Проза пионера

Рассказ "Цапля"

Жанна Володина Жанна Володина
4,29
( 14 голосов )
19 февраля в 20:06
 
ЦАПЛЯ
- Тише ты! – со злостью прошипел Сережка. – Что ты как слон!
- Слоны ползать не умеют, - огрызнулся в ответ Димка, подползая ближе к другу.
- Ты тоже не умеешь! – Сережка пихнул Димку локтем в бок. – Голову опусти, а то эти засекут.
«Эти» были на сцене. Кто сидел, кто стоял. По сцене быстро ходил, передвигаясь от одного к другому, размахивая руками, Антон Антонович, руководитель учительского драмкружка:
- Мы сейчас отступить не можем! – горячо говорил он, пытаясь заглянуть в глаза каждому. – Не можем. За нами школа, район, город, в конце концов!
- Чего это он надрывается, как на уроке про битву под Москвой? – спросил Димка, с трудом сдерживаясь, чтобы не чихнуть. – Пылюки-то под стульями сколько!
- У них спектакль срывается, Леночка заболела. А премьера на носу.
Леночкой пятиклассники называли учительницу английского языка, привлекательную, модно одевающуюся блондинку.
- Ты же сказал «плевое дело», сползаем к сумке, заберем у Цапли тетрадку и обратно! – возмутился Димка. - А как тут подползешь? Они не репетируют. Ты говорил – музыка будет, никто не услышит, никто не заметит.
- Да я откуда знал, что у них репетиция сорвется!
- Коллеги! – взывал Антон Антонович. – Ну, глупо же отказываться. Все же готово. С суфлером получится.
- Что вы на меня смотрите? – возмутился Николай Сергеевич, учитель труда. – Нам женщину заменить надо, я на это не способен, у меня своя роль большая.
- Большая! – засмеялась библиотекарь Ольга Викторовна. – Ветряная мельница. Машет крыльями. Напомните мне ваш текст, Николай Сергеевич, - Ольга Викторовна откровенно веселилась. – Кажется, ууу! Ах, простите, уууууу!
- А кто эту мельницу своими руками сделал, Ольга Викторовна? – гордо ответил трудовик. – Я на сцене все действие стою. А у вас, пятая мышь, слова какие, простите? Не напомните?
- Ну что вы, взрослые люди! – расстроенно и устало произнес Антон Антонович. - Нам Василиса нужна. Срочно. А вы спор на пустом месте…
- Василиса, дорогой наш режиссер, молодая женщина, мать двух малолетних детей. А у нас в наличии шестеро мужчин, да Ольга Викторовна, простите великодушно, - учитель физики Даниил Иванович поклонился библиотекарю, - бабушка трех великовозрастных внуков и Курьи ножки. Всё!
Все находящиеся на сцене повернули голову направо: в углу, скрестив и неловко пождав длинные тонкие ноги, сидела Цапля.
- Сумка-то где у нее? – в отчаянии прошептал Сережка, осторожно выглядывая в проход из-под стула в последнем ряду актового зала.
- Вот, в пятом ряду, с краю, коричневая.
Большая клеенчатая сумка стояла на одном из стульев пятого ряда. В ней лежала тетрадь Сережки по математике, которая никак не должна была быть проверена Цаплей, пока мальчишкам не удастся поменять эту тетрадь на другую, с правильным решением контрольной за полугодие. Иначе никакого парада как своих ушей!
- Блин! – расстроился Димка. – И тебе не помогу, и сам влипну. Тоже без парада останусь.
Мальчишки понимали: если кадет Сережка получит двойку, его не допустят к первому в жизни военному параду в День Победы, а если их поймают, то, пожалуй, одними нарядами вне очереди они не обойдутся.
- Вот Цапля, зараза! – выругался Сережка. – Куда сумку поставила! Все дни на последний ряд ставила, а сегодня, как назло, на пятый! Цапля она и есть Цапля.
Цаплей Евгению Владимировну, учительницу математики, кадеты прозвали за бесконечно длинные ноги с острыми коленками,  тонкую шею, длинный нос, красные туфли на каблуках и привычку втягивать голову в плечи.
Антон Антонович подошел к Цапле и ласково заглянул в глаза: - Женечка, милая, давайте попробуем. Вы же понимаете – кроме вас некому!
Цапля испуганно посмотрела на Антона Антоновича и остальных и отрицательно замотала головой: - Что вы, я же Курьи ножки! Я не могу. Я уже привыкла. Василиса никак не получится.
- Еще как получится! – руководитель драмкружка перешел на пафосный шепот. – Надо расти. От курьих ножек до Василисы.
- Сразу до Василисы? – запаниковала Цапля. – Может, шестая мышь? – с надеждой посмотрела она на остальных, ища поддержки.
- Мышей у нас достаточно! – не согласился Антон Антонович. – Нужна Василиса. Вон Андрей Васильевич Бабу-Ягу играет. Образ-то женский, ничего, не отказывается.
- Так, может, я – Бабу-Ягу? – воодушевилась Цапля.
Сережка с Димкой еле-еле сдерживались, чтобы не расхохотаться. Баба-Яга! Точно! Круче, чем Цапля!
- Как же я Василису… Роль такая большая… Слов столько… - Цапля почти плакала. – Как? Я не сумею. Как?
- Вы знаете, Ренуара как-то спросили: «Мэтр, что важнее в искусстве — «как» или «что»?». Ренуар ответил: «Важно — кто», - блеснул начитанностью Даниил Иванович.
- Даниил Иванович, опять вы со своими афоризмами, - устало произнес трудовик. – Писатель может что угодно брякнуть, что ж его каждый раз цитировать?
- Писатель? – хохотнул учитель физики. – Впрочем, пусть будет писатель. А вы, Николай Сергеевич, тоже должны расти: то вы забор, то мельница – пора хотя бы мебелью стать. Вот шкафом, например… Представьте себе: сцена и вы – «многоуважаемый шкап!»
- Издеваетесь? Цитата или сами только что изобрели?
- Что вы, это Чехов, художник такой!
- Точно издеваетесь! Все знают, что Чехов – писатель! Антон Антонович, пойду я, меня работа ждет. Полчаса уже ничего не делаем!
Мальчишки по-пластунски достигли уже шестого ряда.
- Женечка, ну вы же репетировали Василису. Я сама слышала, - подключилась к уговорам Ольга Викторовна. Попробуйте тот кусочек, с песней. Подыграйте, Даниил Иванович!
- С удовольствием! Евгения, вот моя реплика: Летняя ночь короткая, она быстро пролетит.
Цапля поднялась со стула, вышла на середину сцены. Кадеты замерли, достигнув пятого ряда.
- Сейчас запоет Цапля (Сережка закусил кулак, чтобы не расхохотаться), все ее слушать будут, а ты сумку на пол спусти тихонечко, - велел он Димке.
- Почему я? – испугался Димка.
- Потому что ты маленький, а меня сразу заметят, я тебя на голову выше!
- То маленький, то слон! – заворчал Димка. – Пользуешься моей добротой! – прошептал он любимое выражение Антона Антоновича.
Цапля подняла голову, посмотрела в зал и тоненько, ласково запела: - Федя, Федя, не горюй, Егорушка, не скучай, ваша мама пришла, она меду принесла…
На первой строчке песни Сережка опустил голову, боясь, что стоящая Цапля увидит его под стулом, на четвертой поднял голову и увидел маму. Вернее ему, конечно, показалось, что вместо Цапли на сцене стоит его мама, которую он никогда не видел, но голос почему-то помнил. Лицо у Цапли было каким-то странным, она пела, глядя куда-то в зал, будто там были ее сыновья, Федя и Егорушка. А она им обещала, что обязательно их найдет и заберет домой. И поверил Сережка, что Цапля, которой было двадцать два года (она только в этом году закончила университет), мать двоих заколдованных Бабой-Ягой сыновей. Взрослые на сцене слушали и не двигались. Антон Антонович как-то громко вздохнул и вздрогнул от своего вздоха.
На строчке - Ваша мама пришла, детям счастье принесла – Сережка почувствовал, что из глаз и из носа течет. Он шмыгнул и пихнул Димку ногой:
- Ползем обратно!
- Ты чего?! – взбесился Димка. – Столько проползли! Сам же заставлял!
- Ползи, я сказал! – зашипел Сережка. – И не ори, а то поймают!
В фойе висела самодельная афишка: Шварц «Два клена». Возле слов «Курьи ножки – учитель Соколова» было приписано черным фломастером «Цапля». Сережка достал карандаш, зачеркнул слово «Цапля» и аккуратно приписал «Евгения Владимировна».
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (5)

  • Ольга Култышева Очень трогательный рассказ. Мягкий юмор. Простая история про любовь к детям и о самих детях. Очень понравилось. Спасибо.
  • Anton Rubakoff
    20.02.2015 06:30 Anton Rubakoff
    Потрясающий рассказ! Спасибо!
    Вообще это замечательно, когда есть такие авторы, как Вы, которые позволяют нам, взрослым людям, вспомнить детство. Такое далекое, доброе, милое детство
  • Анна Назар
    20.02.2015 08:14 Анна Назар
    Что-то новенькое! И прекрасное далекое, самые первые школьные дни, первая моя учительница по тихонько всплывают в моем сознании. Спасибо! Класс!
  • Однако, Проза.
  • Светлана Трокай Спасибо! Да. Жанна, вы правы - как бы мы не относились к учителям пока мы в школе, после ее окончания - мы их ценим и очень благодарны им за их нелегкий труд! А вам спасибо за такое трогательное и милое произведение.
Блог-лента