Проза пионера

Сказка про Варвару и Детство

Жанна Володина Жанна Володина
4,4
( 15 голосов )
13 февраля в 21:24
 
СКАЗКА ПРО ВАРВАРУ и ДЕТСТВО  
 
Это неправда, что Детство живет в коробке с игрушками или прячется в пыльном углу под кроватью. А уж думать, что оно ждет тебя в старом альбоме с черно-белыми фотографиями, совершенная глупость.
 
Девочка Варя абсолютно точно знала, что Детство не имеет постоянного места жительства. Оно играет с Варей в прятки,  и его можно неожиданно обнаружить то в кастрюле с манной кашей, то за темной шторой в маминой комнате. Сначала Варя не понимала, зачем оно прячется, и даже решила подыгрывать. Она заходила в спальню к маме, когда той не было дома, и шептала: «А вот и нашла! А вот и нашла!» В ответ тяжелые темно-коричневые шторы начинали колыхаться – это Детство хихикало, поняв, что его обнаружили. Потом девочка догадалась, что ему так же скучно, как и ей, сидеть одному в пустой и тихой квартире.
 
Вообще Вариной мамы часто не было дома. Она работала в большом сером доме напротив, в «лабалатолии». Мама наливала в пробирки «плохую» воду, нагревала ее над огнем, а потом рассматривала капельки под микроскопом.
- Я совсем одна! - говорила мама Варе. – Две лаборантки осталось на весь институт. Работать совсем некому.
 
Варя тоже была совсем одна, когда мама уходила на работу. Одна-одинешенька.
 
После завтрака Варя любила порисовать цветными карандашами в альбоме, но карандаши часто ломались, а точить их Варя еще не умела. Еще можно было поиграть «в гости», но кукла Лена, которую подарили Варе на день рождения, была особой нервной и капризной. Лена постоянно обижалась на Варю, требовала, чтобы ее переодели в лучшее платье.
- Вот дурочка! У нее же только одно платье, как же ее переодеть? - недоумевала Варя, жалуясь на взбалмошную подругу клоуну Тимошке.
Тот понимающе подмигивал Варе единственным пуговичным глазом, мол, понимаю тебя, конечно, не переодеть. Варя пришила бы Тимошке второй глаз, но мама убрала все пуговицы на самую высокую полку шкафа, запретив к ним даже прикасаться. Так и сказала:
- Вот только попробуй, Варвара, попробовать пуговицу!
А Варя и не успела попробовать. И потом, это были и не пуговицы вовсе, а таблетки от кашля. Тимошка заболел и сильно кашлял, спать не мог. Вот Варя и лечила его блестящими беленькими таблеточками. Но Тимофей маленький, глотать не умеет, и Варя учила его глотать таблетки. Этому все мамы своих детей учат. И Варю мама учила, еще давно, когда та была маленькой, на прошлой неделе, когда Варе было еще три годика.
 
А на этой неделе Варе исполнилось пять лет. Правда, мама спорила с Варей, доказывая ей, что сначала четыре, а потом пять. Но Варя не верила. По телевизору сказали, что пятилетний ребенок начинает разбираться в абстракциях. А Варя давно разбирается в абстракциях. Она в них не просто разбирается, а нарисовала их на новых обоях в детской комнате. Мама так и прокричала, как только первый раз увидела:
- Боже! Что это за абстракции такие! Боже! Обои совсем новые! Варвара! Как ты смогла?! А очень просто и смогла – пальчиками и краской из маленьких баночек. И быстро совсем, за один мамин рабочий день управилась.
 
Варя любила помогать маме, но, честно говоря, мама не очень-то любила, когда дочь помогала ей по хозяйству. Вот и тогда, когда Варя к маминому приходу на обед постряпала сладкие пирожки с настоящим малиновым вареньем, мама почему-то очень испугалась и опять кричала:
- Боже! Варвара! Они же из пластилина! Сколько ты уже съела, говори?!
- Я всего два. А вот Тимошка объелся. Он целых пять слопал!
 
Врач, который приехал на белой, сверкающей синими огоньками машине, держал Варю на коленях, смеялся и просил маму успокоиться:
- Ничего, мамочка! Сейчас рвоту вызовем, клизмочку поставим, и все будет в порядке. Нельзя ребенка одного надолго оставлять.
- Нельзя! – соглашалась плачущая мама.
 
После неприятных процедур, когда Варя лежала в детской и страдала, переживая за Тимофея, которому врач отказался помогать, в комнату зашла мама. Она присела на край кровати и погладила Варю голове.
- Ну, что ж ты такая бестолковая! – сокрушалась мама. – Это же не еда – это же пластилин!
- Это не пластилин, мамочка! – терпеливо ответила Варя. – Это тесто. На нем тоже буквы ГОСТ, как у бабушки на муке.
- Буквы? – удивилась мама. – Ты буквы знаешь?
- Знаю, - Варя начала загибать пальцы. – Знаю буквы ГОСТ. Это четыре. Знаю букву Варвара. Это пять. Знаю букву Мама. Это семь.
- Шесть, Варенька, шесть, - засмеялась мама. – Какая ты уже взрослая у меня. И буквы знаешь, и цифры. Скоро вырастешь совсем…
- Как это совсем? – забеспокоилась Варя. – Я совсем не хочу. У меня еще много дел в детстве осталось. Тимошку вырастить, Лену воспитать, «транвай» дорисовать.
- Дел много, - согласилась мама. – Доделывай обязательно, на потом не откладывай. А то проснешься один раз, а детство всё, убежало уже.
 
Когда мама погасила свет и вышла, Варя долго не могла заснуть.
- Как это всё, убежало? Куда убежало? К кому? А как же я?
 
На следующее утро Варя начала караулить Детство. Она точно не знала, где именно оно прячется, но опытным путем установила, что Детство передвигается за ней по большой и пустой квартире. Вот оно открыло кран в ванной, совсем чуть-чуть открыло, но в пустой квартире отчетливо слышно «кап-кап». Вот оно запустило юлу и ловко сбило башню из кубиков, которую Варя выстраивала полдня. А вот оно открыло форточку (а мама строго- настрого…) и стало пускать во двор самолетики.
 
Детство было хитро на выдумку, не оставляя следов и заставляя Варину маму твердо верить в то, что она растит «сущее наказание».
 
Однажды, отстояв вечером полчаса в углу за проделки Детства, Варя решила устроить ему ловушку. Она вспомнила, как в детской поликлинике ее щекотали, мазали подошвы зеленкой и ставили на белый лист ножками, чтобы сделать отпечатки.
- Вот! Оно оставит следы, и мама убедится, что Детство живет у нас, это оно шалит и никуда не собирается убегать!
 
Оттирая с паркета пятна зеленки, мама не плакала и не кричала. В конце концов, если постоянно кричать на ребенка, которого ты оставляешь совсем одного на целый день… Надо же этому ребенку куда-то энергию девать. Только как у Варвары получилось оставить отпечатки ног и не испачкать свои маленькие и нежные подошвы зеленкой? А если испачкала, как смогла отмыть? И почему отпечатки кажутся такими маленькими? Вроде ножка у Варвары за зиму выросла…
 
Мама вздохнула и повторила уже в третий раз:
- Когда же ты повзрослеешь, Варвара?  Ну что за выходки для четырехлетнего ребенка?
- Пятилетнего, - по привычке поправила маму Варя, очень довольная тем, что мама не кричит. А значит, есть надежда, что Варина задумка с новой ловушкой для Детства может еще сработать.
 
Надо только где-то перья раздобыть, а мёд Варя уже нашла и под кровать перепрятала.
 
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (4)

  • Ирина Чекмарева Жанна, большое спасибо!
  • Светлана Трокай Детское одиночество...Так хочется быть полезным и понятым... Жанна, каждое ваше слово цепляет и мое детство приходит ко мне... Спасибо. Как хорошо, что есть такие рассказы...
  • Ольга Култышева Жанна, читаю уже четвертый Ваш рассказ. Очень нравятся все. Слог легкий, темы, кажется, на поверхности, но и глубина их тоже видна сразу. Сказка трогательная. Читала и думала о себе и своих двух дочерях, как редко и как мало я бываю рядом с ними. А они растут... И скоро совсем вырастут... Спасибо.
  • Анна Назар
    20.02.2015 08:38 Анна Назар
    Жанна, спасибо что лишний раз напомнили, что наши дети - это чудо! Их надо любить и быть с ними как можно больше! Ведь никто и ничто их нам не заменят! А они растут и все впитывают в себя!Спасибо!
Блог-лента




 
Новое