Работа пионера

Разные вкусы

Элеонора Кременская Элеонора Кременская
3,33
( 6 голосов )
1 апреля в 16:04
 
Иван Павлович Куропатков очень любил поесть, но мало того, любил вкусно поесть. Жена у него, Екатерина Леонидовна готовила прекрасно, избаловала мужа своего совершенно. Иван Павлович лакомился потрясающими блюдами, кушал пирожки с грибами, пил вкусные морсы и компоты. 
Наевшись, Иван Павлович едва добредал до дивана, где валился обессиленный едой, погружаясь в блаженный сон.
Однако волей судьбы спокойная жизнь Куропатковых была нарушена срочной телеграммой сигнализирующей о болезни матери Ивана Павловича, женщины настолько преклонных лет, что, как говорится, остается только шляпу снять.  
 Старшая Куропаткова проживала в соседней Украине, под присмотром младшего сына, Василия и его жены, Натальи.
Странно, но Иван Павлович не смог вспомнить, когда он сидел за одним столом с братом, а главное, его женой. Польстившись на внушительное наследство в виде просторной хаты, плодово-ягодного сада и сколько-то гряд земли, Василий с Натальей поспешили захватить материнскую вотчину, тем более два сына с дочерью расплодились и груз в виде пяти внуков дошкольного возраста заставлял дедушку с бабушкой крутиться.
Иван Павлович с Екатериной Леонидовной такими успехами похвастаться не могли, у них был всего-навсего один сын, да и тот одинокий, но богатый, живущий и работающий в крупной фирме города Лондона.
Рассматривая заграничные снимки, Иван Павлович вздыхал, наблюдая деловые очки на худом крючковатом носу пятидесятилетнего сына даже не помышлявшего о создании семьи.
 Посовещавшись, Куропатковы пришли к выводу, что Екатерине Леонидовне ехать на Украину незачем, к тому же толстого, ленивого, домашнего  кота не на кого было оставить.
Поехал Иван Павлович. Подъезжая на такси к хутору, знакомому с детства, Иван Павлович к удивлению своему не чувствовал никакого волнения. Списав отсутствие человеческих эмоций на свой солидный возраст, в семьдесят лет, он подошел к дому, выкрашенному в яркий сиреневый цвет и, поднявшись на крыльцо, вежливо постучал.
 - Возможно, скоро умрет, - наблюдая за Натальей, ловко разливающей борщ по тарелкам, произнес Василий, задумчиво, - а хоронить нам с женой будет трудно, сам понимаешь, какие затраты!
И он многозначительно посмотрел на брата.
- Но ведь не умерла же еще, - покосился в сторону застеленной цветным покрывалом, высокой кровати матери, хорошо видной в проем раскрытой двери комнаты, Иван Павлович.
- Не факт, что не умрет завтра, - не согласился Василий, нарезая чеснок по долькам.
- А в какой она больнице? – размешивая сметану в борще, спросил Иван Павлович.
- В городской, - кратко ответил Василий и, откупорив бутылку, предложил, - самогончику?
- Не откажусь, - подвинул брату стопку, Иван Павлович.
Впрочем, самогон пригодился, проглотив первую ложку борща, Иван Павлович выпучил глаза на Наталью. Привыкнув к вкусным обедам, он никак не ожидал столкнуться с плохо приготовленным супом. С трудом доев, выпив для того, чтобы отбить отвратительный терпкий привкус несколько стопок самогона, Иван Павлович попытался отказаться от второго, но Василий настоял:
- Обижаешь, брат, Наталья старалась, готовила!
Иван Павлович удивленно приподнял брови, вспоминая свою жену, если его Катенька старалась приготовить праздничный обед, повара ведущих ресторанов могли отдыхать.
На второе Наталья подала жареную курицу и картофельное пюре. Василий подвинул брату салатники с разными лечо и салатиками.
- Попробуй! – сделал он широкий жест рукой.
Иван Павлович послушно пробовал, с трудом сохраняя на лице благодушное выражение и вежливо улыбаясь. Боже мой, как можно так отвратительно готовить, думал он, с ужасом наблюдая за опьяневшим братом, с удовольствием, поглощающим пищу приготовленную его женой. И переводил взгляд на довольную жизнью Наталью.
