Проза пионера

Записки охотника за минаретами. Веселая ночевка.

Andrey Gagarin Andrey Gagarin
15 апреля в 14:39
 
Записки охотника за минаретами
 
Веселая ночевка
 
Несколько лет тому назад мы вдвоем с товарищем занимались установкой медицинского оборудования в районных и городских больницах Узбекистана.
Товарищ мой был при мне чем-то вроде няньки, поскольку путешествия эти были для меня тогда в новинку, в то время как он уже имел большой опыт подобных поездок, и, кроме того, в отличие от меня, хорошо знал местный язык и мог при необходимости выступить в качестве переводчика.
Всего нам нужно было установить около полутора сотен единиц оборудования по одной единице в каждой больнице, и объехать, таким образом, практически всю страну.
Учитывая, что на установку оборудования в больнице уходило в среднем около полутора часов и еще примерно час на переезд между больницами, за день нам удавалось побывать в трех-четырех больницах.
При этом, вопрос о нашей ночевке решался каждый раз в последней по счету за день больнице, и мы ночевали либо где-нибудь в самой больнице, либо дома у одного из больничных врачей.
Действовали мы, обычно, по заранее разработанному плану посещения больниц и за день предупреждали больницы о своем визите.
Но однажды из-за неправильно выбранной в качестве ориентира местной достопримечательности — знаменитого Вобкентского минарета, который, как выяснилось через несколько месяцев, когда мне снова довелось побывать в этих местах, находился далеко от дороги и не был виден за придорожными строениями, мы проехали очередную больницу, в связи с чем, дневной план пришлось переделывать на ходу и менять порядок посещения больниц, однако, при этом мы немного не рассчитали расстояние и в последнюю больницу приехали уже в сумерках.
Пробегая по пустынному больничному двору, мы встретили там только одну единственную санитарку, которая на наш вопрос о местонахождении главного врача сообщила, что он находится в своем кабинете, чем поразила наше воображение классической строгостью логики своего ответа.
К счастью, все нужные нам сотрудники больницы оказались на месте, но, пока мы собирали оборудование, в больнице отключился свет, в связи с чем запустить оборудование мы не успели.
Чтобы не терять времени даром, мы с врачами отправились на ужин в расположенное через дорогу от больнице кафе, где свет пока еще был, по причине наличия там, в отличие от больницы, резервного генератора.
Ужин наш в ожидании возвращения света в больницу растянулся на полтора часа и сопровождался обильными возлияниями по случаю установки нового оборудования, а также нашей с врачами встречи, причем, всю тяжесть ужина в части возлияний с нашей стороны принял на себя мой товарищ, тогда как мне пришлось бороться только лишь с угрозой переедания.
Когда свет в больнице, наконец, появился, большая часть нашей компании находилась уже сильно навеселе, но мы, тем не менее, уже в темноте направились в больницу для завершения процесса установки нашего оборудования, а именно, для включения оборудования и проведения инструктажа по работе с ним.
Запуск оборудования и проведение краткого инструктажа входило в мои обязанности, а обучаться должен был молодой парень лет двадцати, который, как оказалось, еще только собирался поступать на курсы по данной специальности, и вдобавок ни слова не понимал по-русски.
Учитывая, что добиться адекватного перевода моих слов на местный язык от моего товарища в тот момент уже не представлялось возможным, мне пришлось проводить инструктаж в основном при помощи жестов, сопровождаемых для большей убедительности нечленораздельными звуками, которые, как мне казалось, были понятны без перевода, что и подтвердилось на практике.
Наконец, оборудование было успешно сдано в эксплуатацию, и мы перешли к последнему остававшемуся в тот день вопросу о нашей ночевке.
Здесь неожиданно обнаружилось целых два варианта развития событий. Сначала нам предложили заночевать в больнице, но затем молодой парень-врач, видимо, под впечатлением от моего экспрессивного инструктажа, пригласил нас на ночь к себе домой, куда-то в пригородную деревню-кишлак.
Товарищу моему в виду общей его усталости хотелось побыстрее добраться до койки, в связи с чем он склонялся в пользу первого варианта, тогда как мне, видимо, было еще мало приключений за день и этот вариант казался слишком скучным, тем более, что перспектива ночевки в больнице без света и воды действительно выглядела мало привлекательной.
В итоге, мое мнение перевесило, и вся наша веселая компания дружно погрузилась в машину и поехала в кишлак на ночевку.
