Работа пионера

Титушка и Галицкий витязь

Ян Серебрянский Ян Серебрянский
5
( 1 голос )
15 июля в 14:02
 
Полетели в бок легитимной власти коктейли молотова и прочие снасти, изъятые из неизвестных погребов Тора и Аида. Взялись "мирные демонстранты" крушить улицы града, пребывающего во фрустрации, не сознающего до конца положения своего и роли своей в данной неурядице. Фантазия или реальность? Фантазия не палит машинэрии, не баррикадируется, не браконьерит. Киев понял, что попал отнюдь не в сказку, и, как это часто случается, - раскололся. Раскололись и типичные столичные ячейки - семейные принялись штурмовать друг дружку. В одной из блоковых комнат, во время просмотра очередной порции радикальной информации от того или иного канала новостей, сошлись на глазах у аполитичного соседа Никифора "Титушка" и "Галицкий свитязь". А было это так...
При воспроизведении сюжета от б... канала новостей, днем ранее отключенного от блока питания своими же членами ради обострения коликов в сердцах митингующих, не выдержал консьерж Григорий - почитатель древнерусских традиций и воскликнул: "Дави предателей! Низвергни, боже, кодло бандеровское!"
С противоположного угла комнаты его уже вовсю «расстреливал»образ фаларидского бычка с выпученными глазами и губами, сложенными в трубочку...
- Ти шось промичав, кепац бісовський?- выпалил уязвленный Федор.
Туманный облик исконного аристократизма - Григорий, - протрепал свой старый зеленый жакет и выпрямил спину в сторону оппонента...
- Прошу прощения...
- Я москалів прощать не задався! ТИ з вашими імперськими амбіціями! ТИ з вашим панським чханням у бік моєї рідної Неньки! ТИ... ти... вже більше мені не сусід! Ти мені тепер... верховний тітушка!
- Ребята, заспокойтесь... - жалобно мурлыкал пенсионер Никифор . Он съежился в преддверии широкого майданного действа здесь - в условиях пальчиковой хрупкой комнатушки. Огни революции достигли обители Никифора Семеновича...
- Да... Если понадобится... я готов стать титушкой! Лишь бы... только проучить ОУН-овского прихвостня... Мы вас бивали и бивать будем!! Ах, п-пар-р-азиты-ы...
Григорий прорычал последние строчки.Он опустил веки и, поколачивая себя ладошками в грудь, словно тот великан-беспредельщик из поэмы "Руслан и Людмила"...дунул что есть силы в направлении соперника. Тут уж "оун-овец" Федор не вытерпел и, наполнив свои и без того шаровые щеки оксигеном, смачно дунул обидчику в ответ...
- Калатушку... К-а-л-а-т-у-ш-к-у... Бивать вас вашим же ізобрітєнієм! Загарбники... Да це ж... Цьо ж... Національна непокора!!
Толстопузый, несколько неуклюжий плиточник Федор ловко выхватил из тумбочки кухонный продолговатый предмет по комплекции напоминающий тестокрут. В его сосудистых глазах читалось возмущение... Обида расползлась по всем каналам и артериям...
- Да з-знаешь ли ты, вуйка... что прадед мой... з-знатным фехтовальщиком был... Да мне... с-с-юда...
Григорий обратил свой цезарский взор на окаменевшего пенсионера... Тот пытался закрыться рукою от происходящего, как от взгляда медузы горгоны...
- Умоляю и благаю... - пролепетал испуганно Никифор, но было слишком поздно...
- Мне... р-р-апир... шампура!
Григорий стащил со стенки свявзку металлических шампуров...
- Сейчас, мер-рзавец... У-у...все...б-б-удет...
Консьерж, в стиле дуэлянта Резанова из рок-оперы "Юнона и Авось" энергично скинул жакет, и, отсоединив от общей кучи один, как ему показалось, - наиболее воинственный шампур, - принялся "разогреваться", прыгая взад-вперед, рассекая комнатный воздух. Напротив негодующе крякал Федор, топыря руки в стороны, словно тот «медвед»или бешеный шулика, он пытался понизить боевой дух атакера, напугать его зловещей конституцией... Промежуточный столик зашатался, зазвенели чайные блюдца. Никифор был подлинным свидетелем сношений шампура и калатушки. Покрытый испариной Федор напоминал  разъяренного примата в расстегнутой рубашке. Он сопел в обе ноздри и держал рот андронным коллайдером. Григорий был излишне подвижен. Он выполнял гимнастические движения: нагибался к столу, маневрировал корпусом, а порою и вовсе, словами современного молодняка - "мутил" самбу...
- Собака!
- Вуй-й-ка!
Находившийся в прединфарктном состоянии, испуганный пенсионер выпорхнул через входную дверь и побежал за помощью к соседу Тихону. Того дома не оказалось. Тогда Никифор помчался к участковому. Бабочкой летел он сквозь кварталы, не замечая ни преград, ни расстояний...
- Поможите! Убивають! Схлестнулись, окаянные...
- Поглядим...
Когда участковый и Никифор вернулись - входная дверь была по-прежнему открыта. В квартире стоял бедлам. Теневую кишку корридора озарила кухонная картина : у батареи в обнимку мирно сопели "титушка" и "галицкий свитязь". Подле их сапог красовалась завершенная бутылка водки. Между стаканами лежали раскаленные в прошлом калатушка и шампур...
 
 
 
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента