Проза пионера

Последний завет Иосифа

Алексей Воронцов Алексей Воронцов
3,5
( 2 голоса )
28 февраля в 16:26
 
I.   Начало третьего
Стало происходить что-то странное. На одной из площадей, одного из городов России, находясь в центре её круга, он обнаружил это и нисколько не удивился тому, что искал это. Девушка стояла рядом с запыхавшимся ослом. Вид осла был труден, он устал, он желал покоя. Предполагаемую владелицу осла заботило финансовое положение, вывалившийся прыщик под губой и вечер. Да, определённо это её заботило. Осёл каждый раз опускал голову от показательной бестолковости хозяйки, бестолковость проявлялась в её водянистых речах. Уши его были плотно прижаты к корпусу головы, он слышал в этой жизни столько, что теперь необходимости в ушах он не видел, собственно в глазах он так же особо не нуждался. Всё же, его глаза были вынуждены с определённой периодичностью закрываться, но и каждый раз они открывались вновь, картинки иногда менялись. Весна радовала осла, слабый ветер был ему по вкусу, это время года он видел идеальным для отдыха, но хозяйка, стоявшая от него на расстоянии вытянутой руки, видела всё в ином, в искажённом свете. Она снова подумала о возможности вечера и тихо улыбнулась. Часы на здании вокзала указывали на начало третьего.
II.   Чайки летят в Москву.
- Как зовут?
- Ира, - сказала Ира.
- Осла?
- Степан.
- Это хорошо, - сказал Эдуард.
Эдуард улыбнулся, Ира улыбнулась то же.
- Я Эдуард, - сказал Эдуард.
-Вы хотите прокатиться или же сделать фото, - спросила Ира.
-Не знаю, но осёл несчастен. Что-то пошло не так, но что именно я не знаю, - вывел Эдуард.
-Он мизантроп не обращайте внимания, плюс со склонностями к суициду, ещё он не так давно съел свой обед и, возможно, не прочь отдохнуть, но договор, есть договор
-Вы заключили договор с ослом?
-Именно. Так я определила род наших отношений, - сказала Ира.
Осёл молчал, Ира говорила, голова Осла опускалась.
Когда она закончила, то взглянула в небо и мечтательно заключила: «Чайки летят в Москву».
Эдуард посмотрел в небо: чайки действительно двигались в сторону Москвы.
III.   Ницше, Горький, Бродский.
-Вы знаете, что Ницше имел связь с ослом, вы знаете, зачем Горький носил усы? - с жаром спросил Эдуард.
-Я…. - начала было Ира, осёл же тем временем опустил голову ещё ниже, она почти касалась асфальта, - мой интерес к ослам происходит с ранних лет. Мой отец был ословедом, Ницше ровно, как и Горький, далеко не последние люди в этом… клубе, да, назовём это клубом.
-Я так и думал, но всё же, вы знаете, на чём ездил Бродский на Васильевский?-спросил Эдуард.
-Я, кажется, поняла вас,- неплохо говорила Ира, и голова осла изменила угол, - вы ословед, голова осла, лениво покачиваясь из стороны в сторону вернулась в своё положение, это было неизбежно.
- В определённом смысле слова, вы правы, - ответил Эдуард,- но я продолжу,- моё дед смотрел в окно на ровный асфальт одиннадцатой линии Васильевского острова, когда человек верхом на осле минул его поле зрения, на дворе стояли шестидесятые. Он не сомневался в том, что этот человек был Иосиф Бродский. Я склонен ему верить.
IV.   Пахнет правдой.
- Это пахнет правдой - заключила Ира, - только какое это имеет отношение к нам, я имею в виду себя и Степена.
Эдуард напрягся, он не знал, стоит ли сразу выкладывать все его предположения, но, всё же призадумавшись, минуту спустя решил, что это необходимо. Плащ осеннего цвета ему пришлось расстегнуть, становилось душно.
-Я имею основания утверждать, что перед нами стоит осёл Бродского под псевдонимом Степан. Его мизантропичный тип и суицидальные наклонности, только подтверждают мои догадки. Однако, чтобы быть не сомневающимся, мне необходимо провести опыты, надеюсь на вашу заинтересованность в установлении истины, я хорошо заплачу.
-всё-таки вы не ословед,- немного с сожалением произнесла Ира.
-Не совсем. Я тот, о ком вы говорите. Видите ли, мне нужно вам кое-что объяснить в более внушительной обстановке, скажем в баре, в открытом баре, чтобы Степану было комфортно.
-Ладно,- улыбнулась Ира, и подумала о порке. 
V.   Кто ваш любимый джедай?
Солнце светило хорошо, по веранде бара ветер бродил свободно.
Эдуард продолжил,- Вы понимаете, когда Иосиф покидал Россию, он долго возился с ослом, словом хотел ему что-то передать, возможно, часть своего таланта, время его сильно ограничивало. Осла взять с собой он не имел возможности. Никому не секрет, что ослы плохо переносят местные рейсы, а что уж, что говорить о меж континентальных, всё же он распрощался с ослом, передав ему что-то крайне важное. Я склонен полагать, что это важное находится внутри осла, вы понимаете, о чём я?
-так интересно, - ответила Ира,- вся эта история такая трогательная.
Ире хотелось выпить ещё, Эдуард ей нравился, странностей в его речах она не находила.
-неплохо бы ещё выпить, - сказала Ира,- ваши слова внесли ясность.
-ладно, как скажите. Эдуард снял шляпу и положил её на соседний свободный стул, проигнорировав свободное место стола.
-Скажите мне одно, Ира,- произнёс Эдуард,- кто ваш любимый джедай?
VI.   Приближение трагедии.
-Степан живёт у меня, там будет наиболее комфортно проводить ваши опыты, и вы хорошо заплатите, - проговорила в неплохом подпитии Ира.
-Хорошо, - ответил Эдуард.
-Хорошо, - ответила Ира.
-Это хорошо, - ответил Эдуард.
-Тогда мы можем выходить, вы предпочитаете ездить ближе к хвосту или же к голове? - спросила Ира.
-Моё существо тяготеет к хвосту - ответил Эдуард.
-тогда прошу, - Ира указала рукой на Степана, на его хвостовую часть.
Он, а после и она взгромоздились на осла, осёл был мизантроп и он работал.
VII.   Трагедия.
Поднявшись верхом на осле на четвёртый этаж многоквартирного дома, они въехали в квартиру. Миновав порог, они освободили осла от своих тел. Осёл попытался пройти к себе в комнату, но рухнул на середине пути, всё говорило о том, что он умирает, дыхание его было частым. Эдуард, а после и Ира бросились к Ослу. Эдуард понимал, что Степан тремя из четырёх ног в могиле и приступил к опытам. Ира понимала, что ей необходим новый осёл. Подтверждение теории Эдуарда найдено не было, но он всё же слепо верил в свою правоту, и уже наклонившись над огненным телом Степана, принялся с энтузиазмом расспрашивать, что заповедал ему Иосиф, он ли осёл Бродского? По глазам умирающего осла можно было многое понять, он умирал, но смерть его была желанна, он крепко устал, всё его выражение говорило: Как же вы меня ..… Перед самым концом осёл всё-таки соизволил кое-что преподать Эдуарду, произнеся вслух тише шёпота - говно. После глаза его захлопнулись, мотор его заглох, и он отправился в мир к Иосифу. Эдуард задумался, слово было сильнО, оно подарило ему новый смысл.
-Мне нужен новый осёл,- сказала Ира, смотря в окно, после, подойдя к ослу, она произнесла речь - прощай Степан, ты был суицидальным ослом, и смерть ты встретил, как положено….! Эдуард думал, расположившись в кресле, когда его плеча коснулась рука Иры и повлекла движением в кровать, Ира была нага, Эдуарду пришлось принять бой. Осёл, тем не менее, опустел.
VIII.   Новая жизнь.
-Что бы это могло значить? …..говно…, ведь не дерьмо, а именно говно…. – рассуждал Эдуард, выпуская в потолок клубы сигаретного дыма. Вечер выдался изнурительным, Эдуард был в поту и тяжело дышал, но мыслил. Степан разлагался и пах, Ира сопела, сиюминутно провалившись в пьяный сон…   …хм….Говно…..чтобы это могло значить?
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента