Проза пионера

Маршруточка

Сергей Стасенко Сергей Стасенко
3 июля в 18:38
 

Автор: Сергей Стасенко
 
ВСЕ СОБЫТИЯ РАССКАЗА ОСНОВАНЫ НА ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ
 
— Отправляется самая желтая, самая удобная, самая красивая, самая благоухающая маршруточка Одессы! — коренастый мужик горланил что есть сил, перекрикивая задувающий ветер и отплевывая залетающие капли ливня в рот. — Поспеши-и-и-те, дорогие одесситы и гости столицы Черноморья! Залетай, припеваючи! Запрыгивай и говори спасибо водителю! Подходи и кланяйся дяде Кеше!
Люди подлетали к желтому «Богдану», который плотно укрывался от ливня в деревьях.
Дядя Кеша перекрывал проход, лениво отсчитывая сдачу.
— Так, дорогие мои! Расплачиваемся быстренько, греемся скоренько в маршруточке. Нема денюжки, нема теплого дома. Бегом! Даем на проезд без сдачи.
Маршрутка быстро заполнялась народом.
— Залетаем, дорогие мои. Компания «Кеша и Егорыч». Наш водитель, Степан Егорыч, отлучился. Давайте, давайте, скорее. Следующей маршруточки не будет. Уже одиннадцать вечера.
— Боже, дядя Кеша, дайте ж нам зайти. Там деньги соберете!
— Ишь ты умная какая! Соберешь потом с вас. А в дождик быстрее давать будете.
Сквозь массивного дядю Кешу было не пробиться.
Салон переполнен. За рулем никого. Дождь продолжал заливать водой салон через открытый люк. Молодой человек пытался его закрыть, но что-то не получалось.
— Ну, молодой человек. Давайте же. Что вы такой медленный? — сидящая под люком не маленькая женщина беспокоилась.
— Родная моя, вы сидите там? И сидите! Автобусу этому уже лет сто.
— Да я уже мокрая вся!
Скрючившийся армянин, стоявший к разговаривающим спиной, оживился и всем телом подался на разворот.
— Это кито там мокрый? Ты, жэнщин? Давай я высушу.
— Ой, себя вон высуши, мандаринщик! — с армянина капал пот. — Молодой человек, ну закрой же этот люк! Я встать не могу. Что за мужики пошли, а! Вы мужчина или кто?
— Перестаньте гавкать, женщина!
— Гав-гав-гаааааааа-гав!
За армянином залаяла собачка. Девушка на высокой платформе прижалась всем телом к парню. Собачка на руках не унималась.
— Маша, уйми, пожалуйста, эту тявку, — парень держался рукой за поручень.
— Митечка, почему ты такой грубый?
— Она меня уже пять раз за день хватанула.
— Ой, я тебя умоляю. Ущипнул за задницу разок, а уже истерика. Между прочим, я читала в «Космополитане», что животные могут укусить за больное место человека. Глянь на свою задницу. Худеть нужно, Митя.
Женщина, сидящая рядом с ругающейся парой, держала на руках клетку.
— Барышня, уймите, действительно ее.
— Гав-гав-гав-гав-гав!
— Я не могу Тимочку унять. Он выражает свое недовольство стоянием на месте. Так он показывает себя. Кстати, в «Воге» вчера писали, что даже животные, когда очень раздражены…
— Маша! Угомонись, блин, со своим «Вогом».
— Гав-гав-гав-гав-гав!
— Барсичек, мой хорошенький, — женщина с клеткой открыла ее и принялась гладить испуганного рыжего кота внутри, — Невоспитанные здесь собрались, — Барсик начал орать.
— Мя-я-я-я-я-я-я-я-у-у-у-у-у-у-у.
— Что ж такое? Здесь зоопарк собрали что ли?
— Митя, тут есть ненавистники животных, я хочу выйти.
— Стоять, Маша!
— Гав-гав-гав-гав!
— Ну все, — тучная женщина под люком наконец поднялась, оттолкнула упрямого парня и вцепилась в люк, — Сейчас я тебя уделаю.
Она привалилась всем весом и обе ручки люка упали на пол вместе с ней.
