Проза пионера

Два лика авторитета

Сергей Тулупов Сергей Тулупов
3 июня в 00:06
 
         Знакомый бизнесмен средней руки в масштабах  города железного гостеприимства попросил Арсения Сергеевича сопроводить одну сделку с недвижимостью, выступить в роли консультанта и участника переговоров.  
 
         — А чего не помочь хорошему знакомому, может, и приличные комиссионные выгорят, — подумал Сергеевич, вспоминая начало девяностых годов прошлого века, когда большинство совковых бизнесменов даже за хорошо и профессионально проработанную сделку предпочитали отделаться бутылкой виски или коньяка, а в лучшем случае оплатить поход в ресторан.    
 
         За полтора десятилетия жизнь в условиях хаоса рыночной экономики многому научила тех немногих, кто в ней разобрался не только с позиции силы, но и по букве закона.   
 
         Вскоре приятели медленно  въехали  на новой японской иномарке в ворота на территорию крупной складской базы, оставшейся в наследство местному бизнесу с советских времён, ловко маневрируя по разбитой асфальтовой дороге.   Через полсотни метров Арсений обратил внимание на грустного седого кавказца возрастом под полтинник, стоявшего у подержанного Мерседеса и молча  выслушивавшего невидимого собеседника.          
 
         — Где-то я его видел, но давно, сразу не вспомнить, — вслух произнёс консультант по сделкам, когда  выбрался из автомобиля размять ноги. 
 
         — Ты это о ком? — поинтересовался приятель-бизнесмен.     
 
         — Да об этом, кавказце у мерса, что говорил по мобильнику при въезде на территорию базы, — уточнил Сергеевич.        
 
         — Ну, ты даёшь! Не узнал самого…, — и тут приятель назвал одного из местных авторитетов,  «из пиковых», который когда-то в средине девяностых годов прошлого века успешно  контролировал главный базар города, и не только. Затем время всё расставило по своим местам. 
 
         Авторитет, несмотря на поддержку «смотрящего» по городу, тоже из «пиковых», вынужден был убраться с центрального рынка, новые хозяева организовали сбор дани с торговцев на законной основе, и постепенно потерял своё влияние и в других сферах.     
 
         Неожиданно воспоминания одного маленького вечера двадцатилетней  давности нахлынули на консультанта по «особо важным вопросам», как частенько шутил о себе Арсений Сергеевич,  позитивно повлиявший ни на один десяток предпринимательских биографий в городе железного гостеприимства где-то на Вологодчине….                               
 
         Высадив бабушку-тёщу около  подъезда её дома и попрощавшись, благо старушка почти без багажа, несостоявшийся бизнесмен решил по-быстрому поставить свою узбекскую иномарку в гараж и успеть домой к телевизору на очередной матч чемпионата мира по футболу. 
         Однако система пищеварения напомнила о себе таким зверским желанием проглотить что-то съедобное и  желательно хорошо приготовленное, что планы пришлось срочно поменять.  
 
         Свободные места в ресторане Ленинград при одноимённой гостинице были, зал «голубых яиц» в те времена ещё так сильно не раздражал,  да и живая музыка для улучшения вечернего настроения вскоре заиграла.   
         Традиционный фирменный салат Оливье пошёл на ура, а за ни последовали котлеты по-киевски, стакан апельсинового сока должен был завершить трапезу. 
         Немного справа и позади Сергеевича по нарастающей амплитуде начал возникать  посторонний шум, состоящий из диалога мужского с южным акцентом  властного голоса и несогласного с ним женского, немного окающего, но уверенного в себе.  Сергеевич вынужденно обернулся.
 
         —  Женщина, ты почему отказываетесь со мной танцевать?  Что не нравлюсь? Мне здесь не отказывают, или ты этого не понимаешь? — по второму кругу выдавил из себя серьёзно подвыпивший мужчина кавказской наружности, пытаясь удержаться на ногах, и в то же время,  левой рукой приподнимая с кресла стройную привлекательную  даму с пышными формами под локоток.
 
         — Мужчина, я вам русским языком говорю, что мне не хочется танцевать. И пожалуйста, не портите нам и себе вечер, а то мне придётся позвать администратора, — парировала затянувшееся приглашение на танец молодая женщина с кольцом на правой руке.   
 
         — А что мне администратор, если я захочу, то завтра этот ресторан будет моим, — жёстко добавил грозный представитель Кавказа.   
 
         — Слушай, дорогой, может женщина просто себя плохо чувствует, вон в соседнем зале при входе сидит много привлекательных девушек, каждая из которых готова с вами оттанцевать по полной программе, — вмешался Сеня в неравный диалог, не задумываясь о последствиях. 
 
         — С ними я уже танцевал, поил, кормил и платил,  сейчас мне  эта нравится. А ты лучше не вмешивайся, целее будешь! —  раздражаясь, словно уже владелец ресторана, авторитет бросил короткий взгляд в сторону двух сдвинутых у окна столов,  заставленных бутылками с грузинским коньяком и фруктами с закусками, за которым восседали около дюжины «хозяев жизни» кавказской наружности.  
 
         — Мужчина, спасибо за поддержку, но лучше вам действительно не вмешиваться, а я сама разберусь,  — улыбнулась молодая женщина и добавила, обращаясь к джигиту. — Пока ты не владелец, а не поможет администратор, то пожалуюсь мужу, а он не любит, когда со мной мужчины ведут себя так невежливо.   
 
         — Ну и кто твой муж, какой-нибудь начальник на комбинате или…, — не успел закончить грузинский авторитет.  
 
         — Или! — невежливо перебила джигита дама и едва слышно добавила: — Командир взвода ОМОН. Не желаешь познакомиться поближе, уважаемый?
 
         Уважаемый, грузинский авторитет, с которым даже Саша Судский некоторое время считался, медленно распрямился, убрав руку с локтя милой женщины. 
         Неторопливо  отходя от столика с тремя рассмеявшимися женщинами, чтобы окончательно «не потерять лицо»  выдавил из себя: — И больше не попадайся мне на глаза! 
 
         — Ну, да! Прямо так и напугал даму своим большим…, — очаровательная в своей правоте женщина выдержала паузу и добавила, — авторитетом. 
 
         Вся троица подружек-молодушек разразилась дружным смехом.  Стараясь не мозолить глаза грузинским джигитам, Арсений по-быстрому рассчитался, не отпуская официанта, а вскоре в хорошем настроении благополучно добрался домой, удачно припарковав свою узбекскую иномарку рядом с подъездом. 
         Как раз ко второму тайму успел, а мысленно для себя принял решение: на какое-то время воздержаться от посещения ресторана Ленинград, ведь у него жена не работала в милиции, а Саша Судский в друзьях не числился. Как говорится: «Бережёного,  и бог бережёт».  
 
         — А вон и наши деловые партнёры  подъезжают и твой грузинский знакомый вместе с ними, — вернул Сергеевича из  давних воспоминаний в реальный мир бизнесмен-приятель.
 
         Оказалось, что склад хочет  приобрести вологодский предприниматель по просьбе грузинского авторитета, правда теперь он остался авторитетом только для своих, выходцев из Грузии, оформивших гражданство или находящихся в городе на заработках.
         Грузинский представитель малого бизнеса, а по совместительству бригадир грузчиков-земляков был готов взять это складское помещение в аренду у городского бизнесмена буквально со следующего месяца, впоследствии и у нового владельца, вологодского предпринимателя, крупного оптовика холодных напитков и табачных изделий. С ним у него давние связи.  
         А вот с нынешним арендодателем небольшого склада, директрисой городского филиала областной продуктовой базы, а точнее, нескольких непроданных складов у него отношения не сложились: арендная плата завышена, а значительные затраты по ремонту склада эта жадная тётка не захотела принять в счёт арендной платы.
 
         Параметры сделки вскоре были оговорены,  договор на аренду за Арсением Сергеевичем, а контракт на покупку с рассрочкой вологодский бизнесмен пообещал предоставить в течение недели. 
 
         Впоследствии Сергеевич ещё пару раз встречался с бывшим грузинским авторитетом, который в минуту откровенности проговорился, что недавно разыскал своего внебрачного сына от какой-то аборигенки из-за Урала, где он когда-то служил в советской армии, а сейчас понемногу приобщает его к делу.
         Язык предков взрослый сын освоил быстро, да и в делах толк будет. В общении с Арсением Сергеевичем бывший авторитет называл его только по имени и отчеству, а себя просил называть запросто по имени.  
 
         — Как будто совершенно два разных человека, тот бывший с замашками хозяина жизни и этот нынешний, семьянин и вежливый представитель, ну очень малого бизнеса. Какие разительные перемены творят власть и большие деньги с людьми или их отсутствие на примере одного представителя национальных меньшинств, — подумал Арсений по завершении сделки. 
 
         Правда вскоре бывший грузинский авторитет постарался как-то не напоминать о своём существовании и даже не ответил на какой-то телефонный звонок по малозначительному поводу со стороны Сергеевича, словно растворился во времени и пространстве.  Может просто захотел расстаться со своим прошлым окончательно и бесповоротно, стараясь удержаться на плаву в нынешней жизни. 
 
Ведь в нашем городе железного гостеприимства и не такие авторитеты ниспровергались на  землю с вершин социальной лестницы, если утрачивали связь с действительностью.         
 
        
 

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента