Работа пионера

Mytilus Galloprovincialis

Елена Комболина Елена Комболина
21 июня в 21:52
 
Патри просыпается рано. Она выходит в маленький дворик с цементным полом, хмурясь, хрипло бормочет что-то, нащупывает на столе зажигалку, закуривает первую сигарету и только тогда сквозь колючие ветки пиний смотрит на небо. Небо над Апулией то бледное, выжженное зноем, то пронзительно синее. А еще здесь всегда слышен шум моря, к которому Патри давно привыкла.
 
Полное имя Патри – Патриция. Сын Убальдо зовет ее «векья» - старуха, а когда не может найти что-нибудь в шкафу или холодильнике, кричит протяжно «Мааам…» А бойфренд Антонио называет «контесса». Да, ей семьдесят восемь. И да, у нее есть бойфренд. Они пытались жить вместе, но из этого ничего не вышло, брак превратился в череду скандалов. Антонио и Патриция разъехались, и теперь просто встречаются. Антонио (ему восемьдесят) приезжает к ней в городскую квартиру или на дачу, а она по нескольку дней живет в его доме на побережье. По субботам они уезжают на танцы. Накануне Патри отправляется в парикмахерскую делать прическу, а сразу после обеда начинает наряжаться. Антонио небольшой любитель танцев, но возле сцены глаза Патриции начинают так сиять…
 
Она ощупывает персиковую шерелюру и остается довольна, укладка отлично держится. Через пару часов можно будет заняться маникюром, а пока – подумать об обеде, на который, как обычно, соберется вся семья.
- Убальдо! – не дождавшись ответа, Патри начинает колотить в застекленную дверь.
Хватит спать, пора ехать на рынок, пока не раскупили недорогую свежую рыбу и мидии.
 
Убальдо, как и мать, начинает день и сигареты и обязательно отпускает в адрес старухи какую-нибудь остроту. Он очень худой и очень высокий. Одна нога у него заметно тоньше другой, под почерневшей кожей после давней травмы атрофировалась мышца. Убальдо шутит, что вынужден быть миролюбивым, потому что не может бегать. Однако он почти не хромает, лишь чуть заметно подволакивает ногу. Это совсем не бросается в глаза, легкую хромоту можно заметить, если долго наблюдать, как Убальдо ходит по пляжу вдоль кромки воды или прогуливается по городской набережной, откуда отплывают в море рыбацкие лодки и катера.
 
Сам Убальдо в море не выходит, нога не позволяет. Когда-то к пяти утра он приезжал на набережную и вместе с другими рыбаками отплывал подальше, вытягивал из воды тяжелые сетчатые рукава, унизанные рядами моллюсков, а потом на берегу разбирал массивные связки, промывал и сортировал мидии, грузил их на тележку и раскладывать в ящики. Тележку низкорослый горбатый Марио катил на ближайший рынок, а ящики сам Убальдо отвозил в центр города – мидии ждали в нескольких ресторанах. Однажды его фургон попал в аварию, пришлось долго лечить ногу, после нескольких операций и длительной реабилитации о море осталось только мечтать. Иногда ночью он наблюдал, как рыбаки ходят по мелководью в высоких резиновых сапогах, светят в воду фонариками и гарпунят рыбу самодельными острогами, по утрам выходил на пляж и искал между камнями морских ежей, а мидии покупал на рынке или в рыбной лавке – без них мать не представляла субботнего семейного обеда.
 
Дорогую рыбу Убальдо не мог себе позволить и всегда подходил к той стороне прилавка, где лежал товар подешевле. Но мидии всегда покупал самые дорогие. Мать так их любит – пусть у нее будут лучшие. Сам их не готовил, не хотел вдыхать йодистый запах, слышать, как стучат друг о друга шершавые черные раковины, видеть, как в клубах пара на дне кастрюли они открывают свое оранжевое нутро… Всем этим занималась Патриция. Промывала и скребла раковины металлической щеткой, бросала в кастрюлю мелко нарезанные петрушку и чеснок, сыпала горошины черного перца, наливала немного белого вина, опускала мидии… Приподнимала и трясла кастрюлю, следила за тем, чтобы раковины раскрылись и смешно ругала нераскрывшиеся. Убальдо в это время курил во дворе. Но и здесь настигал его запах моря, смешанный с ароматом чеснока и петрушки, и в голове сами собой начинали возникать воспоминания, которые он уже двадцать лет гнал от себя. Он, молодой, такой же худой и высокий, бежит по набережной к лодке, в которой его ждут двое друзей. Он толкает лодку и вскакивает в нее, и они плавут к огромным поплавкам, которыми отмечены в море моллюсковые «фермы», а на берегу смеется и машет им вслед, придерживая ручку свой тележки, маленький сгорбленный Марио.
 
«Тарантийская мидия (лат. Mytilus Galloprovincialis). Места промысла: внутренняя (MarPiccolo)и внешняя (MarGrande) части Тарентского залива. Тарантийская мидия высоко ценится и известна во всем мире за хорошие товарные и вкусовые качества, некоторые же эксперты считают ее лучшей мидией на планете. Модель фермы по выращиванию мидий, использовавшаяся еще в XIII в. н.э., до сих пор широко применяется: столбы из каштанового дерева укрепляются в морском дне на определенном расстоянии, образуя квадрат (camera); по периметру и по диагонали натягиваются горизонтальные канаты (ventie)из кокосовых или искусственных волокон, от которых отходят вниз вертикальные канаты – дели (pergolari), их пропитывают оливковым маслом для приманки личинок мидий».
http://wikitalia.russianitaly.com
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Николай Фохт
    23.06.2015 01:34 Николай Фохт
    Елена, оставьте, пожалуйста, ваши контакты - в профиле или напишите мне vogt007@gmail.com
Блог-лента