Проза пионера

Рассказ "Сашенька"

Жанна Володина Жанна Володина
4,04
( 26 голосов )
15 февраля в 23:54
 
САШЕНЬКА
 
Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека.
Ф.М. Достоевский
(Наклейка в пермском трамвае маршрута №7)
 
- Я уродка, ты разве не видишь?! Я ненавижу себя! Не-на-ви-жу! Зачем ты родила такую уродину?! – хорошенькая девушка лет четырнадцати хлюпает носом и размазывает по нежным щечкам потекшую с ресниц тушь. Ее мать, молодая женщина, усталая и расстроенная, видимо, не первый раз повторяет:
- Перестань, Лена, людей постесняйся … - женщина встречается со мной взглядом, неловко улыбаясь. Я отвожу глаза и преувеличенно старательно, артистично равнодушно сушу теплым воздухом руки.
- Постесняйся?! – Лена почти визжит. – Мне что?  Из дома теперь не выходить? Конечно, чего народ пугать! Ноги – уродские, руки – уродские…
Лена, как я поняла, начинает привычно перечислять матери все «уродские» части своего стройного красивого тела, стоя перед большим зеркалом в туалете пермского драматического театра.
На «уродской попе» перечисление заканчивается – дверь в туалет неожиданно слишком громко хлопает, и пожилая женщина с трудом вкатывает внутрь инвалидную коляску с девочкой лет двенадцати. Тщедушное тельце девчушки как-то странно скрючено, рот с крупными зубами слегка открыт, правый глаз слезится.
- Подожди, Сашенька, бабушку, - просит женщина. – Я быстро. Не могу больше терпеть…
Сашенька долго водит нижней челюстью из стороны в сторону и, наконец, произносит, вернее, мычит: Яя ж-ждуу, ж-ждуу, б-баабаа.
Бабушка быстро заходит в кабинку. Сашенька, почти не мигая, смотрит на зареванную Лену, которая замирает под этим взглядом, пару минут назад успев произнести только «уродс…»
У меня начинает пощипывать в носу – признак близких слез. Глаза же матери Лены этими слезами наполняются.
- Н-не п-плаачь, д-деевочка! – с большим трудом тянет Сашенька. – В-всеех с-спасуут…
Почему-то я быстро догадываюсь, что девочка-инвалид имеет в виду спектакль, на который мы все пришли и в антракте которого оказались в женском туалете. Мне хочется скорее выйти, но для этого надо отодвигать инвалидное кресло, и я продолжаю держать под горячей сушилкой совершенно сухие руки, пряча от всех совершенно мокрые глаза.
- Я здесь, - суетливо бормочет бабушка Сашеньки, выходя из кабинки.
- Д-деевочка п-плаачет, б-баабаа, ж-жаалко е-её, б-баабаа…
- Плачет, значит что-то у нее случилось, может, горе какое, - бабушка привычными дергаными движениями начинает выкатывать коляску из туалета. – Сашенька девочку пожалела. Молодец, наша Сашенька…
Мать Лены неожиданно прижимает к себе ошарашенную произошедшим дочь и рыдающим шепотом говорит: Слава Богу, слава Богу! Тьфу-тьфу-тьфу, дрянь ты такая …
 
Я кое-как протискиваюсь мимо них к выходу.
 
После спектакля мы с подругой едем домой, привычно читая наклейки на внутренней стороне окон городского трамвая. Это социальная инициатива властей: размещение наклеек в общественном транспорте, наклеек с высказываниями великих о разном - простом и возвышенном – с целью просвещения и гражданского воспитания пассажиров.
- Смотри, какой-то Альфред Капю классно сказал! – восхищается моя подруга, показывая на наклейку прямо перед моим носом.
«Боже, избавь меня от физических мук, с душевными я и сам как-нибудь справлюсь!» – читаю я. У меня начинает пощипывать в носу.
 
Для кого из нас была эта встреча в туалете? Для глупенькой Леночки, хорошенькой и истеричной? Для ее матери, заработавшей невроз к тридцати пяти годам? Или для меня, спрятавшейся за сушилкой для рук и заплакавшей в трамвае на глазах перепуганной и ничего не понимающей подруги?
 
Наверное, для всех. Хотя, чувствую, Сашенька думает, что для нее.
Молодец, Сашенька, пожалела нас…
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (6)

Блог-лента




 
Новое