Работа пионера

Брусничная Лулу

Елена Кононова Елена Кононова
4
( 1 голос )
19 июня в 16:01
 
У Вики начал расти живот. Она как-то вяло этому удивилась и подумала, что беременна. Сделала десяток тестов – ничего. Вика решила перестать есть. Ей очень легко это давалось. Но живот стал еще больше. И тогда Вика удивилась, как это она раньше не догадалась. В ней росла тоска.
Тоска по ушедшему мужу, по уехавшей учиться дочери. Мужчины, которые раньше забавляли Вику, перестали ходить к ней на ночь. Им не нравилась её внезапно растекшаяся фигура. Тоска становилась все больше.
Вика ходила по вечерам в паб.  Пила воду с лимоном. Она сидела за высокой стойкой, брала синюю ручку и соединяла родинки на своих руках. Получались созвездия.
Её никто не замечал. Люди с тоской умею быть невидимками.
А в пятницу паб нанял повариху и кондитера в одном лице. Сделали ремонт, и можно было наблюдать, как готовятся десерты и эксклюзивные блюда. Повариху звали Лулу.
Лулу увидела Вику и воскликнула: «Какая же ты тощая!». И Вика поддержала игру. Ну, раз говоришь, что тощая, корми меня, Лулу.
И в каждые сумерки, Вика приходила на поздний ужин. Она смотрела, как Лулу готовит для неё, через стекло. Лулу что-то говорила, но слышно не было. Не было слышно никому, кроме Вики.
Та могла разобрать по губам слова кондитерши: «Вот, послушай, моя любовь. Я готовлю тебе на сладкое. Смешиваю масло с тертым шоколадом и делаю шоколадное тесто. Тертый шоколад не сразу тает и мне кажется, что его крупинки в масле похожи на твои родинки. На твои счастливые родинки, моя родная. Я сыплю в масло муку, добавляю ваниль и коньяк. И от них вся кухня пахнет вечером, остуженной жарой и твоими духами. А вот, посмотри, еще крем. Жирные сливки и белый шоколад таят на водяной бане. Крем впитывается в коржи, и они становятся мягкими, как твои руки. Торт остывает в холоде. Он только для тебя».
И Вика ждала шоколадный торт, и глотала его, чувствуя горечь коньяка, коричневого сахара и вечера. Ровно столько алкоголя и обожания от Лулу, чтобы после сесть за руль.
По средам Лулу готовила мясо. Вике особенно нравилась свинина с брусникой. У Лулу были карие глаза и смуглые руки – ей были к лицу и к телу яркие ягоды. Вика смотрела, как Лулу делает «карман» в отбивных и набивает его всем самым вкусным. Лулу добавляла в жареный лук красное вино, уксус и сахар, начиняла им куски мяса, а после, обваляв их в муке, жарила с листьями шалфея. Потом заливала белым вином, сливками и измельченной брусникой. Это был вкус сентября. Вика проглатывала кисловатые красные капсулы и вспоминала, как они с маленькой дочкой ходили в лес. И все пальцы после были у них красными от ягод. И когда её дочь, её кровь засыпала, муж целовал её пальцы, не оставляя на них ни брусничной краски, ни кислинки.
Вика приходила к Лулу целый год. Пыталась повторить её рецепты, когда приезжала дочка. Пару кексов сделала для мужа и его новой семьи. Он звонил ей в начале лета. И говорил так тепло, что у Вики комок встал в горле.
Вика рисовала заморских слонов и крылатых птиц и оставляла их в пабе. Лулу после повторяла на тортах и пирожных крылья этих зверей и пернатых. Крылья она рисовала карамелью, в узоры выкладывала фундуком и грильяжем.  
К середине лета тоска изошла на нет.
В июньскую белую ночь, Вика вышла под дождь и платье было ей легко и свободно. Она стояла с закрытыми глазами. И вкусная любовь Лулу делала её невесомой.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Николай Фохт
    20.06.2015 01:14 Николай Фохт
    замечательный)
  • Николай Фохт
    20.06.2015 17:09 Николай Фохт
    елена, а могли бы вы написать, как с вами связаться - оставить контакты в профиле или написать мне vogt007@gmail.com
Блог-лента