Проза пионера

Заговор

Dmitry  Pikalov Dmitry Pikalov
4,43
( 7 голосов )
21 февраля в 11:11
 

Встану, не перекрестясь, пойду, не помолясь, из избы - не дверьми, из сеней - не дверьми; из двора - не воротами; пойду я нижним ходом, подвальным бревном, мышиной норой, собачьей трубой, подворотной дырой; пойду не в восток, не в восточную сторону, пойду я в чистое поле, в широкое раздолье, в зеленую дубраву, под красное солнце, под светел месяц, под частые, мелкие звезды, под буйные ветры, под светлые зори! Не в востоке, не в восточной стороне есть Окиян-море, на том Окияне-море лежит колода дубовая, на той на колоде, на той на дубовой сидит Страх-Рах.
 
 
Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы, Николай Николаевич взял со стола посылку, доставленную сегодня утром Астральной почтой России. Разрезав бумажную упаковку, Николай Николаевич, обнаружил внутри шкатулку в форме книги, в каких обычно официанты приносят счет. Центр шкатулки занимал герб – на геральдическом щите, сделанном из черепицы, располагалось фигура курицы. Внизу разместился девиз: «Ecologition. Economition. Tradition.».
 
- Толстовщина какая-то, - вслух произнес Николай Николаевич и открыл шкатулку.
 
Внутри он обнаружил счет из кафе «У Вильяма», на котором перечислялся заказ, выполненный неизвестным:
 
«Абсолют» нереальный – 1
Сувлаки – 1
Лаваш натуфийский – 1.

 
- Хороший заказ, - опять же вслух произнес Николай Николевич, доставая лежащую в шкатулке газету. Это был новый номер известной на весь край оппозиционной газеты «Вести с Навуходоносорщины». Главную полосу занимала статья главного редактора «Черная дыра России». Николай Николаевич углубился в чтение.
Автор статьи в ставшей традиционной для него безапелляционной и небрежной манере рассуждал о том, что еще в 80-е годы в СССР был создан Великий адронный коллайдер имени В.И. Ленина, располагавшийся под Третьим транспортным кольцом Москвы. Великий адронный коллайдер имени В.И. Ленина заработал аккурат к 1986 г. Первый его запуск породил Малую Черную дыру, вызвавшую Чернобыльскую катастрофу, падение цен на нефть и продовольственный кризис. После исправления всех недочетов, в 1990 г. его запустили второй раз – это привело к схлопыванию Советского Союза и появлению в центре Москвы Большой Черной дыры.

Далее шел пространный научный текст о специфике Черных дыр, взятый, скорее всего, из «Википедии». Утверждалось, что Чёрная дыра - это область в пространстве-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света. Граница этой области называется горизонтом событий, а её характерный размер — гравитационным радиусом. В простейшем случае сферически симметричной Чёрной дыры он равен радиусу Шварцшильда…
 
- И тут евреи все измерили, - произнес вслух Николай Николаевич.
 
Далее текст гласил, что последние двадцать лет Большая Черная дыра Москвы увеличивается, затягивает в себя население и все ресурсы России, превращая их в темную материю. Пропадая в Большой Черной дыре Москвы, затягиваемые объекты создают отпечатки в гиперповерхности горизонта событий, которые потом транслируются в отдаленные области страны, создавая проекционную иллюзию благополучия и гламура жителей Москвы. Это притягивает в зону действия Большой Черной дыры Москвы все большее количество населения страны и ее ресурсов.
 
- А я ведь об этом догадывался, - с ухмылкой произнес себе по нос Николай Николаевич, отложив газету и достав из шкатулки третий предмет. Это был билет на пригородный поезд, который отходил через два часа. – А это еще что?
 
Через два часа, полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы, Николай Николаевич уже трясся в общем вагоне пригородного поезда следующего маршрутом: «Незабылка – Ия – Былвштанах». Из динамика негромко звучал шансон:
 
Отпусти скорее нас,
Товарищ Хабермас,
Товарищ Хабермас,
Отпусти скорее нас…

 
***
 
Конечная станция, на которой сошел полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы, Николай Николаевич, представляла собой забытый Богом полустанок, с покрытым белой штукатуркой одноэтажным зданием вокзала. На одной из скамеек пустого перрона, сидели, склонившись над шахматной доской, два немолодых человека в украинских сорочках-вышиванках.  Николай Николаевич направился к ним.
 
Местные, а это Николай Николаевич, понял с первого взгляда на них, играли в странную шахматную партию, не торопясь делать ходы. У одного из игроков были только пешки, у другого ферзь.
 
- Добрый день, - произнес Николай Николаевич, - во что играм?
- Добрый-добрый, коль не шутишь. В выборы губернатора играем, - произнес тот, что сидел с ферзем, - вон Михалыч, за оппозицию.
- Понятно… А вы не знаете, где тут кафе «у Вильяма». Выпить-закусить охота дюже, - сказал Николай Николаевич, переходя на южнорусский суржик с характерным гэканием.
- Эт на Рублевке, - ответил Михалыч, - вон там за вокзалом остановка, сядешь в «пазик», спросишь и водила тебе покажет.
- А что это за Рублевка?
- Село, у нас их тут три, Рублевка, Доллоровка и Еврик-хутор. Только ты в Еврик не езжай. Там жиды одни…
- И пидарасы еще. На Рублевку езжай.
- Благодарствую.
- И тебе не болеть.
 
Ждать автобуса пришлось больше часа. Все это время Николай Николаевич разглядывал синее ставропольское небо. Небо здесь, вдали от города было невероятно большим, от края до края горизонта. Облака походили на стадо овец, медленно бредущих по лугу, в поисках своего я.
 
В клубах пыли появился видавший виды «пазик». На его больдожьем носу красовалась свадебная наклейка, философски доработанная рукой местного шутника: «Веселые го…и». Николай Николаевич поднялся в полупустой автобус, спросив у водителя:
- До Рублевки добросишь?
Водила, оценив размеры пассажира, ответил широко улыбнувшись:
- Доброшу вряд ли, подвезти могу.
- Поехали.
 
Остановка у Рублевки производила впечатление среднее между пещерой Ляско и подъездом махачкалинской многоэтажки. Поверх гиперреалистичных изображений мамонтов и бизонов, красовались рисунки мужских и женских половых органов, выполненных в примитивистской манере Савы Секулича. Кроме того стену остановки "украшала" надпись сделанная поверх рисунков: "МАГ А ЧМО!" Над остановкой висела  репродукция «Троицы» А. Рублева. Только приглядевшись, Николай Николаевич, заметил странности. Фигуры представляли собой трех голых мужиков, завернутых в разноцветные банные простыни, сидящих за круглым столом, в центре которого располагался розовый бонг.
 
- Хипстеры, е…ные, вы художники или пидарасы - откомментировал увиденное Николай Николаевич и направился по единственной улице искать кафе «У Вильяма»…
 
***
Небольшая площадь в центре Рублевки представляла собой типичный образчик проигравшего битву соцреализма. Справа белое трехэтажное здание сельсовета, перед ним памятник вождю, слева – библиотека с колоннадой у входа, в самом конце площади – кафе «У Вильяма» и магазин.
 
Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич остановился перед памятником вождю. Суровое нордическое лицо усатого философа, всем своим видом говорило: «Уважаемый, а у Вас Бог умер!». Перед памятником на асфальте располагалась черная мраморная надгробная плита с эпиграммой: «Дорогому Фридриху от братвы. Покойся с бонгом милый друг».
 
- Серьезно, - пробурчал себе под нос Николай Николаевич и направился к кафе.
 
Кафе «У Вильяма» располагалась на втором этаже двухэтажного здания, первый этаж занимал магазин. Поднявшись по лестнице, Николай Николаевич вошел в небольшой, прокуренной зал сельского кафе. Всю стену напротив входа занимал гобелен с изображением Гамлета вопрошающего череп. Кафе было пустым, лишь за одним столиком сидела компания молодежи, балующихся пивом. Выбрав столик подальше от входа, Николай Николаевич присел. Официантка, в народном немецком платье подошла и принесла меню. Меню было полностью выдержанным в духе заведения, видимо близость библиотеки накладывало свой отпечаток: борщ «Принц датский», харчо «Король Лир», омлет «Гамлет», травяной чай «Гертруда», щербет «Макбет», хычины – «Розенкранц» с мясом и «Гильденстерн» с сыром, пиво «Мечта Калибана».
 
- Бутылку «Абсолюта» нереального, сувлаки и лаваш, - сделал заказ Николай Николаевич.
- Лаваш грузинский или натуфийский? – спросила официантка.
- Натуфийский.
 
Выпив и закусив, Николай Николаевич достал из портфеля оппозиционную газету «Вести с Навуходоносорщины», развернув ее принялся читать. Последняя страница, как и положено в оппозиционных изданиях, была полностью занята анекдотами и объявлениями. Взгляд Николай Николаевича привлекло объявление:
 
«Глянцевый журнал из перечня ВАК «Ставропольский груминг», дорого опубликует Вашу статью и фотографии с летнего отдыха. Обращаться в по адресу: с. Рублевка, Площадь Сверхчеловека 2, Библиотека для курящих, Раздел барана».
 
Краем глаза Николай Николаевич заметил, как из стола пьющий пиво молодежи, поднялась девушка с бокалом в руке и направилась прямиком к нему. Подойдя к столу, за которым сидел полковник Ордена Иллюминатов, девушка молча взяла бутылку «Абсолюта» и наполнила свой хрустальный бокал, выполненный в форме человеческого черепа. Совершенно беззвучно она опрокинула содержимое хрустального бокала в себя, пару секунд зажмурившись поморщилась, присела напротив и произнесла:
 
- Привет. Я Кали Ма, - показав полковнику свой темно-красный язык, торчащий меж золотых зубов. «Улыбка Гадеса», мелькнуло в голове Николай Николаевича, прежде, чем пришла тьма…
 
***
 
В какой-то момент сознание вернулось к полковнику Ордена Иллюминатов, Герою Освобождения бабочки Чжуан цзы Николаю Николаевичу, и он обнаружил себя лежащим на спине и глядящим в небо.
- Большая медведица, - произнес Николай Николаевич, увидев знакомые очертания.
- Нанопланетарий Лушникова, - ответил женский голос, и Николай Николаевич   разглядел над собой темный силуэт на фоне звездного неба. Камень неприятно холодил голую спину, однако сил на то, чтобы встать у него не было. К тому же сверху на нем сидела та самая обладательница «улыбки Гадеса» из кафе. Приглядевшись, он заметил в темноте еще три фигуры стоящие рядом.
 
- Кто тут? – спросил полковник.
- Я, Сверх-Я и ОНО, - ответил за них сидящий сверху женский силуэт.
- Что Вам нужно?
В этот самый момент Николай Николаевич увидел блеснувшую в руках одной из фигур полоску металла,  и от сидящего на нем женского силуэта отлетела в сторону голова. Две другие фигуры по бокам, держа в руках мерцающие в звездном свете чаши в форме черепов, приблизились и стали собирать в них струйки крови, брызжущие из обезглавленного тела.
Одна из кровавых струй ударила в лицо Николай Николаевича, и он закрыв глаза и открыв рот стал жадно ловить темные капли, по вкусу напоминавшие имбирный мед.
 
***
 
- Не спи, Герой, - произнесла сидевшая за столом в кафе обладательница «улыбки Гадеса».
 Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич обвел взглядом помещение кафе, и махнул рукой как бы пытаясь отогнать от себя жуткие видения. Потом взял в руки газету «Вести с Навуходоносорщины» и протянул ее сидящей напротив девушке.
- Кто они? – спросил полковник.
- А, эти… Сектанты...
- А чего хотят?
- Как и все. Освобождения.
- От кого? Или от чего?
- Да кто их знает… Ты это… Сходи лучше в библиотеку… Давно ведь там не был…  И лаваш больше не бери, от него памороки, - резко встав и подхватив хрустальный бокал, девушка направилась к своему столику…
 
***
Библиотека для курящих села Рублевки представляла собой прямоугольный вестибюль, оканчивающийся тремя разноцветными дверями. Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич, не долго думая направился к красной двери с табличкой: «Раздел БаРАНа». Николай Николаевич открыл дверь и прошел во внутрь. Внутри никого не было. Помещение, куда вошел полковник Ордена Иллюминатов представляло собой комнату с кафельным полом, посередине которой стоял добротный деревянный стол, а перед ним видавшая виды дубовая колода, на которой сейчас обычно разделывают мясо на рынке, а раньше, во времена Ивана Грозного на всякий случай рубили головы боярам. Из колоды торчала здоровая секира. Стены комнаты были покрыты разноцветными отпечатками рук, какие еще возможно увидеть в пещерах Европы и Урала.
 
Николай Николаевич подошел к столу. На нем располагались табличка: «Эрикович - Кровавый Секирыч. Ученый секретарь, разрубатель БаРАНа, доцент» и стопка глянцевых журналов «Ставропольский груминг» с темой номера выведенной посреди страницы: «Как лизнуть зад Сильному Мира Сего, сохранив достоинство и партбилет».
 
- Тут ответов я точно не найду, - сказал вслух Николай Николаевич и вышел из комнаты.
 
Желтая дверь с табличкой «Раздел Б.А.Б.У.» скрывала за собой еще более странную обстановку. Посреди абсолютной тьмы, освещаемый только лучом лунного света, на деревянной табуретке, сидел голый мужчина в шлеме конкистадора с лицом Франциско Писсаро и читавший книгу. Полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич направился к нему.
 
Не успел еще Николай Николаевич выйти из тьмы на освещенный Луной участок, как человек с лицом Франциско Писсаро, оторвался от книги и произнес:
 
- Полковник, Вам просили передать это, - и протянул в темноту книгу.
 
После того, как Николай Николаевич взял из рук голого конкистадора книгу, тот развернулся к нему спиной и уставился в темноту. «Ну, хоть что-то» - мелькнула в голове полковника мысль и он направился к выходу.
 
В светлом вестибюле Николай Николаевич прочел название книги «М. Каку Базовый анализ бихевиористских универсалий». Оставалась еще зеленая дверь с табличкой "Раздел Нечленораздельного". Николай Николаевич открыл ее. За ней начиналась парковая аллея залитая солнечным светом. Между двух тополей висел баннер гласящий: «Реальность поддерживается нитью твоего воображения». Под баннером стоял человек в белом хитоне, напоминавшем греческого философа периода эллинизма.  Полковник Ордена Иллюминатов направился к нему.
 
- Добрый день, - произнес Николай Николаевич.
 
Человек в хитоне, посмотрел сначала на золотую медаль за Освобождение бабочки Чжуан цзы, висящую на груди полковника, потом на книгу в его руке и ответил.
 
- Добрый, Вас то мы и ждали.
- Николай Николаевич, полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы. А вы я как понимаю Профессор?
- Зовите меня просто КУМ.
-Кум?
- Да. Крайний ученый мира, - ответил человек в хитоне.
- КУМ, мне нужны ответы.
- И где еще, как не в библиотеке Вы сможете их получить. Ведь сознайтесь, Вы  давно не были тут…
Николай Николаевич, открыл портфель, положил в него книгу и достал газету «Вести с Навуходоносорщины».
- Вы знаете кто они? – спросил Николай Николаевич, передавая КУМу газету.
- Идеалисты-партизаны. Давайте пройдемся, я Вам все расскажу, - предложил человек в хитоне, и Николай Николаевич двинулся вслед за ним по аллее.
- Газету эту издают люди, которые пишут ее для своего второго Я. Собственно больше и некому ее читать. И совершенно не важно, что там пишут. Вот тут, например, - КУМ бегло пробежался по первой странице взглядом, - написано, что Москва – это Черная дыра. С таким же успехом можно сказать, что Москва – это геморроидальный сфинктер, из которого лезет в страну всякое дерьмо. И это тоже будет правдой. Все, что написано в газетах – это правда. Но кому она нужна? И поэтому совершенно не важно, что там написано, важно для кого. Для тех, кто еще умеет читать.
- Да вроде все умеют читать, - возразил Николай Николаевич.
- А вот тут Вы сильно заблуждаетесь. Вот, к примеру, Вы пишите кому-то? Ну, хотя бы Великому Ипсисимусу Ордена Иллюминатов?
- Регулярно.
- И Вы думаете он это читает?
- Или ему это читают.
- А что он Вам отвечает. Ни-че-го, - разбив и протянув последнее слово по слогам КУМ. - А хотите знать почему?
 
Николай Николаевич обратил внимание, что тополя аллеи сменились соснами.
- А Вы знаете КУМ, я ведь вырос среди ставропольских сосен…
- Я знаю. Вот и Ваши тапты, - указал КУМ на одну из корабельных сосен, к стволу которой были прибиты поперечные перекладины. – Когда-нибудь и Вы полезете по ним вверх, чтобы выстрелить в Небо из табельного арбалета…
 
- Извините, я отвлекся. Так почему же мне не отвечает Ипсисимус?
- А для этого нам стоит сделать маленький экскурс в историю. Помните, что давным-давно Мать -Природа случайно сотворила великую ошибку по имени «человек». Теперь эта ошибка так размножилась, что грозит уничтожением всему. Ну и Мать-Природа соответственно стала защищаться. Эпидемии чумы, холеры, войны и катаклизмы сдерживали размножение людей многие тысячелетия. Но потом человек научился бороться с эпидемиями и голодом, предсказывать катаклизмы, создал ядерное оружие, что привело к невозможности таких массовых войн как Первая и Вторая мировая. Эта самая «ошибка природы» сыграла злую шутку со своим Создателем. И тогда Мать-Природа решила запустить процесс в обратную сторону. Эволюция человека прекратилась, началась – деволюция. Пирамида эволюции была перевернута, и в основании ее теперь находится «человек разумный - Homo sapiens», а на вершине – «Homo habilis – человек умелый». Вся система современного образования строиться не на том, чтобы воспитывать «человека разумного», а в том, что бы создавать «человека умелого».  Все эти карты компетенций только для этого и существуют. И успешность в нашем мире определяется не разумом, а количеством этих самых компетенций-умений. Мы называем эту конструкцию «Пирамидой деволюции Джорджа Буша».  Современные элиты  - это деволюцинизироваший человек разумный.   Часть элит превратилась в неандертальцев, которые очень сильны, но плохо говорят. Посмотрите на наших звезд шоу-бизнеса, они сутками скачут по сцене, но двух слов связать не могут. Часть – в хомо эректусов, - это их всегда можно видеть на всех заседаниях дум и горсоветов. Они уже утратили речь и могут только ходить прямо или быстро бегать, преимущественно в сторону Куршавеля и Лондона. Ну а на вершине – высокоразвитые австралопитеки, поигрывающие желваками. Там просто некому читать. Это уже вообще другие виды человека. Они не подчиняются нашим моральным законам. И мы для них всего лишь пищевой ресурс, «вторая нефть» - как сказал кто-то из посвященных.
- Но простите, они же говорят…
- Нет, это мы за них говорим. Мы сами наделяем их молчание смыслом. Вот, к примеру, случились теракты или утонула подлодка. А на верху - тишина. И вот журналисты, политологи, блоггеры, оппозиционеры всех мастей начинают обсуждать, что значит это молчание. А потом по телевизору наложили чужой голос поверх картинки, и каждый услышал то, что хотел услышать.
- А кто же накладывает голос?
- Да мы же сами. Нам ведь так удобно и сытно жить при деволюционирующей элите, над которой сапиенсы потешаются в твиттерах и фейсбуках, потихоньку деволюционируя.
- И как это можно остановить?
- А как Вы измените законы природы? Можете затормозить деволюцию, оставаясь человеком разумным как можно дольше. Читайте, пишите, думайте. И сохраняйте бдительность. Разумным в наше время быть опасно.
- Вы хотите сказать, что элиты нам угрожают?
- Они нет, они даже не понимают, что мы разумные. Мы сами себе опасность…
 
Сосновая аллея заканчивалась мраморной скульптурой. Ваятель изобразил двух голых мужчин, один - в широкополой шляпе, вез в садовой тачке свернувшегося калачиком второго.
- Странный монумент, - улыбнувшись, сказал Николай Николаевич.
- Ничего странного. Пракситель - «Похороны сверхчеловека», - ответил человек в хитоне.
 
Когда полковник Ордена Иллюминатов, Герой Освобождения бабочки Чжуан цзы Николай Николаевич вышел на площадь из сельской библиотеки, была глубокая ночь. Автобус до электрички ходил только днем, и Николай Николаевич решил дождаться рассвета в кафе «У Вильяма». Достав из кобуры табельный арбалет, Николай Николаевич ставил в него железный болт и натянул тетиву. «На всякий случай, от этих австралопитеков всего можно ожидать», - подумал он. Когда он входил в двери сельского кафе, от памятника Ницше отделились три темные фигуры и направились следом…

Нappy end


...Ты создай мне, Страх-Рах, семьдесят семь ветров, семьдесят семь вихорев; ветер полуденный, чтобы я в бане не опарился, чтоб жить, да не быть, чтоб знать, да не брать, чтоб видеть, да не смотреть...

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Алексей Юрьевич А ничего так, забирает.
    Что же никто ничего не пишет, а? Смотреть -смотрят и не пишут. Человек старается, ро улыбку Гадеса пишет, а они... См, кстати, еще про Ганешу хорошо бы.
Блог-лента




 
Новое