- Вот поедим и поедем в больницу, мать проведать, - проговорила она, опрокидывая стопку самогона.
- Выпьем и поедем, - согласился Василий, налегая на трясущийся студень.
- Мать-то у нас большая ругательница! – подмигнула Наталья. – Готовить мне не давала!
И обиженно шмыгнула, вытирая нос тыльной стороной ладони.
- Орала, что я ее отравить хочу!
Иван Павлович кивнул, лучезарно улыбнулся, но внутренне сжался, мать, действительно обладала крутым характером, была, как говорится, скора на расправу, но в силу возраста, наверное, не смогла сопротивляться обстоятельствам свалившимся на нее, как снег на голову, между тем, Наталья продолжала:
 - Банки с едой за окно палаты выбрасывает!
- Это, какие же банки? – осторожно спросил Иван Павлович.
- А, что я ей приношу! – шмыгнула, Наталья. – Каждый день, между прочим, приношу, чтобы кушала, а она, за окно!
- Старая она, безмозглая уже, - попытался сгладить ситуацию, Василий.
- Да, старая… - разревелась Наталья.
В больницу Иван Павлович поехал сам, Василий с Натальей наклюкались и уснули в комнате матери, повалившись на ее кровать.
- Пробовал ты ее стряпню? – сердито насупилась старуха, после крепких объятий со старшим сыном.
- Пробовал, - вздохнул Иван Павлович, разглядывая девяностолетнюю мать, худую, в чем душа держится.
- Легче сдохнуть, - решила мать.
- В больнице совсем не кормят?
- Ну, почему же, - возразила мать, - пшенная каша на завтрак, пустой суп на обед, пшенная каша на ужин.
- Мамочка, - подвинул принесенный килограмм яблок, Иван Павлович, - не расстраивайся, я попытаюсь тебе что-нибудь купить!
И он рысью отправился в магазин, где набрал творожков и йогуртов, все, что любят старики.
Мать встретила его покупки с удовольствием.
- Ведь им что надо, - облизывая ложку, произнесла мать, отдуваясь от съеденного, - на дом глаз положили. Я понимаю, дети беспутые, нарожали мне правнуков, а сами все в одной трехкомнатной квартире родителей ютятся. Простор нужен для правнуков!
- Так, пусти их, - робко предложил Иван Павлович, откупоривая для матери очередную упаковку творожка.
- Старая я, - взглянула ему в глаза, мать, - мне покой нужен. Уехать бы куда, а дом, пущай забирают!
- Поехали к нам! 
- Ты серьезно? – обрадовалась мать.
После подписания всех документов, Василий с Натальей проводили Ивана Павловича с матерью на вокзал. 
- Стол бы прощальный накрыть, - жалела Наталья, - но вы так торопитесь покинуть нас!
- Учись готовить! – сердито оборвала ее мать.
- Она прекрасно готовит! – вступился за жену, Василий.
- Недаром ты только с рюмкой и можешь ее поганую стряпню есть! – рассердилась мать.
- Полно вам, - вмешался Иван Павлович, миролюбиво улыбаясь, - просто у вас разные вкусы!
Поезд унес их от родственников. И встреченные Екатериной Леонидовной, они спокойно доехали на такси до дома, где мать, переступив порог квартиры, подозрительно принюхалась к восхитительным запахам праздничного обеда, приготовленного для нее снохой.
- Вроде вкусно пахнет? – с сомнением покачала она головой.
- Мамочка, - засуетился Иван Павлович, - как мы живем, ведь ни разу ты не пробовала кушанья приготовленные моей Катенькой.
- Пока на ногах была, сама готовила, - согласно закивала старуха и, переодевшись в мягкий домашний халат, переобувшись в пушистые домашние тапочки, прошла за стол.
 А проглотив первую ложку жаркого, выдохнула:
- Какое счастье, когда есть еще одна сноха!
Екатерина Леонидовна покраснела от смущения.
Мать поселилась в двухкомнатной квартире Куропатковых и прожила еще десять лет до своего абсолютного юбилея. Виной ее долгожительства были покой и вкусная еда, а еще неторопливые прогулки в лесистом парке, что очень любили ее сын и сноха…
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (7)

Блог-лента




 
Новое