Проза пионера

Black White

Anna Ivannikova Anna Ivannikova
4 июня в 15:08
 
Мой самолет приземлился ровно в 14. А пока он пикировал вниз, я видела и океан, и эту новую красную от деревьев землю, и линию Манхэттена, и небоскребы, и то, что мне предстояло еще увидеть внизу. How’re you. I’m fine and tired. Welcome to NY city! А еще меня встречает идеальная блондинка Таня. И мы ловим такое типичное киношное нью -йоркское желтое такси и спешим в город. Закинули вещи в гостиницу, да и гуляют девчонки по 5-ой авеню, переходящей в Мэдисон Авеню. 
На Тане черное пальто All Saints, и она говорит, что хорошо бы мне найти дорого - богато… мужа, у которого окна квартиры выходили бы на Central Park, ну а там и нам с Маршаллом (ее мужем) квартирку бы прикупили. И ей не скучно. И мне хорошо. А пока вот и он -  Central park.  Тем временем, смеркается. Несмотря на то, что ноябрь, и тепло и солнечно. Обманчиво. На следующий день, станет все иначе и пойдет снег. Подует ветер океанский. 
А если вспомнить август. Обычное такое московское жаркое утро, и я иду на работу. Подхожу к нашему подвальному входу. И там стоишь ты. Спрашиваешь, как меня зовут, что мы все время здороваемся, но не знаем имен. Ты куришь и улыбаешься. Я говорю, Аня, и прохожу мимо. Спокойная, незаинтересованная, ожидающая кого-то другого. Иду к своему рабочему месту. 
А в ноябрьском Нью Йорке вечер. Отпуск и мы разрумяненные от вина и еды. Хочется спать или не хочется, не поймешь. Слишком резкая перемена, джетлаг и не спится, а нужно. Наблюдаешь за рассветом. В окна виднеются крыши соседних домов. В окнах виднеется Empire State Building. Таня собирается, делает фотку со слегка надутыми губами. Жалуется, что все идеально у нее, но губы хотелось бы чуть крупнее и талию - чуть уже. Следующий день, и мы в поиске традиционного американского завтрака, на самом же деле, о, внимание, Лэээдииис. Мээм - как протяжно говорят черные, спускаемся вниз по пятой авеню, и лишь смутная забегаловка в азиатском районе. Пережаренная в огромном количестве масла, яичница, совершенно невозможна. Но, стараемся, забываем и спешим на паром к статуе Свободы. При этом, более глубокое впечатление - это остров Эйлис. Проникнутые тишиной и духом старины этого места, выдыхаем, и едем обратно на остров. Манхэттен. 
Белые мысли, пожалуйста, принесите, тоже. Ну и черный кофе к нему. Да, американо, простой американо. Мысли? В счет. Ага, молодой человека, все оплатит. Белые мысли - разве это дорого? Вот как только придет он. Терпеть не могу ждать, но всюду, прихожу раньше, первая, а ты проспал. А я и не очень. Накануне был концерт, сегодня, в октябре, суббота, Москва, а я после английского урока. И бесцельно сижу в кафе Артемия Лебедева на Тургеневской и жду тебя. Ты проспал, но извинился. Рассказываешь мне о Мексике, а я о том, что собираюсь в Американский отпуск. Мой руки - белые. Твои - смуглые. И это вечный градиент. Такой вот вечный безграничный градиент. 
Sweat, comic Valntine. Хочу ли я, чтобы это мгновение остановилось и длилось вечно, нет, не хочу ли я. Это Нью Йорк. Мы снова в Центральном Парке, уже дневном, и я фотографирую людей, зеленую ноябрьскую траву. В планах посетить музей Гугенхайма, и многое, многое другое. А оказывается, еще один бар, и еще. Тратим еще немного своих долларов. И звучит ненастоящая музыка. А мы болтаем о том, о сем. А там бизнесмены обсуждают свои дела, а у нас - какие дела. Нет дел никаких, мы только о том, куда пойти завтра и, что осталось взобраться на Empire Stae Building, как когда -то  Кинг-Конг. А вечером. Ночь. Возможен ли сон или это мечта? Чувство реальности потеряно. Слишком другой континент, я себя не узнаю. Не узнаю себя в этом городе. Слишком много чужих, разноцветных, и черных, и белых. О чем вы думаете только, ужиная после долгих рабочих дней или проходя мимо меня. О чем? Как шахматы, разложенные на доске, одному Богу впору назначить меня ладьей или Королевой. Как быть. Играем по чужим правилам. Белое или черное. Выбирать не нам. Не получится. 
Флешбек Москва. Краски твоей Мексики. Расходимся. Идет дождь. С работы ты предлагаешь взять брошенный зонтик, но мне нравится дождь, и я не люблю пользоваться чужими забытыми вещами. Я медленно иду до Кропоткинской, а ты звал на какую-то выставку. Потом я видела твои фотографии из галереи братьев Люмьер, и была черно-белая выставка голливудских американских звезд. И ты ходил, но один. Или с другими друзьями. Но мне не нравится пользоваться забытыми зонтами, и я ухожу одна в дождь. А я крашу волосы в темный. 
Америка. Наверное, где-то 6 ноября. Гуляем к Башням, проходим весь Ист сайд и вест сайд, двигаемся в сторону Китайского квартала. Только мы белые. Только у Тани волосы светлые здесь. Она грызет яблоко. Неожиданно синагога. А следом сразу же Маленькая Италия. И какой-то музей,  ходим совершенно до позднего вечера. Возвращаемся и толпы люди, Sorry, Sorry, никто никого не трогает, не наступает, обходит стороной. Четыре дня в Нью Йорке, и бегло понимаешь Манхэттен. И голова кругом, и совершенно нет времени, чтобы вспомнить еще одно воспоминание. А следом Чикаго. Вероятно, более темный. 
P.S. квинтэссенция - это зал Чикагского института искусств. В нем светлые стены, белые арт - объекты и черная женщина смотритель. Вот такие градиенты. Отождествленные с линиями жизни, полосками, зебрами наших судеб или сутулости. Цветами осени, зимы, да иногда, бывает вдруг, что и лето. Черные говорят тебе напевно, но кто из вас, ты или они - смотрят удивленно. Необычно. Кто кого видит реже и не привык. Как черный квадрат Малевича, слишком много лишнего, можешь ты усмотреть в одном цвете, пожалуй, используй в своих набросках, - вечный градиент. 
Садимся на посадку. Самолет в Чикаго задерживается где-то на час. Таня нервничает, что мексиканец закинул свой чемодан над сиденьем в багажный отсек и возможно испачкал ее стильное all saint пальто. Мне все равно. Я рассматриваю цветные фотокарточки из Нью Йорка и думаю, как удивительно, что я попала сюда. А тем временем, и огоньки нового города и черное все, вперемежку с белым. 
Ибудущее- новое. Each day is Valentine’s day. 
И прошлое, всего лишь, белые руки и  смуглые руки - вечный градиент. 
И будущее - новое, а прошлое - это все лишь эти черные слова на белом экране.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента




 
Новое