— Ой, что это делается. Больно! Помогите.
— Давай, дарагая, памагаю! — армянин принялся поднимать упавшую.
— Не трогай меня своими руками, мандаринщик!
— Заходим в самую гостеприимную маршрутку дорогие мои одесситы, одесситочки и… Лимита приезжая! Давайте скоренько, — дядя Кеша продолжал запихивать в откровенно незапихиваемый салон маршрутки одного за другим пассажира.
— Прекратите залазить сюда. Я сейчас испорчу воздух! — вскричал мальчик лет десяти и сразу заработал оплеуху от отца.
— Я тебе испорчу! Я ж здесь стою. Давно по заднице получал?
По крыше и стеклу маршрутки замолотил град. Толпа пассажиров с новой силой стала влезать в салон. Дядя Кеша и сам там оказался.
— О, здравствуйте, мои дорогие! Ну-ка, расступитесь, — дядя Кеша мощным животиком растолкал всех, прошелся у троих по ногам и оказался на пассажирском сидении справа от водительского. — Эй там! Женщина! Которая виснет на гражданине из солнечного Еревана! Я не помню, что б вы на проезд передавали.
— Ой, ой, ой! Не могу встать. Не трогай меня своими руками!
— Какой жэнщин. Аа-а-гонь!
— Мя-я-я-я-я-я-у-у-у-у-у-у. Мя-я-я-я-у-у-у-у!
— Гав-гав-гав-га-а-а-ав! — Тимочка вырывался из рук и стремился «унять» кота.
На задних сидениях развалились двое тинэйджеров в громадных кепках. На плече у одного из них красовалась татуировка в форме милицейского шеврона «Я имел всех чик!», у второго надпись на футболке «Рэп-альянс». Оба в наушниках.
— Чувак! Зацени, чё я сочинил, — прикрикнул рэпер с татуировкой, снимая наушник. — Я беру каждую детку. Танцую с ней резко. Потом стреляю метко! Йоу.
— Гы! Да ты, Вась, Пашкин! Ой, не, Пишкин… Или Хашкин… Короче крутой ты!
— Гы, я шарю. Слышь, глянь на чику перед нами. Я хочу ее.
— Гы-гы.
— Эй, детка, зацени мою конфетку, — он тронул ее за плечо, — Разверни свой фейсик к королю бананов.
«Детка» развернулась. Пирсинг по всему лицу. Тени. На черной футболке красовалась надпись под медальоном в форме черепа: «Прокляну весь твой род».
— Ты хочешь узнать, что такое вечность?
Оба рэпера разинули рот и вжались в сидения.
— Масик, ты сегодня плохо кушал.
Чуть впереди от рэперов расположилась бабушка с огромной золотой цепью на груди и кучерявый мальчик.
— Бабушка, пожалуйста, не начинай. Я не Масик.
— Как так не начинай? Ты ничего не ешь вообще, — она стала доставать сверток из фольги.
В маршрутки запахло курицей.
— Бабушка, не смей этого делать.
— Поговори мне еще. Давай! Хочешь, чтобы бабушка была здоровенькой?
— Женщина, прекратите. На весь салон ведь запах.
— А вы мне там не рассказывайте, что мне делать! Ребенок исхудал совсем. Масик, открой ротик, бабушка должна тебя покормить, — бабушка стала пихать куриную ножку в рот «Масика». — Давай же. Открой ротик. Давай за ма-аму. За па… Нет, никакого папы. Давай за ба-абушку.
— Женщина, ну потерпите до дома.
— А ты молчи мне там, — бабушка лягнула боком стоящего мужчину, — Все равно стоим.
— И правда. Где водитель? Дядя Кеша, когда поедем?
— А поедем мы, мои хорошие, когда все зайчики за проезд заплатят. Вы, два оболтуса сзади, за проезд не передавали. Давайте бегом сюда… Та-а-а-к! Ну-ка вы, молодежь, продвигаемся в салон. Смотри, сколько еще народа прет. Проходим внутрь. Сейчас я вам помогу.
Дядя Кеша принялся тащить в салон, застрявших на лестнице.
— А теперь и морально, — он втащил поглубже молодую девушку и включил магнитофон.
В салоне загремел Высоцкий:
 
…Эх, раз, да еще раз
да еще много-много много раз.
В кабаках зеленый штоф
И белые салфетки
Рай для нищих и глупцов…
 
— Нет, Свет, ты представляешь! Этот козел вчера опять бросил меня… В четвертый раз… Ну и что, что я всегда возвращаюсь? Слушай меня!.. Да, после того, как съездил к своему папе… Тот старый пердун давно его накручивает против меня… То ему не так, то ему не то. То готовлю плохо, то по дому не убираю, то не стираю, не глажу… Ну конечно я ничего этого не делаю, но я же красавица! На кой мне вся эта морока? — девушка со жгуче белыми волосами, глубоким декольте и то ли короткой юбкой, то ли длинным поясом кричала в телефон на всю маршрутку, — Он даже Марсика моего выгнал. А ты же знаешь, как я люблю его… Ну и что!.. Он сам упал с шестого этажа, Света… И не падал он оттуда пять раз… Так! Ты вообще за кого? За меня или за медведя?..
В середине салона оживился мужичок.
— Так, товарищи, пока суть да дело, — громкий баритон заглушил даже блондинку с телефоном, — Окна, рамы, металлопластик, дерево, алюминий. Делаю из всего и когда надо. Давайте берем визиточки. Каждому пятому скидка. Десять процентов. Кто оформит заказ прямо здесь, цена производителя. А это скидка в тридцать процентов! Берем, не стесняемся.
Визитки никто не брал. Мужик принялся их запихивать по карманам, а блондинке сунул в глубь декольте.
— Ха-а-а-а! Так, Света, ну-ка погоди, — она убрала трубку от уха. — Мужчина, вы что себе позволяете?
— Дорогая, не позволяю, а позволил. Окна ставить будешь?
— Так! Так, Света, я перезвоню… Всё, я занята, не трезвонь мне каждые пять минут… Мужчина, — она приподнялась с сиденья, вытащила из декольте визитку, заодно поправив его и стала махать перед глазами мужичка, — Вы не знаете, с кем здесь связались!..
— О, пассажирчики. Возрадуйтесь! Наш Егорыч возвращается.
К маршрутке бежал седой мужчина с пузиком, пытаясь на ходу застегнуть ремень спадающих брюк.
— Егорыч, засранец, тебя пол Одессы ждет!
— Кеша, та гребаная шаурма у Вазгена. Целый день кочегарит желудок.
Он плюхнулся на водительское. Движок взревел. Двери закрылись. Маршрутка тронулась. На сантиметров десять. Яма, из которой она пыталась выехать, становилась всё глубже. Маршрутка зарывалась.
— Подтолкнуть бы.
— Щас, Егорыч, организуем. Молодежь, там сзади! Быстренько встали и помогли выехать. Надо толкнуть… Егорыч, ану открой заднюю.
— Нет, нет, только не заднюю!
Задняя дверь распахнулась и в лужу рухнул парень, стоявший на лестнице.
— О! Ты первый будешь толкать. Так, вы вдвоем в кепках сзади, помогите ему.
— Ага, щас! Уже поперлись. Гы-гы.
Девица с пирсингом развернулась к рэперам.
— Я шепну пару словечек и у вас пиписьки отсохнут. Мухой на улицу!
Рэперы вылетели из салона и принялись толкать маршрутку.
— Давай-давай! Егорыч, поднажми.
Мотор взревел. Грязь из ямы плотно омывала толкающих парней.
— Эх, раз! Да еще раз! Давай, давай, молодежь!
Маршрутка наконец выбралась из ямы.
Рэперы на ходу вскочили в салон. Их места давно заняли парень с девушкой и собачкой.
— Гав-гав-гав-гав!
— Маша, если ты его не угомонишь, я тебя щас брошу здесь.
— Ой, куда ты меня бросишь! А сам пошуруешь в ливень? Сиди и не скули мне тут. И вообще, в группе «Женщинам респект!» Вконтакте пишут, что…
— О, Боже! — он закрыл уши и уткнулся в колени.
— Масичка, какой же ты у меня молодец. Умница моя. Скушал всю курочку.
«Масичка» вытер рукавом жирные губы и тихо проговорил.
— Это не судьба. Это рок.
Маршрутка, проехав метров десять, заглохла.
— Егорыч, что там?
— А хрен его знает, — Егорыч пытался завестись, стартер перестал реагировать. — Елки-палки, Кеша. Бензин!
— Ты что, дурак? А стрелка тебе на что?
— Она месяц уже как не показывает…
Салон затих, услышав диалог. Все ринулись вперед.
— Убьем! — хором.
Водительская дверца распахнулась. След дяди Кеши и Егорыча простыл вместе со всей выручкой.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента