Проза пионера

Диссидент-школьник

Сергей Тулупов Сергей Тулупов
6 марта в 23:28
 
       Начало шестидесятых годов прошлого века.   После пионерского лагеря, где пришлось отмотать два срока подряд, перед школой решил заглянуть в поселковую библиотеку в Доме культуры. На всякий случай  выбрать что-нибудь по обязательному списку литературы, выданному ещё весной нашей классной дамой Александрой Тихоновной.                                              
 
       Список длинный,  чего хотелось почитать,  в наличии не было,  а что стояло на полках и в руки брать не хотелось. Короче выбрал пару книг из школьной классики и подошёл к столу библиотекарши, молодой девушке, похожей на практикантку,  которую раньше здесь не встречал.
 
       Записав и вернув выбранные мной книги на карточку, практикантка  спросила меня: — А к ленинскому уроку подготовился»? — указав рукой в сторону самодельного плаката, на котором большими  печатными буквами было начертано:  ПИОНЕР! ТЫ ГОТОВ К ЛЕНИНСКОМУ УРОКУ!?                                                                      
 
       Про ленинский урок за летние каникулы начисто из памяти вылетело, хотя от  старшей сестры одноклассника слышал ещё прошлой осенью, как она что-то там о нашем великом вожде рассказала — её потом вообще два месяца училка не беспокоила по литературе.        
 
       — Нет, не готовился, да и не нашёл ничего подходящего, всё какое-то детское, —  слегка приврав, ответил дотошной библиотекарше, чтобы отвязалась, хотя ничего и не искал.       
 
       — А вот как раз сегодня вернули очень интересную книжку, там целая глава о Ленине, — парировала она. 
 
       Быстро вписав название книги в карточку, вручила её мне до кучи, переходя к обслуживанию следующей читательницы, возможно знакомой, так как они, почти не умолкая, защебетали между собой….                                                                                                                              
 
       Вечером решил немного почитать и начал с предложенной книги, за три часа осилил не отрываясь.  Действительно интересно, не похоже на всё ранее узнанное о революции и наших вождях, хотя  и не всё понятно.                                                                                          
 
       На следующий день,  1-го сентября отправился в школу достойно подготовленный к ленинскому уроку, выписав кое-что из прочитанной книги, и готовый отметиться по полной программе. Однако,  не смотря на все попытки отличиться, так и просидел впустую с постоянно поднятой рукой.                                                                               
 
       Классная руководительница  меня не вызвала, оказалось много любимчиков, среди которых я не числился, вот они и  отвечали по ленинской  тематике, согласно списку литературы.  Урок подходил к концу, и Александра Тихоновна, похвалив всех  докладчиков, заговорила о доброте и милосердии основателя нашей великой страны,  Советского Союза. 
       Привела пример, как он,  будучи смертельно раненым,  после митинга  на заводе Михельсона в августе 1918 года  дал распоряжение сохранить жизнь стрелявшей в него эсерки Каплан,  дожившей до глубокой старости, которая всегда была благодарна Ильичу и т.п.  Этой лжи  вынести мне оказалось не по силам.  
 
       Не поднимая  руки и не вставая с места, как будто «за язык кто дёрнул»  выдал с места тираду: — Фани Каплан была расстреляна третьего сентября 1918 года лично комендантом кремля Павлом Дмитриевичем Мальковым по постановлению ВЧК согласно Воззванию ВЦИК, подписанному Яковом Михайловичем Свердловым от тридцатого августа 1918 года.                      
 
       — Этого просто не может быть! Откуда у тебя эта информация»? — возмутилась «классная».      
 
       — Книга называется  «Записки коменданта Московского кремля», автор,  П.Д. Мальков, издана в 1959-м году, из нашей детской библиотеки, —  как по-заученному  ответил я, слегка покраснев от волнения   
 
       Пообещав разобраться,   учителка по-быстрому закончила ленинский урок, пригрозив мне вызовом к директору.                                                                                   
 
       Вечером рассказал всё родителям.  Отец,  посмотрев книгу, зачитался ею и пообещал вернуть  в библиотеку вместо меня в ближайшие дни.                                                               
 
       На следующий день школьный приятель, сын завуча Игорь  по секрету рассказал, что моё выступление обсуждалось в учительской комнате активом школы.     
       Преподавателя истории, члена КПСС было решено отправить в библиотеку для ознакомления с этой книгой, а потом определятся, что со мной делать.                                                                                 
 
       Несколько дней в ожидании пролетело незаметно и без перемен, книгу отец вернул в детскую библиотеку и разобрался: оказывается,  её мне выдали случайно, место ей во взрослой библиотеке, так что никаких проблем быть не должно.                                                                                                                                     
       Правда впоследствии никто из друзей и знакомых  отца так и не смог получить её для прочтения — якобы на руках у кого-то. 
 
       Позднее на письменный запрос одного из приятелей отца был получен официальный ответ, в котором вообще было заявлено:  Книга,  «Записки коменданта  Московского кремля», автор П.Д. Мальков в фондах государственной библиотеки посёлка Сомпа города Кохтла-Ярве,  ЭССР не числится.          
       Убрали от греха подальше, а может кто-то на память прибрал к рукам, пока не изъяли.                                                                                                                                                    
 
       Активу и администрации школы диссидента из меня сделать не получилось, зато пару месяцев по литературе, в четвёртом классе предмет тогда назывался: литература и литературное чтение,  классная ни разу не вызывала.                                                                                                      
 
       Но  «ХУДО БЕЗ ДОБРА,  НЕ БЫВАЕТ»  и наоборот тоже верно.                                                                      
 
       В последующих классах до окончания восьмилетки  наш незабвенный историк, Иван Константинович,  за свой рост получивший прозвище:  «Полтора Ивана» уделял моим знаниям особое внимание,  вызывая к доске как минимум в два раза чаще других.                                                                                                       
       Так что школьный предмет —  историю по советским учебникам  пришлось  изучить досконально, да и сейчас в нашей семейной библиотеке пару сотен книг исторической направленности точно наберётся.                                                                                                                                     
 
       Жаль только, что у сыновей интерес к такой литературе постепенно падает, остаётся надеяться на внуков….                                                                                                           
 
 
       Декабрь  2012 года.                                                                                                       
 
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента




 
Новое