Ехали мы в полной темноте минут двадцать, периодически куда-то сворачивая и петляя по узеньким безлюдным переулкам, где автомобильные фары выхватывали из темноты одни только глухие заборы-дувалы, так что проследить наш путь было практически невозможно, пока, наконец, не выгрузились перед огромными железными воротами, пройдя через которые, мы оказались в доме парня.
Здесь нас поместили в обязательную в местных домах отдельную гостевую комнату и по обычаю накрыли стол, так что нам пришлось провести еще примерно час, сидя на полу вокруг ковра с расставленными на нем блюдами, через силу попивая чай, щелкая из вежливости фисташки и периодически клюя носом от усталости.
Наконец, второй за этот вечер ужин благополучно завершился, и нам предложили освежиться, для чего было необходимо проследовать в специальную постройку, расположенную где-то во дворе дома.
А поскольку дело происходило в самом начале марта, когда на улице, особенно по ночам, было еще довольно прохладно, мы решили совершить гигиеническую процедуру по очереди, и первым во двор отправился мой товарищ в сопровождении гида-хозяина.
Когда же товарищ возвратился из похода, то вкратце поделился своими впечатлениями и между прочим сообщил, что во дворе бегает большая страшная собака, после чего идти туда до утра мне сразу расхотелось, и мы отправились спать.
Положили нас с товарищем вместе с хозяйским парнем на расстеленных на полу одеялах-курпачах в маленькой соседней комнатке, которая отапливалась небольшой железной газовой печкой-буржуйкой, причем, в виду большой нашей усталости у нас не было ни времени, ни желания изучить эту комнату в подробностях, так что мы поспешили побыстрее укрыться с головой одеялами, и вскоре заснули.
И вот, прямо посередине ночи, когда наша импровизированная спальня была погружена во мрак, слабо озаряемый призрачным голубоватым свечением непрерывно горящего в печке с тихим шипением газа, сон мой неожиданно прервался, поскольку мои намерения насчет похода во двор прямо во сне резко изменились. Однако, учитывая, что точное местоположение специальной постройки мне доподлинно известно не было, а блуждать одному по темному двору вместе со страшной собакой мне совсем не хотелось, мне после некоторых колебаний пришлось потихоньку разбудить товарища, чтобы он указал мне правильное направление движения. Хозяина же, который мирно спал рядом, мы из вежливости будить не стали.
Когда мы тихонько поднялись и начали осторожно продвигаться в сторону выхода из комнаты, товарищ мой вместо того, чтобы любезно сопроводить меня дальше во двор, внезапно остановился и сообщил о том, что он ощущает в комнате чрезвычайно сильный запах газа, хотя, на мой взгляд это было обычным явлением для подобных отапливаемых газом домов.
Однако товарищу мое мнение показалось неубедительным, и он, вооружившись горящей спичкой, принялся исследовать газопроводную систему печки, в чем мне поневоле пришлось ему ассистировать.
В результате произведенного товарищем осмотра выяснилось, что печка соединялась с газовой трубой при помощи резинового шланга, в одном месте которого обнаружилась большая трещина, из которой в комнату напрямую поступал газ, тотчас же вспыхнувший, как только товарищ поднес к нему спичку.
Во избежание печальных последствий товарищ немедленно выключил печку, перекрыв газ вентилем, так что остаток ночи нам пришлось провести в помещении без обогрева, полагаясь исключительно на толщину одеял и энергетические резервы собственных организмов.
Утром ночное происшествие уже вспоминалось нам как забавный сон, причем, хозяйский парень вообще ничего не помнил и слушал наш увлекательный рассказ о ночных приключениях с искренним удивлением. Впрочем, времени на разговоры у нас практически не было, и, наскоро позавтракав, мы отправились дальше по маршруту, в следующую больницу.
Однако в оценке этого случая мы с товарищем принципиально разошлись, так как было до конца не ясно кому следует отдать лавры всеобщего спасителя, ибо, с моей точки зрения первенство в нашем спасении принадлежало мне, поскольку оно началось с моего внепланового пробуждения посреди ночи, тогда как товарищ утверждал, что спас всех он, так как именно он обнаружил утечку газа и затем ликвидировал ее. Точно известно было только то, что в ту ночь нам крупно повезло, и мы спаслись оба, да вдобавок спасли еще и остальных обитателей дома. А вот наши разногласия со временем только усилились и в конечном счете привели к тому, что в скором будущем мы с товарищем расстались, а остаток оборудования мне пришлось устанавливать в одиночку, благо к тому времени мое обучение уже практически завершилось, и у меня накопился достаточный собственный опыт.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента