Работа пионера

История об оливковом паштете и бедности языка

Джон Алоиз Добсон Джон Алоиз Добсон
3,29
( 7 голосов )
29 марта в 15:52
 
Давеча упрекнули меня в том, что, дескать, я все больше ресторанной пищей увлекаюсь, а сам ничегошеньки приготовить не могу. Ответственно заявляю – это совсем не так. Конечно, годы уже не те, целый день у плиты простоять тяжеловато, но до сих пор никто голодным из дома моего не уходил.
 
Раньше, понятное дело, все было по-другому. Степенность какая-то присутствовала в отношениях. Договаривались загодя, стол несколько дней готовился, гостей встречали во всеоружии… Теперь оно как-то проще: созвонились, парой слов перекинулись, встретились – и все это в течении получаса. Соответственно, и блюда другие требуются – те, которые можно быстро приготовить и на стол подать. Но пока, например, жарится свежайшее мясо, нужно же гостей чем-то (кроме приятной беседы и аперитива) развлечь. И тут на помощь приходит одна из любимейших моих закусок – оливковый паштет. Сами посудите, удобнейшая вещь: готовится моментально, обладает пикантным вкусом, и, что самое важное, не столько насыщает, сколько, наоборот, разжигает аппетит. 
 
Лишь однажды небольшой конфуз вышел. Заглянули ко мне два стародавнейших приятеля. Пришли не одни, а в компании нескольких бутылочек весьма симпатичного североафриканского мерло и буквально с порога потребовали фирменного паштета. За чем же дело стало? И вот в блендере оказывается зубчик чеснока, пара анчоусов, десяток каперсов, пригоршня черных оливок, немного зелени и несколько капель оливкового масла. Казалось бы, 15 секунд, и все готово, но чудо враждебной техники меня подвело: пару раз неубедительно всхрюкнув, и для порядку дернувшись, блендер напрочь отказался исполнять свой долг. Пришлось срочно извлекать все ингредиенты и вручную создавать какую-то видимость паштета. Получилось, прямо скажем, недурно: такую смесь испортить – это уметь надобно, а уж когда ею покрываешь тонкие, элегантно хрустящие галеты – так и вообще праздник.

Но осадок неприятный остался.
 
На следующий день я предпринял попытку реанимировать столь невовремя погибший аппарат и отправился в мастерскую. Приемщик с лицом стремительно спивающегося Сергея Безрукова хмуро осмотрел блендер, несколько раз щелкнул выключателем, поскреб клочковатую бороденку и как-то не слишком убедительно заявил:
 
- Тут, такая штука, ничего поделать нельзя. Мотор, такая штука, накрылся. Сгорел, то есть. Тут, такая штука, новый покупать придется. Наверное. Но вы, такая штука, оставьте его – напарник посмотрит, может, чего и скумекает. Мы вам, такая штука, позвоним.
- Спасибо вам, - говорю, - буду звоночка вашего ждать, такая штука.
 
Вышел и ругаю себя: ну вот чего человека передразнивать?
 
Через пару дней «Такая штука» звонит. Так, мол, и так, мы сами починить ваш аппарат не можем, но есть тут умелец один, вот он – вполне справится. И возьмет недорого – всего пять тыщ.
 
Пять тысяч за починку блендера??? Я с негодованием отказываюсь, и тут же получаю скидку в 500 рублей. Еще через секунду – в 1000, а через минуту цена снижается аж до трех тысяч. Я обещаю подумать и перезвонить. Отправляюсь на службу и по дороге вижу рекламный плакат крупного продавца электроники, который предлагает мне приобрести совершенно новый блендер по весьма привлекательной цене. Недолго думая, становлюсь обладателем заветного аппарата и приглашаю друзей на оливковый паштет.
 
Но что-то изнутри подтачивает – знаете, какое-то чувство незавершенности, что ли. Захожу в мастерскую, говорю, что хотел бы забрать свой блендер, раз уж они починить его не в состоянии. Лицо мастера, просиявшее было при моем появлении, немедленно тускнеет и вытягивается. «Щас поищем… Где-то он тут был… Вот деваются же куда-то, такая штука», - бормочет он, нервно роясь на полках. Потом оборачивается, скукоживается весь и говорит: «Ну зачем он вам, сломанный-то? Может, ну его?» Тут я понимаю, что дело – нечисто. Складываю суровое лицо. «Как это «ну его»? Ну-ка ищите, милейший, не то придется разговаривать с вашим начальством!». Последнюю фразу произношу, уже с трудом сдерживая смех. Мастер тяжко вздыхает, достает из маленького шкафчика мой блендер, протягивает мне и говорит:
 
- Забирайте, исправна машинка! Я ж ее тогда сразу и починил, думал, вы денег дадите, но, такая штука, не договорились.
- Но я уже новый купил…
- Да так забирайте, забесплатно. Чего поделать, коль не договорились… Обычно ж все дают, а тут вон как оно получилось-то.
 
Вышел я и призадумался, это вот что такое было? По пути домой, кажется, разгадал преступный замысел лингвистически ущербного мастера. Хотел, негодник, втайне от начальства деньжат срубить, а не вышло. Да бог с ним, зато теперь я могу готовить оливковый паштет по-македонски. То есть двумя руками и в двух блендерах одновременно.
 
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (7)

Блог-лента




 
Новое