Проза пионера

Яков – мойщик баков

Сергей Тулупов Сергей Тулупов
5 марта в 09:58
 
       Осень в сентябре на совхозных полях где-то под городом Всеволожск,  в Ленинградской области,  деревня Размителево, семидесятые годы прошлого века.                                                                                               
 
       Не прошло и двух дней с начала обязательной сельской барщины для студентов, как на кухню направили ещё одного помощника, Якова Михайловича, представителя древнейшей нации с грустными глазами, ростом не выше полутора метров и возрастом давно за двадцать лет.                                                                                                                  
       Может по состоянию здоровья, а скорее не у дел оказался Яша на морковной ниве, где не состоялась его карьера подносчика и  погрузчика ящиков с овощами в кузов грузовиков из-за слабой физической подготовки.                       
       НЕ ВПИСАЛСЯ он  в славную когорту  студентов-грузчиков.                                      
                           
       НЕ ПОЛУЧИЛСЯ из него и сборщик овощей, через сутки  девушки отказались работать с бестолковым студентом-коротышкой, за которым всё приходилось переделывать: то не так выложил выдерганную из земли морковь, то при её обрезании умудрился за день дважды серьёзно порезаться.               
       До калибрования моркови  по размерам Якову добраться не пришлось.    
 
       Главный смотрящий над студентами, один  из преподавателей по физической подготовке, предпенсионного возраста по прозвищу «Красная Шапочка»  не выдержал такого членовредительства и от греха подальше отправил Яшу прямо в цитадель приготовления кормёжки для ста двадцати студентов инженерно-экономического факультета, в основном девушек.                        
 
       Завхозу Славе помощник не нужен,  сам успешно справлялся с лошадью и поездками за провизией, а в собутыльники наш герой явно не годился.  Истопникам  Мише и  Серёге,  членовредитель не требовался — к топору такого профи и близко допускать нельзя, а к печи и тем более, тут недолго и столовую с кухней спалить. Поварихам   поварёнок тоже не к месту.                                                                          
 
       Вымыть посуду  — четвёрка будущих экономисток отлично справлялась, дополнительно нужное количество овощей вовремя успевали очистить. А навести порядок и необходимую чистоту  в столовой для них вообще оказалось плёвое дело.                                                                                                                                  
 
       Временно направили героя полей вытирать столы и подметать пол, пока порезы на руках заживут, но и здесь замечания по недостаточной чистоте  постоянно сыпались от многих студенток. Ну не привыкли они как в хлеву питаться.   Что делать с горемыкой-работником никто не знал, включая «Красную Шапочку». Домой  отправить тоже нельзя —  нет основания.                                                 
       Ведь сам по себе Яков Михайлович человек безвредный и выражал готовность в меру своих сил способствовать выполнению продовольственной программы партии и правительства.  Без отработки на сельхозработах студенты до занятий не допускались, а значит, следовал приказ на отчисление без медицинского освобождения, которого у Якова не было.                                                                                                 
 
       Серёге, бывшему дембелю,  жалко стало Яшу,  а может себя в армии вспомнил, особенно в нарядах на кухне, когда не сразу  удалось освоить все премудрости мытья посуды, уборки помещений и чистки картошки.                  
       Ко времени вспомнилась перепалка главной поварихи, рабфаковки с одной из мойщиц бачков и баков для приготовления пищи.                                                       
 
       — Не стану я ничего готовить в таких безобразно вымытых баках, пока не будут по-настоящему чистыми.  Не дай бог, если больше сотни человек обделаются, а мне потом крайней оставаться, —  заявила не молодая девушка, малопривлекательной наружности крашеной блондинке.                                          
 
       — Да я лучше в поле пойду морковку дёргать, чем среди этой посуды торчать до позднего вечера, — выдала ей в ответ крашенка.                                                           
 
       В общем,  переругались молодые дамы.  С трудом их удалось успокоить бравым истопникам, а посуду тогда другая девушка Люда в очках перемыла….                             
 
       — А давайте, поручим Якову Михайловичу мытьё баков и бачков, — немного подумав,  предложил Серёга.                                                                                        
 
       — Ну, ты выдал! Он столы вытирать так и не научился, неужели сам за него перемывать собираешься или хочешь, чтобы нас голодные студентки растерзали после работы, — полушутя, полусерьёзно возразил Миша, бывший старшина срочной службы, разбирающийся в хитросплетениях человеческих отношений не только в армии.  
 
       Завхоз Слава, рыжеволосый мужиковатый парень с хитринкой в глазах в разговор не вмешивался, а в сторонке стоял,  слегка усмехаясь. Как видно уже успел принять красненького вина на грудь.                    
 
       — А мне всё равно, кто и что будет мыть, лишь бы чисто было, — заявила главная жрица кастрюль и плиты.                                                                                                            
 
       — Вот и требуй с него, как с нас,  — пискнули девицы.                                             
 
       — Да и я не против мытья баков, вы только научите и подскажите как, чтобы претензий не было, — тихо, но с достоинством сказал пока несостоявшийся кухонный рабочий, ранее молча наблюдавший за решением своей судьбы.                                                               
 
       — Главное, чтобы Яша самостоятельно  из котла смог выбраться, когда мытьё закончит, — завершил шуткой дискуссию Слава, разрядив обстановку.                        
 
       На следующий день Яков Михайлович приступил к своим обязанностям.  Двое суток понадобилось новому мойщику посуды, пока количество претензий пошло на убыль. Обе стороны были явно заинтересованы в успехе. 
       Даже Серёге пришлось подсказать Яше пару секретов с использованием обычного песка и древесной золы для удаления жира со стенок и гари с днища бачков, а также как удостовериться с помощью сухой ладони в достаточной чистоте орудий производства.                                                           
 
       Через неделю  необходимость в проверке всей крупнокалиберной посуды перед приготовлением пищи отпала окончательно.  И не случайно. Высокая крашеная блондинка с кукольным личиком подарила столько комплиментов маленькому герою, в период обучения, что Яков Михайлович просто стал к ней явно не равнодушен.                                                                       
 
       — Яшенька, солнышко моё ненаглядное, мужчинка мой единственный и неповторимый!  Когда же ты пригласишь меня на свидание? —  начинала при наличии зрителей крашенка, мойщица мисок и ложек. 

        — Нина, мечта моя всей жизни, радость моя безмерная! Вот закончу с бачками и готов с тобой на край света, — отвечал ей  мягкой картавинкой, меняя «Р» на «Г»  Яша, ставший профи по мытью дюралюминиевых баков.                                 
 
       Эта игра обоюдных комплиментов так понравилась всем окружающим, что парочка продолжила её, не сговариваясь  до конца нулевого семестра — сезона уборки овощей студентами первого курса Ленинградского политеха.   
       А ещё Серёга от нечего делать запустил байку в студенческую среду, что Яков Михайлович такого маленького роста, что забирается внутрь больших баков, когда их моет, а закончив, просит вытащить его оттуда.                                              
       При этом деликатно умалчивая, что самый большой бак на кухне ёмкостью пятьдесят литров, предназначенный для подогрева воды мыть не надо, и не каждый ребёнок внутрь поместится….                                                                                                                              
 
       Некоторые студентки верили и пытались при случае застать Яшу за мытьём самого большого бака, а другие интересовались у работников кухни: правда ли это. На что те привирали, как могли, не сговариваясь.                                      
       Естественно в помещение кухни – посторонним вход был воспрещён, а через амбразуру выдачи приготовленных блюд не  многое можно было увидеть.
       Так Яша, оказавшись на своём месте в маленьком жизненном водовороте, ещё и мифами оброс до конца  сезона….                                                                      
 
       Почти через сорок лет на сайте одной из социальных сетей появился и Яков Михайлович, как выпускник престижного ВУЗа Ленинграда  средины семидесятых годов и вполне состоявшийся человек, ныне проживающий в Германии.  
       Наверное, он позабыл освоенную им должность мойщика баков на кухне  в ту солнечную осень где-то в районе Всеволожска, и вряд ли кому-то об этом рассказывал.
       А вот Нина, стройная и высокая крашеная блондинка из студенческой юности наверняка осталась где-то в закоулках его памяти.  Уж слишком грустные глаза были на фото у этого «одинокого молодого  человека»,  как он  написал о себе на страничке сайта.                                                                    
 
       НАШЕ ПРОШЛОЕ ВСЕГДА С НАМИ, ХОТИМ МЫ ТОГО ИЛИ НЕТ.                  
 
                                                                                     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента