Проза пионера

Веник

Сергей Стасенко Сергей Стасенко
3 июля в 18:43
 
Автор: Сергей Стасенко
 
 
— Короче, захожу я к ней домой, чувак, и офигеваю. Восемнадцать кошек! ВО-СЕМЬ-НАД-ЦАТЬ! Ты прикинь? И это девочка из клуба, во-от в такой мини-юбке, во-от с таким декольте и во-от с такими губищами. Как можно было такое представить?
— Та ладно, Колян. И чего сказала?
— Та я только и успел услышать, что она из общества по защите прав кошек. Там вообще котов не было. Только кошки. Я себя мышью в этот момент почувствовал.
Колян шел рядом с Женей и дико хохотал. Они подходили к парку. Услышав последнюю реплику, Коля завелся еще больше. Потом, держась за живот, выдавил:
— У… У… У меня во-вопрос… — давится со смеху. — А ты, когда посчитать их успел? Ты ж выскочил оттуда через минуту.
— Так она вдогонку мне кричала, мол, что их всего восемнадцать и в комнату не пускает. Вроде от этого квартира стерильной становится.
Коля снова вспыхнул. Наконец, успокоился.
— Да, чувак. Ты чистоплюй. Меня б это не остановило. Ну коты, ну запах. И че? Нос зажал и вперед в комнату с ней. Там окно открыл и нормально. Лето на дворе.
— Что ты говоришь? Я последнюю только на дворе от ноги отодрал. Вроде не июль, а пожизненный март. Такая себе «Кошкас Озабоченус».
— Слышь, я латынь не учу, юрист. Это по нашему чего?
— Это, Колян, значит, что ты антисанитарный сукин сын, которому все равно, где и с кем.
— Ну-ну-ну. Не хами. Я, например, с владелицей удава Пети не смог. Он какой-то больно активный был. Я ж думал они вялые дома всегда. А этот — нет. Я к ней пришел. Разделся. Слава Богу только пальто сбросил, а он уже мне на шею залазит. Эта красавица главное говорит: «Ты Петю не бойся. Он только мышей ест, правда на той неделе папу цапнул за ногу, теперь в гипсе ходит. Так что ногами, — говорит —, не разбрасывайся». Ну, я Петю сбросил. Еле ноги унес. Он, сволочь, зашипел и давай атаковать меня. Даже дверь не захлопнул. Она мне потом с тринадцатого этажа орала, мол: «Колечка, я его к соседу отдам. Вернись!». Чего не сделает мать двоих детей, когда ей сорок.
— Так ты со старушками, что ли?
— Ха. Старушка. Дай Бог так каждой восемнадцатилетней выглядеть. Коса громадная, ноги от ушей. Рот такой, как у Анджелины Джоли. Только та сделала, а у этой свой.
— Анджелина вроде и сама уже не молоденькая.
— Да иди ты! — Женя схлопотал дружескую оплеуху.
Оба заржали. Они зашли в парк.
— Я ж вроде уже слышал от тебя эти байки.
— Это не байки, а реальные истории из жизни Николая Французова.
— Простите, Николай Аристархович.
— Аристархом деда моего звали, Жека. А я Владимирович. Не знаю. Чё-то в последнее время с девочками подзаглохло. Вроде и лето, а они с понтами. Чего понтоваться?
— А ты сам подумай. Половина лета позади. Они уже подустали. Разозлились. Большинство себе нашли. Остальные стремные. Надо менять тактику.
— Кстати, мне тут Гена на днях говорил, что он как-то сразу двух снял. А был с племянником. Племяннику пять. Смышлёный. Машинка, танчик и малой любую прихоть выполнит. Резко пай-мальчиком становится. Девчата: «Ой, какой хорошенький папа с карапузом. Ой, бозе, бозе, бозе». Ну и пошла поехала. Потом на финальном этапе малого быстро домой к брату спроваживает на такси.
— О! А у тебя есть племяш?
— Нет. А у тебя?
— Тоже. Слушай, а может твой Гена нам одолжит своего. Мы ему двух танчиков с барби…
— Та нет. Не вариант. Малой на моря двинул. До конца лета.
— Печаль.
— Погоди. Не суетись. Мы тут вот ходим, как оболтусы, а вокруг куча девчонок. Вот, например. Ану пошли.
Коля с Женей направились к двум девушкам на роликах. Те стояли в тени. Пили воду.
— Эй, девчонки!
Девушки мельком глянули на парней.
— Потеряйтесь, мы лесбиянки!
Девушки моментально уехали.
— Ни фига себе. Коль, я что? На тролля похож?
— Та нет, вроде. Максимум орк.
— Давно такого не слыхал.
— Да ладно. Мы просто их не достойны. Глянь. Вон те, кажись, поприличнее. Не спортсменки. Студентки. Пошли.
— Теперь ты начинаешь.
— Та без проблем.
— Девчонки, привет! Мы тут гуляем, решили вас украсть.
— Ой, Га-аля. Посмотри на этих воров. Ты б себе шмоток украл, что ли.
— Ага. И мокасинчики смени. А то за дядей, небось, донашиваешь. Свободны, хлопцы.
Девушки удалились. Парни стояли, как вкопанные. Коля разглядывал свои мокасины.
— Жека, я их в том году купил. Че не так?
— Вот-вот. Не парься. Они жлобихи какие-то. «Га-аля»… Вкурил? Глянь на них.
— Меня это не утешает. Короче, без негатива. Может лучше по пивку?
— Ну да. А потом водочки, футбол, чипсы и к тридцати на деда станешь похож. Бери от жизни все, старик!
— Я вас понял, господин Бренсон Ричард.
— Наоборот.
Парни двинулись дальше и вышли из-за холма. Перед ними табличка с нелепой надписью: «Прокат собак». На стуле сидел скучающий парень. Читал книгу.
— Здрассте! — Коля первым подошел впритык. — А что это за новшество у вас?
— Пе… в го… про ш..ак.
— Чего?
— Пе… в го… про ш..ак.
— Я ни черта понять не могу. Коля, че он говорит?
— Я, кажись, понял. Первый в городе прокат собак. Так, уважаемый?
— Угу.
— Может выплюнешь жвачку со рта.
— Тьфу. Да. Добвый вень, — жвачка не очень помогла делу, парень явно с дефектом речи. — У наш щас фобачек фсех лазоблали. Остался только Веник.
— Веник? — Коля подошел к куняющему мопсу под деревом. — Чего-то он вялый какой-то…
— Коль, а Коль? На кой нам собака в парке? И, что за непонятный сервис. Дружище, — обратился к прокатчику, — Зачем собак напрокат брать?
— Как «жачем», молодой щеловек? Это зе новый тленд по фсей Евлопе. Люди шавсем не гуляют. Шабачек не заводят. Дома шидят сутками. За шоцсетями всё. А тут такая находка! Дома шабачку делжать не надо. Плиходишь в палк, белешь наплокат, на сколько хочешь, и впелед. Шабачки стлесс снимают. Доблые. Покладистые. У нас большой выбол. Маленькие, большие, следние. Столоживые и деколативные. Щас всех лазоблали. Только вот мопсик остался.
— Прикольный бизнес, Коля, а? Неужто спрос большой?
— Конечно! Видите, ни одного пса!
— Реально прикольно, — Женя подключился. — Ты думаешь о том же, о чем и я?
— Ага. Собака идеальный вариант. Это ж почти, как ребенок.
— Верняк. Девочки любят. И он вроде не уродец. Слюнявый правда.
— Гав! Гав! Гав! — Веник подал голос, распустил слюни, потрепался.
— Сколько за Веника, товарищ?
— Што.
— Че «што»? Денег сколько?
— Што, говолю! Не иждевайтесь.
— Да я не понял просто. Слышь, Колюня. Возьмем мопса на пару часиков, а?
— Можно. Он кормленный?
— Веник ест каждый час. С колмом за двешти.
— Двести в смысле?
— Угу, — прокатчик собак вытер рот, его громадные губы еще больше покраснели.
Вытащил небольшую пачку с кормом.
— Давай стольник, Коля, — тот протянул другу купюру. — Держи, прокатчик.
Парень молча взял купюру. Отдал корм. Отвязал пса. Снял ошейник. Веник немедленно сделал два круга вокруг ребят, весело трепаясь и погавкивая. Потом внезапно рванул. Убежал вглубь парка.
— Так, жабыл сказать. Нужны ваши документы. Пасполт или плава. Иначе никак.
— Коля, у меня кажись права с собой. На, держи, уважаемый. Слышь, а че он рванул так?
— Шоветую поймать, а то без собаки документы не велну. Тепель Веник ваш на два часа.
Прокатчик невозмутимо сел на место и продолжил читать. Собаки было не видать.
Женя схватил поводок и побежал за собакой.
— Жека, погодь!
— Какой «погодь»? Оно убегает к дороге!
Женя бежал со всех ног. Коля догонял его. Не худенький Веник летел.
— Веник, стой! Стой! Стоять! — Веник мчался к дороге, уши весело развивались.
В последний момент перед дорогой Женя швырнул поводок в собаку. Поводок угодил тому по заднице. Веник жалобно взвизгнул и остановился, проверяя, что не так с задницей. Женя нагнал пса, зажал того между ног, чтоб не убежал. Веник ничуть не смутился подобному обращению. Он продолжал пытаться дотянуться до задницы, по ходу дела обмазывая слюной ноги Жени. Видимо, Женя швырнул на совесть. Из-за дерева показался запыхавшийся Коля.
— Ёлки… Хе… Хе… Чтоб его. Женя, давай его вернем пока не поздно. Права заберем и дуем в Мак кофе пить.
— Да подожди ты! Я не могу поводок одеть… Он все время задницу лижет. Веник, фу! Сидеть, Веник! Нельзя!
Мимо проходили две симпатичные девушки.
— Юля, ты глянь, какая прелесть, — застрявший Веник между ног у Жени стал выгрызать что-то под хвостом.
— Бозе, и как же нас зовут? — девушка склонилась к собачке, тот весело гавкнул ей в лицо, разбрызгивая слюну.
Женя обернулся на оклик. Улыбка заиграла на лице. Веник, почувствовал слабину в хватке, вынырнул из ног и помчался назад в парк.
— Твою мать! Веник, стой! На шаурму пущу.
— Фу, как некрасиво. С собачкой нужно ласко…
— Сама попробуй с ним ласково, — Женя огрызнулся. — У него права мои!
— Где вы раньше, блин, были? — Коля бросил девушкам и двинул за другом.
Веник бежал что есть сил.
— И откуда… У него… Столько… Сил… Хе… Хе… — Коля хекал за Женей.
— Это всё «Чаппи»…
— Черт шепелявый… Не даром он так хитро… Шепелявил… Видать, под дурачка косил… Мы ж его до ночи не поймаем… Потом двойную цену накрутит…
Веник скрылся за поворотом. Нырнул в кусты. Из кустов послышался крик, потом грубый мат. Судя по голосу, матерился мужик. Женя и Коля заглянули в кусты.
— Меня щас вырвет. Он же извращенец. Колян, это ж мужик.
— Сам вижу, что не мопсиха.
Веник прицепился к ноге мужика. Тот судорожно пытался застегнуть ширинку.
— Вашу дивизию! И отлить спокойно не дают, извращенцы. Эй, вы двое, ваша псина? — Веник не отставал.
— Та нет. Напрокат взяли. Он арендованный.
— Совсем дурные?! Отцепите его.
— Стой. Только не двигайся. Мы его уже полчаса ловим по всему парку. Сейчас заберем.
Женя и Коля стали окружать мужика, его ногу и Веника.
Мужик, наконец, поднял ногу выше и отшвырнул Веника в кусты. Тот шмякнулся и жалостно заскулил. Мужик свалился на землю.
— Я сейчас вас прибью, — мужик поднялся и бросился на Колю с Женей.
Те отскочили и побежали из кустов. Веник, очнувшись, весело замыкал компанию. Коля и Женя бежали со всех ног от догоняющего их громилу. Веник гавкал, высунув язык, мчался за ними.
— Колян, рядом?
— Ага.
— Давай разделимся. Он отстанет.
— Точно.
Коля и Женя резко свернули один влево, другой вправо. Громила, запыхавшись, остановился, размахивая кулаками. Веник нагнал громилу. Со всего маху врезался головой тому под коленку. Громила от неожиданности рухнул на землю.
— Гав! Гав! Гав! — Веник весело лизнул руку громиле и снова помчался вглубь парка.
— Я тебя найду! — громила лежал на земле.
Коля, заметив, что его никто уже не догоняет, остановился. Сел на землю. Тяжело дышал. Недалеко из-за кустов вынырнул Веник. Он стал подбегать к Коле. Остановился в метрах пяти.
— Та-ак… Хе… Хе… Веничек, хорошенький паршивец. Сейчас папочка тебя поймает. Черт меня дернул тебя взять.
Коля медленно стал подходить к Венику. Из-за тех же кустов вынырнул Женя.
— О, Коля. Веник!
Веник, увидев окружение, рванул в другую сторону.
— Да елки-палки, Женя, какого?!
— Я ж не знал…
— За ним бегом.
Они снова побежали за собакой. Веник на удивление быстро бегал. Ребята за ним бежали, уже не переговариваясь. Тот снова скрылся за холмом. Друзья, не добежав до него, остановились.
— Слушай, будь он проклят. Давай посидим. Хоть минуту. У меня скоро сердце выпрыгнет и убежит на фиг из парка.
— Ага… — они рухнули на землю, спина к спине.
— Черт… И какой же сукин сын придумал этот «Прокат собак».
— Какой-то женоненавистник.
Коля рассмеялся после реплики друга.
— Фу-ух. Чего делать будем?
— Надо рассуждать логически… Будем мыслить, как псина.
— Нет, тогда давай я буду мыслить, как псина.
— Давай-давай.
— Если бы я был чокнутым мопсом, куда бы я пошел после получасового бега?
Ребята замерли. Хором:
— Пить!
— А где он тут пить найдет?
— Я видел через метров пятьдесят огромную лужу. Она не высыхает круглый год.
— Давай туда бегом.
— Да щас «бегом». Глянь на мышцу на ноге.
У Коли на ноги пульсировала жила.
— Тогда хоть быстро пойдем.
Друзья двинулись на новые поиски Веника. Вышли из кустов. Впереди огромная лужа и грязный Веник, который хлебал воду. Он весь стоял в воде, не гнушаясь хлюпающей вокруг грязи.
— Тихо-о, — Коля зашипел. — Он хитрый. Нас заметит — сразу свалит. Надо не дать ему вылезти из лужи.
— У меня мокасины…
— Сними их к чертям.
Друг сбросил мокасины. Второй тоже. Они стали тихо подходить к луже. Веник напился и обернулся с грязной мордой.
— Замри! — зашипел Женя. — Он реагирует на движение.
Ребята уже стояли на краю лужи. Веник внезапно двинулся на друзей и что есть сил плюхнулся у их ног, обрызгивая с ног до головы грязью. Те зажмурились. Веник стал наматывать круги вокруг Коли и Жени, в корне изменяя цвет одежды, да и вообще весь имидж ребят.
Коля рванул в грязь за собакой. Схватил поводок и набросил на пса.
— Врешь, гад. Я все равно тебя обыграю! — видимо слова Коли были услышаны.
Ему удалось зацепить поводок за собаку. Но Веник не унывал. Коля поскользнулся и упал в грязь. Веник вырвался и побежал к Жене. Тот схватил его за край поводка. Веника это не остановило. Он стал закручивать Женю, бегая вокруг него. Второй боец был тоже повержен. Он рухнул рядом с Колей.
Тем временем Веник вместе с поводком отскочил от лужи. Остановился. Стал внимательно разглядывать ребят.
Те, отплевывая грязь, сели в луже.
— Я теперь тебе на зло буду жрать только шаурму! — зло бросил Коля Венику.
— Гав! Гав! Гав! — Веника очевидно это очень развеселило.
Он принялся барахтаться в траве, вытирая с себя грязь. Накувыркавшись, он снова куда-то побежал.
— Жека… — Коля потерянно смотрел на друга. — Тебе сильно права нужны?
— Хрен с ними. Напишу заявление. Типа украли. Потом восстановлю. Это нереально. Псина нас победила.
— Давай. Подымайся, — Коля поднял Женю.
Грязные и уставшие они понуро двинули на ближайшую парковую дорожку. Люди оглядывались. Дети тыкали пальцами.
— Мамочка, гляди, какие страшные дяди? Им можно быть грязными, а мне нет?
— Какие дяди, Алена? Это бомжи. Идем со мной быстрее.
Мама с ребенком драпанули он вынырнувших Коли и Жени из-за поворота.
— Видишь, Колян. Теперь мы на бомжей похожи.
— И это, по ходу, еще не самое страшное сравнение, — Женя стряхнул грязь с волос.
Выйдя на холм, они замерли. Перед ними стояли две длинноногие девушки. Одна краше другой. Перед ними резвился Веник. Они склонились над ним.
— Ух ты, какой хороший… Сидеть… Молодец. Служить… Какой умница. Карина, он чудо. А ты чей же? Ой… Боже, — девушка заметила появившихся страшилищ. — Э-э-э. Ребята. Ваш питомец?
— Да… — Коля неуверенно.
— Вы бы его не отпускали…
— Простите, — подала голос вторая, — А что с вами случилось?
Коля и Женя переглянулись.
— Мы упали, — тихо хором.
— Бедняжечки. Окатило же вас. Слушайте, мы тут живем рядом. Может зайдете к нам в душ. А то вряд ли вас куда-то так пустят.
— Только чур ваш крошка тоже к нам. Покормим. Душ, — она хитро хихикала.
Веник:
— Гав! Гав! Гав! — подбежал к ребятам.
Они снова переглянулись. Собака стала бегать вокруг них. Заметив, что на нее не реагируют, он остановился. Встал за метр перед ними. Стал внимательно смотреть. Повернул голову на бок.
— Гав! Гав!
Ребята дернулись и хором ответили:
— Нет!!!
Они развернулись и зашагали прочь. Веник побежал за ними, погавкивая.
Через минуту очнулся Женя:
— Слышь, ту думаешь о том же, о чем и я?
— Наверняка. Чур за пивом ты идешь. Ты чище.
— Лады. Тогда едем к тебе. Ближе.
— Только чертенка этого отдать надо.
Внезапно Веник, заметив в метрах ста от компании еще одного мопса, выдал свое фирменное «Гав! Гав!», рванул в сторону «коллеги».
— Это не судьба, — Коля уныло смотрел собаке вслед.
— Да. Это рок.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента