Проза пионера

На улицах Мадрида...

Мария Костюченко Мария Костюченко
3
( 1 голос )
28 февраля в 15:47
 
Город гудел и задыхался теплым летним воздухом в предвкушении выходных. Люди толпами высыпали из пыльных тесных офисов на изящные террасы и балкончики, чтобы выпить стакан вина и насладиться прохладой  вечернего воздуха. Уличные музыканты на мостовых играли Баха и Моцарта, а возле них молодые черноволосые танцовщицы, на радость сотен восторженных туристов, танцевали фламенко, заражая всех вокруг той заносчивой удалью и огнём молодость, что буквально обжигал тебя изнутри.

Пятница в огненно-красном платье ворвалась на улицы и закружила ничего не подозревающих горожан в быстром весёлом танце, в такт звону от ударов бокалов в кабаках и женскому смеху. В тот вечер я шла по одной из главных улиц города, оживлённо оглядываясь по сторонам, стараясь вдохнуть в себя побольше этого острого насыщенного запаха лета, разрешив беззаботной людской толпе нести меня в неизвестном направлении.

Внезапно я поняла, что оживлённый гул горожан остался далеко позади меня, а сейчас я иду по безлюдной площади к королевским садам. Над садами стеной повис громкий стрекот кузнечиков, а причудливые глубокие тени деревьев придавали месту, какую-то особенную таинственность.

 У самого входа в сад стоял один единственный дом с двумя окнами. Он был абсолютно белый  с красной черепичной крышей, и будто был укрыт зеленым одеялом из вьющегося винограда. Из-за его двери  доносился чей-то звонкий смех и отдалённые звуки арии «Риголетто». Подойдя поближе я различила название вывески- «Опера Кафе»…

Заинтригованная я решила зайти, и оказалась в маленькой деревянной комнатушке, половину которой занимала старая барная стойка. Бар был освещён двумя ажурными торшерами, а белые облупленные стены заведения были увешены многочисленными  черно-белыми фотографиями оперных певцов. 

Тоненькая бордовая шторка закрывала выход из бара в маленький тусклый коридор ведущий в глубь здания, и от туда доносились обрывки арий.

Я уже было собиралась уйти, решив, что кафе было закрыто, когда багровая шторка немного покачнулась и из-за неё выбежала разрумяненная, смуглая девушка, в белой накрахмаленной блузе и немного перекошенным от быстрого бега чёрной бабочке. Её курчавые каштановые волосы, непослушной гривой танцевали у неё за спиной, а чёлка норовила упасть на лицо.  Поэтому, то и дело, хмуря свои черные как горящие угольки глаза, она нервно поправляла волосы. Всё её тело казалось было соткано из солнечных нитей, и сама она походила на  маленький пульсирующий сгусток энергии. Не замечая моего присутствия, она ловко перепорхнула через барную стойку и застучав стаканами на полках, вдруг запела высочайшем фальцетом «Хабанеру» Кармен.

Пение её было настолько свежим и резким, а  голос нежным и чистым что этот необычный контраст напомнил мне звон маленького колокола. Всё её тело казалось, пело вместе с ней, отложив посуду в сторону она, закрыв глаза, она покачивалась в так музыки, то и дело, привставая на носочки и вскидывая руки верх, будто пытаясь воспарить над землей вслед за своей мелодией. Столько было чувственности, девичьих мечтаний и переживаний в этой песне, что она лилась, как бойкий горный родник, унося меня вдаль от всех мирских забот, пошлостей, несправедливости и грязи, будя в моей душе необузданное желание жить. Жить, не боясь совершать ошибки, жить не оглядываясь с сожалением назад, жить отчаянно бесшабашно и по молодецки легко, захлебываясь сладким вином свободы.

От этого чувства мурашки пробежали у меня по коже, и не сдержавшись я засмеялась и начала аплодировать молодой певице.  Она встрепенулась, и отшатнулась вглубь комнаты, так резко, как будто я облила её кувшином холодной воды или дала пощёчину. Она сконфуженно посмотрела не меня своими огромными чёрными глазами. Одновременно недоумевая, что я делаю в её баре, и сердясь что я нарушила её сокровенное свидание с музыкой. Я извинилась, сказав, что просто была удивлена названием кафе и решила зайти, чтобы послушать музыку.

 При этих ловах её лицо смягчилось.  «Хочешь послушать настоящую музыку?»- оживлённо спросила она. И после моего утвердительного кивка, певица таинственно улыбнулась,  поманив меня за собой вглубь бра. Выйдя из маленького темного коридора, мы оказались в просторном зале, тускло освещённой свечами. У входа там стоял прекрасный черный лакированный рояль, возле которого собрались еще несколько молодых людей на разные голоса, распевая партии Кармен. В зале стояло примерно 5 столов накрытых тёмными бордовыми скатертями, и вообще не было окон.

Бархат скатертей, обоев и штор казалось, поглощал все посторонние звуки, не тронув только звонкую песнь студентов, которая как живая вальсировала по комнате. Моя знакомая указала мне на столик и побежала к своим друзьям, что-то шумно рассказывая им, активно жестикулирую руками. Они дружно рассмеялись и переглянувшись дружно запели арию Паворотти из Турандот. Эта ария была начальным мажорным аккордом, пожалуй, лучшего оперного концерта, который я видела в своей жизни!
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента




 
Новое