Проза пионера

Знак свыше

Галина Зеленкина Галина Зеленкина
2,33
( 3 голоса )
20 апреля в 04:54
 
Утро уже давно сменил полдень, когда любительница ночных клубов Элеонора открыла глаза и стала потягиваться в кровати.
― Что это? ― удивилась она, увидев у себя на правом плече тёмное пятно неопределённой формы.
Сначала девушка подумала, что где-то испачкалась, поэтому отправилась в душ отмывать появившуюся грязь. Когда никакие моющие средства на пятно не подействовали, Элеонора решила потереть его пемзой. Но и пемза не помогла. После её воздействия пятно увеличилось в размерах и приобрело выпуклость.
«Только хуже себе сделала», ― подумала девушка и вздохнула. И было отчего беспокоиться. Ведь если от пятна не избавиться, то придётся менять гардероб и носить платья и блузки с рукавом, как говорится, «три четверти».
Когда вечером Элеонора появилась в ночном клубе в блузке с длинным рукавом, её закадычная подружка Ася очень удивилась.
― Он что, тебе засосы оставил на руках? ― спросила она Элеонору, имея в виду бойфренда подруги.
― С чего ты взяла? ― удивилась та. ― Марк не ночевал у меня.
― Тогда кто? ― не унималась подруга.
― Я не знаю, откуда взялось у меня на плече тёмное пятно. Вчера я была никакая, и Марк довёз меня только до подъезда, ― чистосердечно призналась подруге Элеонора.
― Странно всё это, ― заметила Ася и предложила подруге проводить её в дамский туалет. Очень не терпелось ей увидеть таинственное пятно.
Зайдя с Элеонорой в туалет, Ася прижала подругу к стене своей пышной грудью.
― Показывай! ― приказала она подруге, и той волей-неволей пришлось подчиниться.
Чего уж тут скрывать, когда ей и самой было интересно узнать, что скажет подруга, увидев у неё на плече таинственное тату.
Ася, осмотрев пятно, встревожилась.
― Ты у онколога была? ― поинтересовалась она.
― Нет ещё, ― ответила Элеонора. ― Я его только сегодня утром заметила.
― Вот и надо было сразу бежать к врачу, ― сказала Ася. ― Есть такой вид рака, называется скоротечный.
― Завтра и пойду, ― ответила та. ― Надеюсь, что за сутки от меня не убудет. Не пропускать же запланированную встречу с тобой и Марком из-за этого злосчастного пятна.
Подруга покачала головой и ничего не сказала. В конце концов, каждый сам находит компромисс со своей судьбой.
Выйдя из туалетной комнаты, девушки присоединились к танцующим молодым людям и на время забыли обо всём, следуя ритму танца. Вскоре к ним подошли Борис и Марк.
― Я заказал для нас столик и шампанское с фруктами для дам, ― сообщил Борис и поцеловал Асю в щёку.
Когда все расселись за столиком и шампанское было разлито по фужерам, Элеонора вдруг решила произнести тост.
― Я хочу выпить за своих врагов. Всякое их действие вызывало у меня противодействие. Это закаляло меня и делало сильнее, ― с пафосом произнесла она и вздрогнула, услышав за спиной неприятный для слуха смешок.
Обернувшись, девушка увидела молодого мужчину в одежде чёрного цвета. Он смотрел на неё красными глазами и хихикал.
― Не вижу ничего смешного, ― заметила она и повернулась к друзьям.
― У тебя разве есть враги? ― удивился Марк.
― Враги есть у всех. Только у одних они явные, а у других скрытые, ― заметила Ася и с довольным видом оглядела друзей: надо же и ей когда-то сказать что-нибудь умненькое.
Но вид подруги заставил её прикусить язычок.
― Да нет у меня никаких врагов, ― раздражённым тоном ответила Элеонора на замечание подруги.
Настроение у неё резко испортилось, и она уже пожалела, что предложила этот тост, позаимствованный из книги мудрых мыслей.
― А я? ― послышался у неё за спиной скрипучий голос.
Элеонора резко обернулась и увидела мужчину уже средних лет в той же одежде чёрного цвета.
― Кто вы? ― спросила Элеонора, обращаясь к незнакомцу.
― Твой тайный грех, ― ответил тот. ― Когда искупишь его, тогда и очистишься.
С этими словами он исчез, словно растворился в воздухе. Девушка повернулась к друзьям. Ася смотрела на неё осуждающе, а Борис со скучающим видом рассматривал потолок.
