Работа пионера

Гурьевская каша - версия происхождения

Елена Шабалина Елена Шабалина
4,2
( 5 голосов )
14 июня в 22:17
 
Жить в России - все равно, что ехать по ее дорогам: только на красоты по сторонам засмотришься, тут и в яму угодишь; только скорость наберешь, в очередной крутой поворот не впишешься; только расслабишься после знака нож/вилка в предвкушении скоро и, если повезет, вкусно поесть, вдруг окажется, что знак просто забыли убрать по причине перепрофилирования заведения в более прибыльный и менее хлопотный шиномонтаж - ямы, однако.
Вот так и министр финансов граф Дмитрий Гурьев на пике своей карьеры и счастливой семейной жизни в предвкушении приближающегося почивания на лаврах, завоеванных в боях с завистниками, просмотрел очередную яму и с разгона не вписался в новый поворот, заботливо уготованный сотоварищами по цеху. Карьера дала трещину, а до шиномонтажа не дотянул.
Через год после этого события верная и доселе преданная супруга как-то вдруг охладела к опустевшим амбарам под крышей родного дома и сменила песню лебединой верности на гортанный крик вольной птицы счастья завтрашнего дня. Взмахнув крылами, птаха улетела, окончательно погрузив поместье в унылость, а сиротливо оставшегося хозяина в тоску и безразличие к пейзажам русской природы.
Хозяйство без должного пригляда быстро покатилось под откос. Крестьяне как то в раз перестали бояться, дворовые отбились от рук и зажили согласно своему лунно-солнечному календарю и советам местных гадалок-синоптиков.
И хотя в несчастье друзья практически все загадочно дематериализуются, все же остается 1-2 верных и преданных друга, хранимых то ли Богом, то ли Чертом, то ли еще каким персонажем. И вот один из таких друзей вдруг, неожиданно послал весточку горемыке-финансисту о том, что уже сегодня (!), в воскресенье, к обеду, через его (Гурьева) поместье проедет очень важный чин - влиятельнейшая персона в среде банкирщины. Этот чин, по совету этого самого друга, заедет в поместье Гурьева, чтобы полюбоваться разрекламированной (им, заботливым другом) церквушкой, построенной местными умельцами без единого гвоздя, со сказочным петушком на маковке и разбитым корытом у входа. И надо бы графу Гурьеву постараться понравиться важной персоне, поскольку тот может замолвить словечко где надо и кому нужно, и тогда карьера вновь может засиять радужными огнями перспектив.
Легко сказать – встретить важного гостя, когда на календаре выходной, единственного бывшего когда-то повара бывшая благоверная умыкнула с собой, а крестьяне - кто где и заняты кто чем. Поди-ка собери их, без телефона и работающей радиоточки. Тут уж не до жиру, а быть бы живу. Хватай, кого поймаешь. Времени раздумывать нет.
Поймать удалось кузнеца Ерему, маявшегося в безработице и похмелье, и местного сумасшедшего Фому, промышлявшего продажей петушков (как на маковке церквушки) из ворованного в барских амбарах сахара. Собственно, по этой причине (пришел за очередной порцией сладкой смерти), Фома и оказался на барском дворе так некстати для себя и на радость хозяина поместья.
А, да, еще Малашка нашлась на задворках в малиннике. Странная она девица – вроде ляжет Гурьев спать, и двери закрыть не забудет, и окно в спальню высоко, а наутро эта девка храпит в его кровати, да так заливисто и сладко, что как на нее сердиться? Хотя и не может объяснить – каким невидимым глазу северным ветром ее задувает в южные (или юго-восточные) покои. Фокусница.
Кузнецу было приказано кашу манную варить, поскольку на счастье дефицитная в те времена манка осталась в заначке по причине быть спрятанной в сундуке, чтобы ее не своровали всякие Фомы и Еремы. Да еще и ключ от сундука потеряли. Так кузнецу замок расковать – дело нехитрое, даже с учетом потери квалификации по причине долгого простоя. А с молоком для каши, даже в самой захудалой деревне, при царях-батюшках проблем не бывало. Рассолу катастрофически не хватало, а молоком все емкости были залиты.
