-то ясность.  

Дело в том, что на торги одного из лондонских аукционных домов был выставлен считавшийся утраченным блокнот жены писателя – Софьи Андреевны. И вот там-то, среди малоинтересных хозяйственных записей обнаружилась заметка о посещении Ясной поляны доктором, приглашенным на предмет излечения конюшего, которого титан и глыба отходил костылём в припадке неконтролируемого гнева. Так вот, после нехитрой домашней бухгалтерии («визит доктора – 3 р. 50 коп.; лекарства – 40 коп.; костыль один, взамен сломанного – 1 р. 90 коп.») была сделана приписка: «Николай Богданович настоятельно рекомендует в случае припадков гнева принимать внутрь три-четыре кусочка сладкого пирога, посредством которого организм в полнейшее благолепие приводится». Далее был записан рецепт этого самого пирога, из которого становилось понятно, что необходимо запасти фунт муки, полфунта масла, да еще четверть фунта толченого сахару, три желтка и одну рюмку воды. Важное уточнение: масло, чтоб было прямо с погреба, похолоднее.

Но вот незадача – по странному стечению обстоятельств половина рецепта расплылась: видимо была залита чем-то. Британские ученые, исследовавшие блокнот, обратились к обширнейшим архивам писателя, и там, среди ста пятидесяти двух вариантов диалога князя Андрея с дубом (попутно выяснилось, что изначально Болконский должен был обращаться то к березке, то к рябине, а то и вовсе - к кусту ракиты над рекой), был найден полный, незалитый рецепт чудодейственного десерта, в котором говорилось о начинке, для изготовления которой потребно «четверть фунта масла растереть, два яйца тереть с маслом; толченого сахару полфунта, цедру с двух лимонов растереть на терке и сок с трех лимонов. Кипятить до тех пор, пока будет густо, как мед».

Немедленно была подготовлена монография, автор которой писал об удивительном открытии. Беда только, что он не позаботился о том, чтобы изучить современную российскую кулинарную литературу. Потратил бы некоторое время, и выяснил бы, что упоминаемый в записке Николай Богданович – не кто иной, как профессор фармакологии, общей терапии и токсикологии Московского университета, знаменитый доктор Анке, а так называемый Анковский пирог многие называют одним из символов семейного уюта и благополучия в семье Толстых. Другое дело, что пирог этот до последнего времени считался просто изысканным лакомством, и даже самые внимательные исследователи не понимали, что только наевшись этого пирога Лев Толстой начинал весь мир любить.

Ну и детей, само собой.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (5)

  • Галина Суворова Ах, попробую!
    Завтра же и попробую ублажить всех своих любимых.
    Просто так!
  • Suren Gabriel
    26.07.2016 15:47 Suren Gabriel
    А где здесь голосуют?
    •  
      Джон Алоиз Добсон автор Насколько я понимаю, читатели могут просто оценку поставить, а окончательный вердикт выносит компетентное жюри.
  • Suren Gabriel
    26.07.2016 16:42 Suren Gabriel
    Ok
    Значит, я ставлю 5 (по пятибальной системе)

    Этого достаточно?
Блог-лента