― Мы пить будем или как? ― поинтересовался Марк, протягивая Элеоноре фужер с шампанским. ―Тост, произнесённый без фужера в руке, не в счёт.
― Будем! ― ответила она с вызовом и залпом осушила содержимое фужера.
Домой Элеонора пришла далеко за полночь и, не раздеваясь, упала в кровать и проспала до утра. Проснувшись, девушка первым делом направилась в ванную и, к своему огорчению, увидела, что пятно увеличилось в размерах.
«На шагреневую кожу непохоже, та уменьшалась в размерах, а тут ― наоборот», ― подумала она и, быстро одевшись, поехала в клинику на приём к врачу-онкологу. Тот осмотрел необычного вида пятно на плече Элеоноры.
― На опухоль непохоже. Обычное пигментное пятно. Но на всякий случай сдайте анализы, ― сказал он и протянул пациентке направление в лабораторию для сдачи анализов. ― Советую вам проконсультироваться по поводу пятна у дерматолога. Пигментные пятна по его части. Когда придёте ко мне с результатами анализов, тогда и поговорим, ― напутствовал девушку врач-онколог, провожая до двери своего кабинета.
Через неделю Элеонора сидела в кабинете онколога и со страхом ожидала приговор врача.
― Анализы у вас хорошие. Раковых клеток не выявлено, ― сообщил тот, ознакомившись с результатами анализов. ― Поэтому настоятельно советую вам посетить дерматолога.
«Уже узнал, что я не была у дерматолога», ― подумала Элеонора и, выйдя из кабинета врача-онколога, направилась на приём к врачу-дерматологу.
Дерматолог, осмотрев пятно на плече пациентки и несколько раз ощупав его, как говорится, открестился от Элеоноры руками и ногами.
― Мистика какая-то, ― произнёс он и посоветовал пациентке обратиться к экстрасенсу.
Девушка, расстроенная неизвестностью, позвонила подруге.
― Что сказали врачи? ― поинтересовалась Ася.
― Приезжай, надо поговорить в спокойной обстановке, ― предложила Элеонора подруге.
И та помчалась незамедлительно. Шутка ли сказать — такие заморочки с пятном.
Пока Элеонора ждала подругу, к ней зашла соседка по лестничной клетке Мария Сергеевна с просьбой одолжить ей пару коробков спичек.
― На дачу еду на недельку, отдохнуть от городской суеты, ― объяснила свою просьбу старушка.
― Придумали тоже ― одолжить. Берите сколько надо, ― сказала Элеонора и протянула Марии Сергеевне коробку из-под сапог, в которой рядами были уложены коробки спичек.
― Запасливая ты, Элечка, ― похвалила соседка девушку.
― Да это всё Марк, ― отмахнулась та.
― Что это у тебя на плече, девонька? ― спросила старушка, подойдя вплотную к Элеоноре.
Чтобы лучше разглядеть пятно, Мария Сергеевна нацепила на нос очки, которые на цепочке висели у неё на шее. Она потрогала пятно пальцем и вздохнула.
― Это знак! ― поставила она диагноз.
― Какой ещё знак? ― удивилась девушка, с недоверием глядя на соседку.
― Это знак свыше, ― ответила та и, перекрестившись три раза, удалилась восвояси.
Когда приехала Ася, Элеонора встретила её без особой радости.
― Да что с тобой? ― встревожилась та. ― Из-за моей командировки неделю не виделись, а ты изменилась до неузнаваемости.
― Как тут не изменишься, если медицина говорит, что моё пятно ― мистика? Соседка утверждает, что это знак свыше, а незнакомый мужик из клуба сказал, что он — мой тайный грех, да ещё и к тому же мой враг, ― разом выпалила Элеонора и неожиданно для самой себя заплакала.
― Этого ещё только не хватало, ― проговорила Ася и тоже всхлипнула.
Постояв несколько минут обнявшись, подруги вытерли слёзы и, пройдя в гостиную, уселись за круглый столик пить кофе.
― А тебе не кажется, что незнакомец из ночного клуба чем-то похож на нашего Меченого? ― спросила Ася.
Начало разговора для Элеоноры не предвещало ничего хорошего. Асе всю неделю не давала покоя мысль о том, что она уже где-то видела этого мужчину. И пока она не выяснит, что и как, душа её не успокоится. Такой уж у Аси характер.
― Не выдумывай, ― ответила резким тоном Элеонора. ― Откуда ему тут взяться? Говорили, что несколько лет тому назад Витька покончил жизнь самоубийством.
― Мало ли о чём говорили, ― возразила Ася. ― Нельзя же всему верить безоговорочно. Если обезьяны научились разговаривать, это не означает, что их надо слушать. Ты лучше расскажи мне, о чём вы так мило беседовали у стойки бара.
― Не помню, чтобы мы с ним пили на брудершафт, ― удивилась Элеонора.
― Ну ты даёшь! ― воскликнула Ася. ― Он тебя всё время гладил рукой по обнажённому плечу, а ты…
― Почему замолчала? ― спросила Элеонора, глядя с недоумением на внезапно онемевшую подругу.
А та хлопнула себя по лбу ладонью, словно хотела встряхнуть взъерошенные мысли.
― И как же я раньше не догадалась? ― произнесла она и взглянула на пятно, расползшееся по плечу подруги, с другой точки зрения. ― Твоё пятно по форме точь-в-точь как след от ожога на лице Меченого, ― заявила Ася.
Затем она встала из-за стола и направилась к шкафу, где у Элеоноры лежали альбомы с фотографиями.
― Вот он, Витя Авилов, во втором ряду со мной рядом стоит, ― проговорила Ася, протягивая подруге фотографию из школьного альбома. ― Это наш седьмой «А».
Элеонора взглянула на фотографию и вздрогнула. Рядом с подругой во втором ряду стоял незнакомец из ночного клуба. Девушка несколько раз моргнула и снова взглянула на фотографию. Симпатичный паренёк с улыбкой смотрел ей в глаза. Его взгляд оцарапал ей душу, отчего та заныла.
― Но здесь у него нет следа от ожога, ― заметила Элеонора, возвращая фотографию Асе.
― Правильно, ― ответила та. ― Ты же плеснула ему в лицо уксусной кислотой летом, когда мы всем отрядом ходили в поход по местам боевой славы.
― Я же не специально, ― попыталась оправдаться Элеонора. ― Думала, что Витька лезет ко мне целоваться. Я тогда девчонкам в баню несла банку с кислотой, чтобы после мытья волосы ополаскивать подкисленной водой. А тут вдруг Витька подскочил и, схватив меня за плечи, толкнул. Ну, я разозлилась и плеснула в него из баночки. Не думала, что попаду. Просто попугать хотела.
― Дура ты безмозглая! ― сказала Ася. ― Он тебя от укуса змеи спас.
― Я же не знала, ― произнесла Элеонора дрожащим голосом.
― Какая разница, знала ты о том или нет? Изувечила парня за благородный поступок. Скажи ему спасибо за то, что в суд на тебя его семья подавать не стала. Витя следователю объяснил, что сам споткнулся. А то бы посидела в колонии для несовершеннолетних. Но раз ты земного суда избежала, то тебе ниспослано наказание свыше в виде пятна, ― произнесла Ася злорадным тоном.
Элеонора с удивлением глядела на подругу, думая про себя: неужели добрая и нежная Ася, с которой она не разлей вода уже десять лет, может быть такой злой?
― Я не злая, я справедливая, ― ответила та на её мысли.
― И что же мне теперь, такой-сякой, делать? ― в голосе Элеоноры можно было уловить растерянность, да и весь её вид подтверждал это.
― Я думаю, что нам надо попытаться найти Виктора, ― сказала Ася и вопросительно посмотрела на подругу.
― Зачем? ― удивилась та.
― А ты вспомни, что тебе сказал незнакомец, ― посоветовала ей Ася. ― Когда вспомнишь, тогда и поймёшь.
― Он сказал, что когда я искуплю свой грех, тогда и очищусь, ― медленно, словно нехотя, произнесла Элеонора.
― Вот и подсказка, ― заметила Ася и предложила обзвонить одноклассников: может быть, кому-нибудь из них известно что-нибудь о Викторе Авилове?
― Пятно уменьшилось, ― испуганным голосом сообщила подруге Элеонора.
― Это верный знак, что мы нашли правильный путь, ― ответила та и набрала номер телефона Бориса.
Но тот ничего не знал о судьбе Виктора Авилова.
Обзвонив бывших одноклассников, живущих ныне кто в Москве, кто в Санкт-Петербурге, подруги никакой информации о Викторе не узнали. После окончания института в родной город Челябинск вернулся только Саша Цехметьев, да и то только потому, что мать его была больна и за ней требовался постоянный уход.
― Странно, что ни на сайте «Одноклассники», ни на сайте «Мой Мир» Сашки нет, ― удивилась Ася, которая решила поискать Александра Цехметьева в Интернете. ― Может быть, он засекреченный?
― Я не знаю, ― ответила Элеонора. ― Марк говорил, что он в Баумановском учился.
― Тогда мы его не найдём, ― разочарованно произнесла Ася и стала собираться домой.
― Придётся тебе в Челябинск ехать, ― сказала она, стоя на пороге, и быстро захлопнула за собой дверь, чтобы не слышать, что скажет в ответ подруга.
― Вот ещё! ― крикнула ей вслед та.
«Больше ничего придумать не могла? А ещё подругой называется», ― подумала Элеонора и отправилась в ванную.
Принимая душ, она обратила внимание на то, что пятно снова увеличилось в размерах. Ей пришла в голову мысль, что это произошло из-за её нежелания ехать в город Челябинск, в котором после окончания школы она не была ни разу. Родных и друзей у неё там не осталось, поэтому не было особой необходимости навещать город детства. Когда Элеонора поступила в МГУ, её родители продали квартиру в Челябинске и переехали на постоянное место жительства в Барнаул, откуда были родом.
«С завтрашнего дня придётся взять отпуск на неделю за свой счёт», ― решила девушка и вдруг почувствовала, как удивительное спокойствие снизошло на неё. Она легла в постель и моментально заснула.
Утро следующего дня Элеонора провела в аэропорту Домодедово, из которого вылетела полуденным рейсом в Челябинск. По прибытии самолёта в конечный пункт назначения девушка первым делом отправилась на такси к центральной гостинице.
Сидя в гостиничном номере, Элеонора составила для себя план поиска Виктора Авилова. Первый пункт плана гласил: узнать адрес в архиве школы. Чтобы слова не расходились с делом, Элеонора подъехала к дверям школы к первому звонку. Подойдя к двери кабинета директора школы, она с удивлением увидела знакомую табличку.
«Это хорошо, что Татьяна Савельевна до сих пор работает директором. Она-то мне и поможет», ― подумала девушка, открывая дверь кабинета по команде «войдите».
― Здравствуй, Элечка! ― воскликнула Татьяна Савельевна, после того как посетительница представилась ей. ― Какой ты стала красивой! Трудно узнать!
Элеонора терпеливо отвечала на обычные вопросы «что?», «где?», «когда?» и «как?». Вскоре любопытство директрисы школы было удовлетворено, и настала очередь Элеоноры задавать вопросы.
― А вы помните Витю Авилова? ― спросила она. ― Он учился с нами до девятого класса, а потом перевёлся в другую школу.
― Конечно же, помню, ― ответила Татьяна Савельевна. ― Такой был способный мальчик. Когда дети стали дразнить Витю Меченым, родители перевели его в другую школу.
― А можно мне узнать его адрес? ― спросила девушка, чувствуя, как краснеет.
«Знала бы Татьяна Савельевна, что это я первая обозвала Витьку Меченым, — выгнала бы меня из кабинета», ― подумала Элеонора.
― Пойдём, я познакомлю тебя с архивариусом. Она тебе поможет, ― с этими словами старая директриса встала из-за стола и повела бывшую ученицу на второй этаж, где находился архив школы.
Адрес проживания Вити Авилова молодая сотрудница архива отыскала быстро и, записав сведения на листок бумаги, протянула его Элеоноре.
― Знаете, как доехать? ― поинтересовалась она.
― Спасибо! Я здешняя, ― зачем-то солгала Элеонора и почувствовала себя не в своей тарелке.
Ей вдруг стало душно и так захотелось глотнуть свежего воздуха, что она чуть ли не бегом направилась к выходу.
«А я и не знала, что Витька живёт так далеко от школы», ― подумала Элеонора, когда таксист наконец-то доставил её по указанному адресу.
Дом, где проживал Витя Авилов, был старый и неухоженный. Впрочем, и стоящие рядом с ним такие же пятиэтажки выглядели не лучшим образом. Поднявшись на третий этаж, девушка позвонила в дверь квартиры под номером двенадцать и услышала за дверью шаркающие шаги
― Кто там? ― послышался женский простуженный голос.
― Авиловы здесь живут? ― спросила Элеонора и почувствовала, как учащённо забилось сердце.
Дверь открылась, и на пороге квартиры девушка увидела невысокого роста пожилую женщину с седыми волосами, уложенными в причёску под названием «пучок».
― Вы кто? ― спросила она, глядя в упор на незнакомую девушку
― Я бывшая одноклассница Вити, ― ответила та. ― Мы с ним учились в девятой школе. Меня зовут Элеонора. Я тут проездом в командировке. Решила навестить…
― Проходите в кухню, ― женщина посторонилась и жестом показала, куда надо идти бывшей однокласснице сына.
― А где Витя? ― поинтересовалась Элеонора.
― Сын уже второй месяц лежит в хирургическом отделении нашей больницы. Врачи сказали, что если ему не сделать сложную операцию на позвоночнике, то через месяц Витя умрёт, ― ответила мать Вити, которая представилась как Ольга Николаевна.
― Так что же они медлят? ― встревожилась девушка.
― Они бы и рады помочь, но такую операцию могут сделать в Израиле, да и то за большие деньги, ― ответила Ольга Николаевна, глядя на девушку в упор сухими выцветшими глазами.
― А что с ним случилось? ― в голосе девушки мать Вити уловила не пустое любопытство, а тревогу за судьбу её сына.
― Десять лет назад помогал деду перекрывать крышу на деревенском доме и неудачно упал со второго этажа, ― уклончиво ответила мать Вити, которая не любила пересказывать подробности того страшного дня, когда её единственный сын обездвижел.
Она хотела было рассказать о том, что Витя нашёл в себе силы и окончил заочное отделение технического университета и защитил диплом. Но, взглянув на растерянное лицо девушки, передумала.
«Зачем ей знать об этом? Она как пришла, так и ушла», ― подумала Ольга Николаевна и вздохнула.
― Если вы можете оказать посильную материальную помощь, то я не откажусь. Сами знаете, что в наше время отзывчивых и добрых людей становится всё меньше и меньше, ― проговорила мать Вити и опустила голову.
― А сколько денег требуется на операцию? ―спросила Элеонора.
― Десять миллионов, ― ответила Ольга Николаевна, и огонёк надежды промелькнул в её взгляде.
― Долларов? ― переспросила девушка.
― Нет. В рублях, ― голос у женщины потускнел, и Элеонора поняла, что мать Вити потеряла к ней интерес.
― А у вас есть реквизиты банка и расчётный счёт израильской клиники, куда надо деньги перечислять? ― обратилась девушка к Ольге Николаевне.
Та встрепенулась и быстрым шагом направилась в соседнюю комнату, откуда через несколько минут вышла с кожаной папкой в руках.
― Вот здесь всё есть, ― слегка заикаясь от волнения, произнесла мать Вити, протягивая Элеоноре листок с реквизитами банка и расчётным счётом израильской клиники. ― А внизу ручкой написан мой номер телефона.
― Это я могу взять с собой? ― спросила Витина одноклассница, и женщина утвердительно кивнула головой
― А уже что-нибудь собрали? ― поинтересовалась Элеонора, направляясь к входной двери.
― Благотворительный фонд дал миллион, да родственники и знакомые собрали в общей сложности семьсот тысяч рублей. Вот и всё пока. А время так быстро уходит, ― в голосе Ольги Николаевны были такие безысходность и печаль, что у девушки защемило сердце.
― Я позвоню, ― пообещала она, прощаясь.
Мать Вити трижды перекрестила спину одноклассницы сына и закрыла за ней дверь.
В этот же день Элеонора ночным рейсом вылетела в Москву. Наутро она обзвонила одноклассников и попросила помочь собрать денег на операцию Виктору. Из десяти откликнулись двое — её друг Марк и Борис, друг её подруги Аси. Каждый из них перечислил на расчётный счёт по полмиллиона. Остальные так называемые приятели под разными предлогами отказались помочь бывшему земляку и однокласснику. Не зря говорят, что чем больше у человека денег, тем меньше у него доброты.
Когда Марк принёс ей копии выписок из банка, Элеонора с возмущением рассказала ему об отказниках.
― Не обижайся на них, ― попросил он её. ― Каждый живёт по своим нравственным правилам.
― Вот вы с Борисом последние деньги сняли со счёта. Я же знаю, что вы на расширение фирмы собирали, ― заметила девушка. ― Просто Петька с Васькой не настоящие люди!