Фому послали варить леденцы, поскольку только это и умел. Но для высокого гостя приказано было варить на меду и с орехами – авось сойдет за изысканный десерт. Малашке приказано было тащить малину, бруснику, яблоки, груши – что сумеет найти, сорвать или даже где утащить – все было разрешено.
Ерема употел, но замок взломал и манку добыл. Пошел кашу варить. Молоко поставил кипятиться, а пока суд да дело, подорванный похмельем организм подло запросил рассолу. В поисках эликсира здоровья, Ерема обшарил все кастрюли, все крынки и ведра. Даже в разбитое корыто у церквушки заглянул. Тьфу, напасть – везде одно молоко, чтоб оно скисло. Пока шатался по избе и двору, молоко все на пенки изошло. С расстройства хотел их об пол грохнуть, даже замахнулся, да вдруг повеяло от пенок такой сладкой истомой упревшего молока, такой розовато-коричневой спрессованной белково-витаминной сытостью, что глаза сами, без рассолу открылись, обоняние прочистилось, и здоровый аппетит заиграл сам собой. А что каша? Манка есть, молока залейся, задор появился – айда снова варить.
Фома тем временем колдовал над петушками. Технология производства знакома, да новый ингредиент – мед, был в ней не прописан. И ведь не откажешься – барин приказал. Не послушаешь – мало того, что тумаков навешает, так еще и на двор заходить запретит. И где тогда сахар воровать? Маялся Фома, мучился, пыхтел, а все без толку. Ну никак не получается сахарная карамель, все какая-то сладость восточная выходит. На вкус, конечно, медово, ароматно, орешки золотятся в янтарной гуще, как драгоценные камушки. Так и хочется выловить их, да в рот положить, посмаковать. Только на палочку красоту эту не накрутишь и петушка не слепишь.
Тут и Малашка подоспела. Вот же шустра окаянная – всюду пролезет, все раздобудет. Нет ей преград ни в избе, ни в малиннике. Притащила ягод сладких и фруктов спелых целую корзину.
И что дальше делать со всем этим богатством: пенками, кашей манной (как-то уныло выглядит, хоть и дефицит), неудавшимися петушками и летними дарами садов и огородов? Но Малашка (всегда ищите женщину!) оказалась не только хитра, но еще и умна – кто бы мог подумать.
Так, - сказала боевая подруга графа Гурьева, - без паники. Включаем фантазию, выключаем комплексы, пробуждаем любовь к усладам (ога, любимое ее занятие) и на выручку барину – не ударим в грязь, не уроним честь (еще бы найти ее, заразу), и… что там еще в таких случаях говорят?
Словом, в Малашке вдруг (ну, фокусница же) проснулся мерчендайзер, накидала она по-быстрому план тимбилдинга, провела мини тренинг и сотворила шедевр под кодовым названием «Гурьевская каша» - в честь любимого:
План:
Манная крупа — пол стакана
Молоко жирностью 5-6 % — 1,2 литра
Мед — 1 стакан
Орехи: фундук, грецкий, миндаль, кедровый — 1 стакан
Груша и яблоко — по 60 гр.
Малина, ежевика — всего 70 гр.
Брусника — 30 гр.
Сахар — 1 ч. ложка
Ванилин — 1 ч. ложка.
Как приготовить:
1.      Выливаем молоко в кастрюлю с толстым дном, кладем туда ванилин и топим его на медленном огне час — полтора. Пенки, которые будут образовываться при вытапливании молока, нужно собирать ложечкой и складывать на отдельное блюдце.
2.      Готовим манку на топленом молоке. В кипящее молоко тонкой струйкой, постоянно помешивая, засыпаем манку.
3.      В половине меда провариваем орехи, фрукты режем кубиками и припускаем во второй половине меда.
4.      Берем сковородку с высокими бортами и начинаем формировать блюдо (можно взять глиняную или чугунную формы). 1) Первым слоем выкладываем пенку. Это делается ложкой. 2) Слой манки. 3) Слой пенки. 4) Половина орехов и фруктов. 5) слой манки. 6). Слой пенки. 7) Оставшиеся орехи и фрукты.
5.      Посыпаем блюдо сахаром и ставим в духовку. Выпекаем при температуре 180 градусов до тех пор, пока не образуется румяная корочка.
Важная персона была в восторге (от обеда), Малашка с графом в экстазе (поутру), а деревня с новым планом реконструкции и возрождения. Любовь творит чудеса (и новую карьеру опальному финансисту).
И да – ешьте Гурьевскую кашу – она к счастливым переменам. 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (12)

Блог-лента