― А какие же они! ― удивился Марк.
― Зомби! ― крикнула Элеонора.― Так им от меня и передай!
Марк улыбнулся и направился к двери. Возмущённая девушка не стала провожать его.
― Ещё осталось найти семь миллионов триста тысяч, ― произнесла она вслух.
― С кем это ты разговариваешь? И почему у тебя дверь не закрыта? ―
послышался из прихожей голос Аси.
― Аська, как хорошо, что ты пришла, ― обрадовалась Элеонора. ― Марк только что ушёл взъерошенным, даже дверь не захлопнул.
Выслушав рассказ подруги о поездке в Челябинск, Ася немного поплакала от жалости к Виктору, к которому в школе была неравнодушна, и попросила дать ей реквизиты клиники, куда надо перечислять деньги.
― Не жила богато — нечего и начинать, ― проговорила она с усмешкой. ― Всё, что на отпуск накопила, перечислю на операцию Витьке.
― Все триста тысяч рублей? ― спросила Элеонора, глядя на подругу широко распахнутыми глазами.
Та отмахнулась: мол, мелочи жизни.
― Италия подождёт, ― ответила Ася. ― Жизнь человека дороже.
― Ася, я в тебе никогда не сомневалась, ― дрожащим от волнения голосом произнесла Элеонора и чмокнула подругу в левую щёчку.
Когда через три дня стало ясно, что больше никто из одноклассников не раскошелится, Элеонора отправилась в банк и перечислила со своего счёта семь миллионов рублей на операцию Вите Авилову.
Придя домой, она позвонила Ольге Николаевне и сообщила ей, что деньги на операцию Вите перечислены в полном объёме.
― Тебя зовут Элей? ― спросила та и заплакала.
― Витя меня так называл в детстве, ― ответила Элеонора и положила трубку.
Затем она позвонила Асе и сообщила, что деньги нашлись и не стоит больше беспокоиться.
― Ты что, бабушкино наследство пожертвовала? ― догадалась Ася.
― Я просто купила Витьке жизнь. Могу я себе позволить заплатить семь миллионов рублей за несостоявшийся укус змеи? ― сказала Элеонора.
По её голосу Ася поняла, что подруга находится на грани срыва.
― Ты успокойся! ― крикнула в трубку Ася. ― Я сейчас приеду.
― Не надо ко мне приезжать. Я просто устала. Сейчас приму душ и лягу спать, ― услышала Ася, прежде чем подруга отключила телефон.
Стоя под тёплыми струями воды, девушка ощущала неведомое ей прежде блаженство. Когда, заворачиваясь в махровую простыню, она бросила взгляд на плечо, то пятна на нём не обнаружила.
― Когда искупишь, тогда и очистишься! ― произнесла Элеонора громко вслух. ― Значит, простил!
На следующее утро к ней пришёл Марк с большим букетом белых роз и сделал предложение выйти за него замуж.
― С чего бы это? ― удивилась Элеонора. ― За столько лет, что встречаемся, и разговора не было о том, чтобы пожениться.
― Я понял, что ты настоящая! ― ответил Марк и вместо поцелуя погладил по голове свою будущую жену.
«Неужели для того, чтобы подарить жизнь другому человеку, нужно ниспослать знак свыше дарителю? Боже, до чего же мы докатились!» ― подумала девушка и, обняв любимого мужчину, произнесла вкрадчивым голосом:
― Не надейся, что я откажусь!
 
Тем временем два ангела, старший и младший, сидя на облаке, вели меж собой разговор.
― Я же говорил, что она настоящая, ― сказал младший ангел. ― Вычеркни Элеонору из списка зомбированных, а заодно и её друзей ― Асю, Марка и Бориса. Они поступили как настоящие люди.
― Согласен, ― ответил старший ангел. ― А как ты смотришь на то, чтобы ниспослать знак свыше Петьке с Васькой?
― Это банкирам Корнилову и Вагину? ― уточнил младший ангел.
― Им, родимым! ― ответил старший ангел. ― Приготовь две купюры, пожирающие деньги.
Вскоре в кошельках у Васьки с Петькой появилось по неразменной купюре достоинством в сто долларов, и в течение недели все кредитные карточки, находившиеся с ними рядом, обнулились.
Элеонора, узнав от Марка о финансовых затруднениях бывших одноклассников, не преминула заметить:
― Это им за жадность ниспослан знак свыше.
 
 
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента